2017-03-20T10:28:46+03:00
Комсомольская правда
8
Алексей ДЕНИСЕНКОВРедактор КП-Калининград

Поселок, который сам себя разрушил

В небольшом населенном пункте на юге Калининградской области поочередно разобрали на кирпич несколько уникальных сооружений. Увы, опыт поселка – это опыт всего региона
Уникальные фахверковые склады в центре поселка дышат на ладан.Уникальные фахверковые склады в центре поселка дышат на ладан.Фото: Алексей ДЕНИСЕНКОВ

Не хочется начинать с громких слов, но не удержусь. Вчера увидел то, что сотворили жители поселка Железнодорожный с двумя уникальными водонапорными башнями-близнецами (они их разобрали на кирпич), и первое, что пришло в голову, – бесчинства террористов в Пальмире. Конечно, Железнодорожный далеко не Пальмира, но образ похожий. Только на месте ИГИЛ (запрещенной в России организации) - обычные работяги, которые наверняка зарабатывают на этом объекте себе на пропитание. Ситуацию в Пальмире комментируют в ЮНЕСКО и Эрмитаже, в Железнодорожном же и комментировать некому. Башни-близнецы наверняка не состояли в реестре памятников, наверняка были в частной собственности, наверняка владелец захотел спихнуть немецкий кирпич, благо он до сих пор ценится и на него есть спрос. В результате еще один интересный объект, который потенциально мог бы стать точкой притяжения для туристов, уходит в небытие.

На заре 90-х годов прошлого века весь Железнодорожный мог бы стать отличной точкой притяжения для туристов. Этот населенный пункт относительно благополучно (я имею в виду масштабы разрушений) пережил войну. В нем сохранились довоенные кварталы, средневековая кирха, с вершины которой открывается прекрасный вид на окрестные места, парочка очень интересных фахверковых складов, монолитная громада старинной мельницы, даже остатки орденского замка Гердауэн сохранились. На окраине поселка стоял впечатляющий пивоваренный завод, на котором в эпоху Советского Союза варили лучшее в Прибалтике пиво (во всяком случае, так мне говорили калининградцы со стажем). Сегодня из всего перечисленного осталась только мельница. Она в частной собственности, из нее несколько лет назад хотели сделать гостиницу, но проект так и не начался. Но хотя бы не разрушается. В отличие от пивзавода, кирхи, старинных кварталов, складов и вот теперь башен-близнецов. Однако мельница – это исключение из правил, потому что Железнодорожный, бывший городок Гердауэн (получивший городские права в 1389 году), методично превращается в пыль. Усилиями местных жителей, бездействием местных властей и благодаря общей социально-экономической ситуации.

Так башни-близнецы выглядели пять лет назад... Фото: Алексей ДЕНИСЕНКОВ

Так башни-близнецы выглядели пять лет назад...Фото: Алексей ДЕНИСЕНКОВtrue_kpru

Последний фактор, социально-экономическая ситуация, здесь, мне кажется, самый важный. В советское время Железнодорожный был другим. Его нельзя было назвать преуспевающим местом, но здесь работали завод и заводики, был железнодорожный пограничный переход, регулярно ходил дизель, работали школы, дом культуры и так далее. Сегодня Железнодорожный – это один из наиболее депрессивных муниципалитетов. Дизель туда уже давно не ходит, станция не работает и вокзал – между прочим, тоже интересное с архитектурной точки зрения здание – скоро наверняка разберут на кирпич. В начале 90-х, с развалом Союза, был запущен процесс саморазрушения, который продолжается до сих пор и который закончится только когда из стены под названием «Гердауэн – Железнодорожный» достанут последний кирпич. И только ветер будет гулять между крестов старого кладбища…

...А так они выглядят сегодня. Фото Светланы Коноваловой. Фото: Facebook

...А так они выглядят сегодня. Фото Светланы Коноваловой.Фото: Facebooktrue_kpru

Опыт Железнодорожного – это опыт огромного числа маленьких населенных пунктов Калининградской области, зачастую очень интересных, имеющих историко-культурные достопримечательности, способные привлекать если не туристические потоки, то туристические группы точно. Но в случае с Железнодорожным ситуация усугубляется его географическим положением. Он расположен на юге области, у границы с Польшей, добраться туда непросто (кстати, на противоположной стороне Калининградской области, у границы с Литвой, находится брат-близнец Железнодорожного – поселок Ясное, он превращается в прах примерно с такой же скоростью). Эдакий медвежий угол.

Можно ли спасти поселок? Боюсь, в условиях рынка эта задача почти невыполнима. Вкладывать деньги в заведомо убыточное, да еще и в значительной степени разрушенное предприятие никто не будет. Наверное, это проще было бы сделать в 90-е, когда там что-то еще было. Когда, например, был цел пивоваренный завод. Кстати, тогда в Железнодорожном даже пытались реализовать этнографический проект «Город мастеров», но люди искусства, приехавшие из Калининграда, столкнулись с резким неодобрением своей деятельности со стороны местной молодежи. И все закончилось, не успев начаться.

Можно пенять на экономику, на кризис, но это не всё. Перспективы очень сильно зависят от местной власти, которой стоило бы немного отвлечься от забот о собственном благополучии и начать работать, чтобы получать хоть какие-то «пряники» из бюджета области. Но еще больше зависят перспективы от местных жителей. От местного, простите за словечко, комьюнити. Ведь отнюдь не террористы, а это самое комьюнити уничтожает свой собственный поселок. Именно им, жителям Железнодорожного, должно быть не все равно, что происходит на соседней улице и в соседнем доме. Увы, сейчас противоположная ситуация. Показательно, что о разрушении башен-близнецов мы узнали только после того, как Железнодорожный посетила наша коллега и написала об этом в фейсбуке. Ни о звонках, ни о письмах местных жителей в калининградские СМИ мне неизвестно.

Вспомнился рассказ Шукшина про крепкого мужика, бригадира Шурыгина Николая Сергеевича. Он вознамерился во что бы то ни стало снести старую церковку, которая «оживляла деревню, собирала ее вокруг себя, далеко выставляла напоказ». Местные жители были против, пытались всячески помешать Шурыгину.

- Вы не имеете права! Вы варвар! Я буду писать! – кричал учитель, «молодой еще человек, уважаемый в деревне».

Но Шурыгин был упорный. Снес-таки церковку.

В Железнодорожном, кажется, все наоборот. Шурыгиных много, а про его оппонентов мы ничего не знаем.

МЫ ОБ ЭТОМ ПИСАЛИ

Экспедиция «КП»: Жемчужина Пруссии по имени Железнодорожный

Крайняя точка нашего маршрута - поселок Крылово в двух шагах от польской границы. Дорога туда бежит прямо вдоль колючей проволоки, ограничивающей разделительную полосу. За ней - грозные автоматчики в зеленых фуражках. До войны поселок Крылово имел статус города, назывался Норденбург, имел церковь, ратушу, мощеные гранитом улицы, несколько тысяч населения. Сегодня, разумеется, совсем иная картина. Плотной застройки нет и в помине, брусчатка кое-где осталась, но далеко не везде, из достопримечательностей - одинокая башня старинной кирхи (читайте далее).

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
Читайте также