Как Берлинское шоссе перестало быть «дорогой в никуда»

Ровно 10 лет назад бывшая немецкая автострада была достроена и соединила Калининград с польской границей
По «Берлинке» до границы буквально долетаешь. Правда, из-за коронавирусных ограничений пересечь эту границу сейчас мало кто может.

По «Берлинке» до границы буквально долетаешь. Правда, из-за коронавирусных ограничений пересечь эту границу сейчас мало кто может.

Фото: Владислав РЖЕВСКИЙ

7 декабря 2010 года открылся новый пограничный переход Мамоново-II – Гжехотки. Так спустя 65 лет «Берлинка» опять стала главной местной трассой на Запад. А вообще у нее – пожалуй, самая непростая судьба из наших дорог.

ЧТО В ИМЕНИ ТВОЕМ?

Говоря об этой дороге, нельзя не упомянуть мост на восточной окраине Калининграда, который тоже называют «Берлинкой». Мост при немцах был Пальмбургским, по имени поселка Пальмбург на берегу реки (ныне – Прибрежное). Тем не менее он строился в одно время и находился в связке с трассой, которая сегодня ведет к пограничному переходу Мамоново-II – Гжехотки. А ранее это была автострада, ведущая в столицу Третьего рейха. Вот наши люди и рассудили. Дорога на Берлин? Значит, Берлинское шоссе. Или просто «Берлинка». Мост вел к ней? И он, стало быть, Берлинский. Или тоже – просто «Берлинка». А кому надо, тот разберется, где из них какая.

Так и живем, разбираясь по контексту. А народные топонимы между тем стали уже почти официальными. В самом деле, если сказать мостовой переход через Новую и Старую Преголю – многие ли поймут, что речь о мосте-«Берлинке»? А уж наименование де-юре «Берлинки»-дороги – это и вовсе какой-то набор из цифр и букв. То ли дело – «Берлинка». Вот все, включая разных ответственных лиц, так ее и называют.

Один из участков той же самой автострады во времена Третьего рейха.

Один из участков той же самой автострады во времена Третьего рейха.

Фото: Архив автора

МАГИСТРАЛЬ, ВЕДУЩАЯ… В ТУПИК

Появилась она в рамках государственной программы Германии, посвященной возведению скоростных магистралей – автобанов. И первая ее очередь, построенная в 1936-39 годах, стала частью трассы на Берлин – через нынешний польский Эльблонг. Мог ли кто тогда предположить, что уже вскоре она окажется ненужной?

В 1945-м бои вдоль «Берлинки» стали одними из наиболее ожесточенных – зону автобана гитлеровцы превратили в укрепрайон. Не случайно именно здесь (неподалеку от Чертова моста, 23-й километр «Берлинки») установили в 2014-м памятник советским штрафникам. А их, как известно, бросали на самые тяжелые участки.

После войны Восточную Пруссию поделили между СССР и Польшей. Советско-польская граница не просто перерезала автобан, а наглухо перекрыла его – в условиях «железного занавеса» такая магистраль уже не требовалась. Для хилого ручейка пересекающих у нас границу (в основном это были официальные делегации) с лихвой хватало перехода в Багратионовске. А «Берлинка» стала тупиком.

Так дорогу государственного значения низвели, по сути, до уровня проселка. Куда по ней можно было добраться? По ходу движения – ни одного крупного населенного пункта. А в конце пути ждала граница на замке. Причем в прямом смысле – запертые ворота, от которых в обе стороны уходили заборы с колючей проволокой. Вот и родилось второе неофициальное название – «дорога в никуда».

Заброшенный автобан очень любили киношники. На кадре из фильма «Встреча на Эльбе» запечатлен Чертов мост, который в 1948 году был еще разрушен.

Заброшенный автобан очень любили киношники. На кадре из фильма «Встреча на Эльбе» запечатлен Чертов мост, который в 1948 году был еще разрушен.

Фото: кадр из фильма

ВМЕСТО МОТОРОВ – КОМАНДА «МОТОР!»

