Политика

Мы открыты для диалога

Интервью с Президентом FESCO Аркадием Коростелёвым
Аркадий Коростелёв, президент FESCO: То, что мы видели и продолжаем видеть в порту, - срежиссированные попытки дестабилизировать работу порта и таким образом поднять больше шума. Фото: Пресс-служба FESCO

Аркадий Коростелёв, президент FESCO: То, что мы видели и продолжаем видеть в порту, - срежиссированные попытки дестабилизировать работу порта и таким образом поднять больше шума. Фото: Пресс-служба FESCO

Уже месяц из Владивостока приходят новости о том, что докеры ВМТП бастуют, выходят на митинги, занимают кабинет директора порта, обещая самостоятельно управлять предприятием или вовсе остановить его работу. Мы решили узнать из первых рук: что происходит?

- Происходит очень простая вещь, которая называется «попытка рейдерского захвата». Бывшее руководство порта посулами, обманом и шантажом подбивает работников предприятия на противоправные действия. Цель всей этой возни - прикрыть махинации и оттянуть время, чтобы в суматохе успеть вывести со счетов предприятия как можно больше средств.

- Погодите, но ведь докеры говорят совсем другое: они вроде как хотят просто вернуть уволенного вами генерального директора?

- Давайте по порядку. Сначала два слова о том, кто кому начальник. Владивостокский морской торговый порт - это предприятие, которое входит в Транспортную группу FESCO. Портом управляет Наблюдательный совет, который назначает генерального директора. В Наблюдательный совет входят представители акционеров порта - то есть опять же люди, назначаемые FESCO. Получается, что генеральный директор в конечном счете должен подчиняться руководству FESCO и перед ним отчитываться.

30 сентября FESCO через Набсовет порта приняла решение уволить бывшего директора порта Заирбека Юсупова и назначить на эту должность Романа Кухарука. Юсупов это решение проигнорировал и сейчас пытается всеми силами оттянуть неизбежное, чтоб успеть замести следы. Все остальное - лирика.

- Именно об этой лирике и хотелось бы спросить: не разобравшись в деталях, можно решить, что ВМТП - это основа бизнеса FESCO, а москвичи хотят присвоить его успехи себе…

- Действительно порт сейчас - это успешное и финансово устойчивое предприятие. Недавно ВМТП даже стал крупнейшим в России по грузообороту. В последние годы объемы торговых операций на Дальнем Востоке постоянно росли, мы все активнее сотрудничаем с Китаем и другими странами региона. Разумеется, это не могло не сказаться на показателях порта. Отразилось это и на зарплатах.

Но порт не существует сам по себе. Порт принимает и отправляет грузы. Но откуда берутся эти грузы? Весь бизнес FESCO построен на том, чтобы максимально быстро и просто для клиента перевезти груз из Азии в Европу или обратно. Разумеется, все свои грузы мы возим через порт во Владивостоке. Порт успешен. Мы очень довольны этими успехами и признаем вклад, который трудовой коллектив порта вносит в общую копилку. Чего мы не признаем и не признаем никогда - это попыток отдельных руководителей присвоить общий успех себе.

- Вы сейчас говорите о Юсупове, уволенном директоре?

- Юсупов - ставленник и родственник Зиявудина Магомедова - одного из акционеров FESCO, который с марта 2018 года находится в СИЗО по подозрению в совершении особо тяжких преступлений.

К сожалению, он предпринимает попытки управлять портом и FESCO из тюрьмы - в интернете гуляет скан его письма, где он угрожает одному из вице-президентов (есть в распоряжении редакции). Мы удивлены тем, что технически он, даже находясь под стражей, продолжает давать указания Юсупову. Хочется верить, что эти факты не останутся без внимания правоохранительных органов.

- О каких именно указаниях идет речь? Не могли бы вы разъяснить ситуацию подробнее?

- Я вам расскажу о событиях, которые предшествовали моему назначению, и вам сразу станет понятно, что я имею в виду.

Совет директоров FESCO избрал меня президентом группы 3 сентября этого года. 4 сентября я вступил в должность.

3 сентября Юсупов в инстаграм-канале ВМТП назвал себя временно исполняющим обязанности президента FESCO. С чего он решил так поступить, спросите вы.

