Первый советский парад в Кенигсберге: по главной площади – с оркестром

Как 75 лет назад в центре бывшей столицы Восточной Пруссии отметили "красный день календаря"
7 ноября 1945 года. Первый советский парад в Кенигсберге.

7 ноября 1945 года. Первый советский парад в Кенигсберге.

Фото: Архив автора

Когда-то каждое 7 ноября «все прогрессивное человечество» дружно выходило на парады-демонстрации в честь Великого Октября. Но потом задул ветер перемен. И «выяснилось», что вместо светлой социалистической революции был, оказывается, кровавый переворот.

Как следствие 7 ноября сперва стало маловразумительным Днем согласия и примирения. А в 2004 году его и вовсе перекрасили в черный, рабочий цвет. Красная же дата переехала на 4 ноября. И отмечать теперь следует некий День народного единства.

В 1945-м подобный сценарий едва ли мог прийти кому-нибудь в голову. В СССР 7 ноября было главным праздником. И первый парад на площади Победы решили провести именно в этот день – в ознаменование очередной, 28-й годовщины революции.

Калининград тогда был еще Кёнигсбергом. А главную площадь города между собой чаще называли площадью Трех маршалов. Так ее окрестили из-за того, что первое время после войны на ней стояли большие портреты Жукова, Василевского и Рокоссовского.

– То утро выдалось непраздничным, – рассказывал много лет спустя почетный гражданин Калининграда Петр Чагин (1920-2010). – Было хмуро, моросило, дул сильный ветер.

Тем не менее к полудню задействованные в параде войска построились – на площади и на сегодняшних проспектах Мира и Советском. Почетные гости расположились на трибунах, установленных возле развалин здания, в котором ныне находится мэрия.

Все ждали командующего Кёнигсбергским особым военным округом генерала Галицкого. И вдруг с крыши сорвалась бетонная плита. Рухнула она на землю в каких-то сантиметрах от трибун. Лишь чудом никто не пострадал.

Наверх рванули «особисты». Но никого там не обнаружили. Так и не удалось выяснить: диверсия то была или же плита сама упала.

Наконец прибыл Галицкий. Объехав на коне войска, он поднялся на трибуну и произнес речь. Затем был артиллерийский салют. Оркестр исполнил гимн. И под дробь барабанов на площадь вступила первая «коробка» – сводная колонна офицеров штаба округа.

А когда прошли все военные, мимо трибун двинулись гражданские колонны – началась первая демонстрация. Нине Шевниной тогда было девять. Попала в Кёнигсберг вместе с мамой и братом в июле сорок пятого – их привезли сюда из концлагеря. Вскоре ее семья уехала в родной Ленинград. И за полгода пребывания в разрушенной прусской столице самое светлое воспоминание у нее осталось от того 7 ноября.

– Меня и других первоклашек посадили в грузовик и провезли через площадь. И мы тоже, как взрослые, во все горло кричали «Ура!». Вроде бы ничего особенного, а врезалось в память на всю жизнь…