Но зато «Берлинку» сразу же полюбили киношники. Немецкая бетонка, почти не тронутая советской действительностью, была идеальной натурой для «дороги где-то в Германии». В 1948-м она появилась в первом же фильме, снятом у нас – «Встрече на Эльбе». Ярко, в частности, «сыграл» Чертов мост – тогда еще разрушенный. Кстати, в фильме он стал… соседом Берлинского моста. Но заметить это могли лишь зрители-калининградцы.

Киношников «Берлинка» притягивала и тем, что ради съемок не требовалось перекрывать движение. Поскольку движения тут, считай, не было. Редкий рейсовый автобус либо еще более редкая легковушка – вот и весь трафик. Не было на этой дороге и указателей. Чужие там не ездили. А свои и так знали, какой поворот куда ведет. Как, например, спортсмены-велосипедисты, которые устраивали тут многокилометровые гонки. Еще на этой дороге набило руку не одно поколение начинающих водителей. А еще сюда приезжали парочки, желавшие уединиться…

Много лет после войны «Берлинка» упиралась в границу на замке.

Много лет после войны «Берлинка» упиралась в границу на замке.

Фото: Владислав РЖЕВСКИЙ

БЕРЛИНСКОЕ ШОССЕ, 1

С началом Перестройки мало-помалу начались и разговоры о возрождении «Берлинки». В июне 1991-го руководство области на встрече с представителями Польши договорилось о том, что каждая сторона приведет в порядок свою часть заброшенной дороги, после чего на ней откроется пограничный пункт. А 22 апреля 1992-го на 14-м километре «Берлинки» был дан старт работам по реконструкции, за которую взялся «Росс-Бан» (так сперва писали название этого международного строительного предприятия).

Сегодня его уже нет. Однако память он о себе оставил добрую. А главным его проектом стало, конечно, возрождение «Берлинки». Собственно, ради этого администрация области и немецкий концерн «Mаттей» и учреждали сообща «Россбан», у которого и адрес был по месту основной работы: поселок Яблоневка, Берлинское шоссе, дом № 1.

А возглавил «Россбан»… выпускник Академии художеств в Ленинграде Валерий Бугров. В 70-х он уехал в Германию, где успешно трудился в лучших архитектурных группах, добился признания и как художник. А потом взял и возглавил дорожную фирму. Да еще в России, погрузившейся в смуту после развала Союза. Но больно уж интересный это был объект – «Берлинка». И Бугров смотрел на нее явно не только как директор строительного предприятия, а еще и как архитектор, искусствовед, художник. Так, однажды он сказал: «Если «Берлинку» рассматривать как дорогу, техническое сооружение, в этом плане – это линия, которая не нарушает ландшафт, а в какой-то степени даже открывает ландшафт для путника, идущего по этой дороге, это рассчитанные геодезистами подъемы, спуски, высоты и понижения – они очень важны для умеющих видеть».

СОЕДИНЯЯ ВРЕМЕНА

К сожалению, из-за нестабильного финансирования работы на «Берлинке» затянулись. А когда к середине 2000-х «Россбан» наконец добрался до поворота на Ладушкин/Корнево, последние 14 километров до границы власти и вовсе отложили на потом. Старую бетонку там лишь подлатали, основные средства бросив на стройку погранперехода.

Его торжественное открытие состоялось 7 декабря 2010-го. С того дня трафик сразу резко вырос, было ясно, что не реконструированного участка надолго не хватит. Однако прежде требовалось разобраться с Чертовым мостом. Восстановленный после войны, он уже не соответствовал современным требованиям и вызывал сомнения в своей надежности. А под ним ведь – глубокий овраг, по калининградским меркам – просто каньон (отсюда и «страшное» прозвище этого сооружения).

Построенный рядом новый Чертов мост вступил в строй 8 декабря 2014-го. А 10 сентября 2015-го было открыто техническое движение на реконструированном последнем участке «Берлинки» (официально его ввели в эксплуатацию в марте 2016-го). Все эти работы вело уже ЗАО «ВАД».

А современная «Берлинка» – даже больше, чем важная часть европейских маршрутов. Эта новая старая дорога теперь еще и словно соединяет времена. Конечно, сейчас, когда из-за коронавируса границы, считай, закрыты, ездить по ней особо некому и незачем. Только все это ведь временные трудности, верно?