Победа

Танкист, который первым прорвался к Кёнигсбергу

Как бригада полковника Соммера за две недели получила пять благодарностей от Сталина
Полковник Андрей Соммер (в центре) с боевыми товарищами на броне танка Т-34.

Полковник Андрей Соммер (в центре) с боевыми товарищами на броне танка Т-34.

Фото: архив Минобороны РФ.

Ровно 54 года назад, 17 сентября 1966-го скончался один из самых знаменитых калининградцев - генерал Соммер, в честь которого названа одна из центральных улиц города. Чем не повод вспомнить знаменитый «Огненный рейд» 89-й танковой бригады, которой тогда командовал Андрей Иосифович? В помощь нам – журнал боевых действий прославленного подразделения.

Отступая, немцы бросали раненых

Прежде всего, мнение о том, что бригада абсолютно самостоятельно действовала в глубоком немецком тылу, неверно. Танкистам Соммера и не ставилась подобная задача, они должны были вклиниваться в боевые порядки противника, чтобы во взаимодействии с остальными соединениями 39-й и 43-й армий 3-го Белорусского фронта способствовать общему наступлению. К началу рейда бригада состояла из двух танковых батальонов, моторизованного батальона автоматчиков и тяжелого самоходного артиллерийского полка. На вооружении имелись 44 танка Т-34, около 20 штурмовых орудий ИСУ-122, дивизионные пушки, минометы, зенитные самоходные установки, колесные машины. Личный состав – 1223 человека, из которых 251 офицер, 538 сержантов и 434 рядовых.

На четвертый день с начала Инстербургско-Кёнигсбергской фронтовой операции РККА, утром 17 января 1945 года бригаду ввели в прорыв. Передовые части немцев удалось сбить с позиций, однако на следующем рубеже наши войска встретил плотный огонь окопавшихся вражеских танков и самоходных установок. Танковые батальоны под командованием майора Удовиченко и капитана Кожихина взломали оборону противника, по ходу преследования смяли и разгромили немецкую колонну, скопившуюся у переправы через Инстер. Под сильным обстрелом преодолев противотанковый ров, к вечеру бригада оказалась на большаке западнее сегодня не существующего имения Марунен. Преследуя отходящего противника, танкисты сумели нагнать и разгромить еще одну вражескую колонну. После этого отступление немцев приняло беспорядочный характер, на поле боя они бросали не только технику, но даже своих раненых, чего, вообще-то старались никогда не делать.

Сбивая вражеские заслоны, бригада продолжала стремительно двигаться вперед. Встречая узел сопротивления, его или уничтожали, или попросту обходили. Заняв круговую у поселка Шиллен (теперь Жилино), Соммер приказал 3-му танковому батальону оседлать железную дорогу Тильзит – Инстербург. Бой продолжался до вечера, немцы активно задействовали авиацию - группами по 60-70 самолетов. Зенитным огнем удалось сбить пару «фоке-вульфов». В этот день Верховный Главнокомандующий своим приказом объявил бригаде благодарность – первую, но отнюдь не последнюю по ходу рейда.

«Я – полковник Соммер!»

При овладении важным железнодорожным узлом – городком Гросс Скайгирен (теперь поселок Большаково) произошла история, которую сегодня пересказывают все, кто пишет о полковнике Соммере. Главная колонна бригады выкатилась прямо на вражеский блок-пост. К счастью, немцы в темноте приняли советские танки за свои, так что по подъехавшей легковушке стрелять не стали, лишь поинтересовавшись, что за часть и куда направляется.

- Я - полковник Соммер, следую с моими танками в Гросс Скайгирен, - на идеальном немецком честно ответил вышедший из салона Андрей Иосифович, природный немец по происхождению.

- Проезжайте, - махнул жезлом фельдфебель и поперхнулся, увидев появившуюся следом «тридцатьчетверку».

С брони посыпались десантники – блокпост разгромили в два счета и без лишнего шума.

Но едва бригада сбила передовые заставы противника и обогнула лесок перед Гросс Скайгиреном, как по рации пришло сообщение о том, что поблизости немцам удалось отрезать оперативную группу штаба корпуса.. Деблокировав опергруппу, Соммер продолжил движение на Гросс Скайгирен. К 5 утра 20 января городок был полностью очищен от противника – тем самым оказались отрезаны все пути отступления для тильзитской группировки вермахта. В течение наступившего дня бригада отразила несколько немецких атак, нанеся противнику большой урон. И получила вторую благодарность от имени Иосифа Сталина.

Кто вышел к заветному мосту

Выступив из Гросс Скайгирена, соммеровцы совместно с частями 117-й танковой бригады вышли к имению Парненен (теперь поселок Красный Яр) ранним утром 21 января. Была получена задача овладеть особо важным в стратегическом отношении мостом через Прегель в районе поселка Таплакен (теперь Талпаки), куда пришлось пробиваться весь день. Отбросив вражескую пехоту за реку и выйдя на шоссе, бригада наткнулась на сильный заслон из немецких танков, самоходок и зениток. Тяжелый бой продолжался четыре часа, после чего немцы отошли. На следующий день приказом Верховного бригаде была вынесена уже третья по счету благодарность.

Мост, уничтожение которого грозило срывом всему советскому наступлению, удалось захватить неповрежденным. Группа пехотинцев по льду перешла на противоположный берег и после короткого боя заняла важную высоту. Сняв часовых, разведчики уступили место саперам. Теперь путь отступления на Кёнигсберг оказался отрезан и для инстербургской группировки противника. Этот успех способствовал овладению советскими войсками близлежащим городом Велау (теперь поселок Знаменск). Приказом Сталина бригаде была объявлена очередная благодарность.

Форсировав реку Дайме (Дейма), утром 24 января бригада, содействуя отряду мотострелковой бригады, выделенному для взятия города Тапиау (теперь Гвардейск), разгромила значительную группировку противника, после чего вернулась на свой маршрут. Днем 25 января Соммер подошел к южной опушке леса у Кадгинена (современный поселок Пруды), который заняли после жестокого боя.

Утром 26 января приказом Верховного Главнокомандующего бригаде была объявлена пятая за время рейда благодарность. Вечером того же дня танкисты двинулись на Трутенау (теперь Медведевка).

У «логова зверя»

Громя по пути колонны противника, сутки спустя заняли станцию и поселок Траузиттен (сегодня не существует). Передохнув, бригада продолжила движение, имея задачу овладеть Метгетеном (сегодня поселок имени Александра Космодемьянского), однако попала под сильный артобстрел. Соммер решил обойти противника севернее, чтобы атаковать по шоссе. После ночного боя танкисты ворвались на северо-восточную окраину поселка.

С утра 29 января бригада с боями продолжала двигаться вперед, коротким ударом взяв Зидлунг (современный Чкаловск). Но дальше к Кёнигсбергу продвинуться не удалось из-за мощнейшего артогня с севера, запада и юга. Утром 30 января, оценив потери в технике, Соммер свел оставшиеся танки в один батальон и передал его в оперативное подчинение командира мотострелковой бригады. Танкисты получили задачу войти на станцию Метгетен и совместно с пехотой атаковать Кёнигсберг с запада. Однако когда через два часа батальон достиг исходного рубежа, поступил новый приказ: произвести стремительный бросок на Фишхаузен (сегодня Приморск). Наши танки, перерезав железную дорогу, ворвались в поселок Гросс Блюменау (нынешний Кремнево), вышли на шоссе и уже готовились последним броском достичь Фишхаузена. Но тут поступил приказ отходить обратно в Зидлунг, в районе которого складывалась тяжелая для бригады обстановка.

Соммер вновь сформировал два танковых батальона и занял оборону на рубеже имений Зудау - Замиттен (ближайший современный ориентир - поселки Орловка и Дорожный). «Огненный рейд» завершился на четыре дня позже, чем вся Инстербургско-Кёнигсбергская операция, в результате которой советским войскам удалось захватить сам Инстербург и практически вплотную приблизиться к Кёнигсбергу. К исходу 31 января в бригаде оставалось 26 танков, четыре зенитки, пять бронетранспортеров и 126 колесных машин. Удалось сохранить все «дивизионки», минометы и пулеметы. Потери личного состава бригады за время рейда оцениваются в 215 погибших.