Я отвечу. За день до этого тогда действующий президент FESCO Максим Сахаров находился под давлением неизвестных лиц, которые требовали от него подписывать определенные бумаги. Кто были эти люди и что за бумаги должен был для них подписать Сахаров, я думаю, понятно из последовавших за этим действий Юсупова.

ship-photo-roster.com

ship-photo-roster.com

- Вот это поворот. То есть даже переворот, который не удался. Так получается?

- На самом деле, это стало последней каплей. Когда я пришел в компанию по приглашению совета директоров, мне было поручено подготовить новую стратегию группы FESCO, которая очевидным образом должна быть пересмотрена на фоне изменений, происходящих в мире в связи с пандемией.

Для того чтобы подготовить новую стратегию, нам нужно было провести аудит всех подразделений группы. Понять, как обстоят дела, что нужно улучшить, в чем наши сильные стороны.

Практически сразу я столкнулся с серьезным сопротивлением со стороны руководства ВМТП. Фактически в течение всего пребывания Юсупова на посту директора он занимался тем, чтобы сделать операции порта максимально непрозрачными для группы. Фактически строил государство в государстве. И когда мы начали разбираться в деталях, выяснилось много любопытных вещей.

В частности, у нас появились веские основания полагать, что Юсупов пользовался своим положением, чтобы выплачивать себе и своему ближайшему окружению несоразмерные операционным и финансовым показателям порта вознаграждения. Удивительным образом, все они - его родственники или друзья. Думаю, рядовые работники порта, которые сейчас по незнанию участвуют в разных акциях в поддержку Юсупова, очень бы удивились, узнай они суммы этих вознаграждений. А ведь это деньги, которые они зарабатывают своим трудом.

Теперь выясняется, что Юсупов целенаправленно задерживает обработку грузов, которые перевозятся сервисами FESCO.

Я уже не говорю подробно обо всех вещах, которые начали творится, после того как его сняли с должности. Подлоги документов, липовые доверенности, купленные нотариусы. Попытка подать заявление на банкротство предприятия, для чего он использовал недостоверные данные, и, слава богу, в приеме этого заявления ему отказали. Да что говорить, если он откровенно обманывает органы власти, пользуясь их расположением. Все эти факты задокументированы, все материалы передаются правоохранительным органам. Мы действуем исключительно в правовом поле и добьемся, чтобы всем этим событиям была дана правовая оценка.

- Кстати, о правовой оценке. Что будет с простыми работниками, которые сейчас устраивают забастовки?

- Очень хорошо, что вы задали этот вопрос. Начну с того, что забастовок в порту не было и не могло быть. Проводить их на стратегическом предприятии, которым является порт, нельзя по закону.

То, что мы видели и продолжаем видеть в порту, - срежиссированные попытки дестабилизировать работу порта и таким образом поднять больше шума.

Мы точно знаем имена всех, кто руководит этим процессом. Мы способны отделить настоящих портовиков и докеров от нанятых ряженых. Нам достоверно известно, что по крайней мере в ряде случаев сотрудники порта, участвовавшие в этих акциях, делали это под психологическим давлением и угрозой сокращения зарплат.

- Думаете, такими угрозами можно заставить людей совершить нападение? Я говорю об инциденте с касками, когда вы посещали порт для переговоров с его работниками?

- Действительно, 5 октября я и генеральный директор ВМТП Роман Кухарук приехали в порт по просьбе профсоюза, чтобы объяснить все происходящее. Однако сразу после нашего приезда, не дав нам сказать ни слова, люди, одетые в спецодежду работников ВМТП, без каких-либо объяснений напали на нас.

В среду, 14 октября, по факту этого нападения возбуждено уголовное дело.

Мы по-прежнему убеждены, что спланировали и осуществили это нападение люди, не имеющие отношения ни к профсоюзу, ни к трудовому коллективу порта. Это нанятые провокаторы. Их задача - рассорить нас с портовиками.

Поэтому, отвечая, кстати, и на предыдущий ваш вопрос, еще раз хочу подчеркнуть, что, несмотря на имеющееся недопонимание, я с глубоким уважением отношусь к коллективу порта. Ни один работник, остающийся в правовом поле и добросовестно выполняющий свои обязанности, никаких отрицательных изменений в своей жизни не ощутит. