Происшествия

Барнаульцы с портретами Гитлера пытались сорвать памятную акцию на площади Свободы

30 октября - день памяти жертв политических репрессий
Фото Андрея Скультецкого

Фото Андрея Скультецкого

30 октября - день памяти жертв политических репрессий. Накануне вечером у памятника жертвам сталинских политических репрессий в Барнауле в режиме гайд-парка собрались те, кому дорога историческая память и кто хотел бы вспомнить родных, пострадавших в годы террора. Скорбную акцию попытались сорвать молодые люди, называвшие себя «комсомольцами».

Закапывали без гробов

«У нас в Нарыме, в поселке Березовском мимо нашей хаты мертвецов проносили каждый день по 20-30 человек. Летом еще в землю закапывали, правда, без гробов А зимой силы не было, прямо в снег закапывали. А потом эпидемия поднималась...» - это одна из многочисленных печальных историй о раскулачивании и репрессиях, собранных на Алтае в ходе 22-летних (1990−2012) полевых исследований, организованных профессором, доктором исторических наук Татьяной Щегловой. Пришедшие на площадь горожане вспоминали о личных семейных трагедиях. И от этих рассказов мурашки шли по коже. После каждой истории мужчины снимали головные уборы.

«Болит внутри»

«Моя прабабка Евдокия и ее сестра Татьяна доили 18 коров, и это два раза в день. Прапрардед Матвей Александрович честно и аккуратно расплачивался за землю - она была в залоге у государства. Батраков не было, все впахивали. Бабушка моя маленькая была. Пошла за угольками к соседям, печку растопить - был ветер и она сожгла свой дом. Они выстроили новый, еще лучше - потом его отобрали, и тоже их в Нарым отправили», - вспоминает Лариса Хомайко, одна из тех, кто пришел 29 октября на площадь Свободы.

«День памяти жертв репрессий - очень важный день для меня, – продолжает Лариса. - История моей семьи, история моей Сибири все равно болит у меня внутри, я не хочу ничего забывать, и никого. Я просто физически чувствую свою укорененность в здешнюю почву, и я очень горжусь тем, какими достойными, порядочными людьми были мои предки. Землю, деньги - ничего этого они оставить мне в наследство не смогли, но они оставили мне гораздо больше. Я стараюсь быть честной, делать все сама, много работать, приходить на помощь, сопротивляться гадости и мракобесию, не трусить и выше всего ценить человеческую жизнь и человеческое достоинство. Спасибо прапрапрадеду Матвею Александровичу. Спасибо прабабушке Евдокии Матвеевне. Они были такими людьми, с которыми советская власть ужиться на одной территории не могла. Свободный труд свободных людей на свободной земле - мои хотели только этого. Мне больно думать, сколько и чего им пришлось из-за этого пережить. И поэтому, да, для меня это главный день в году. Я однажды поняла, что если никто 30 октября не придет к памятнику, я буду приходить одна…»

Фото Константина Емешина

Фото Константина Емешина

Комсомольцы-сталинцы

Завывающий ветер закручивал в знаки SOS сухие листья. Вдруг в какой-то момент к постаменту приблизилась группа молодых ребят. Представившись - «комсомольцы», парни, перешагнув через зажженные свечки и цветы, водрузили у основания памятника портреты Гитлера и Власова с закрашенными глазами и свечой внизу.

Когда общественник Константин Емешин попытался убрать эти портреты от постамента, молодой парень в красной маске патетически возопил: «Вы не имеете право, это наша частная собственность». Другой бойкий «комсомолец» заявил: «Сайт «Мемориал» является лживым! Информация на этом сайте является лживой». Еще один, держа портрет фюрера как икону, громко повторял: «Вот главные жертвы репрессий Сталина!».

На контрасте с услышанными тихими рассказами, душевными воспоминаниями о дедах-прадедах, эта карикатурная акция в защиту Сталина выглядела как удар сапогом по чужой двери.

«… Поминали дорогих людей, и тут эти товарищи Шариковы, с пивом, с комсомольским задором, - пишет на своей странице в фейсбуке Лариса Хомайко. - Раньше я долго практиковала иронию и жалость и жалела таких, сейчас вообще не жалею. Жизнь каждому дает шанс не быть скотиной, не быть манкуртом. Это выбор на самом деле».

Скандала, кстати не случилось. Участники памятной акции не стали вступать в дебаты с парнями в красных масках, просто развернулись и прошли в «Дом Морозова», где в свое время располагалось сталинское НКВД и где предстоит создать экспозицию «Один дом - две эпохи».

Факт

Только в 1937–1938 годах в Алтайском крае судебными и внесудебными органами за «совершение контрреволюционных преступлений» было осуждено 22 тысячи человек, из них более половины были расстреляны.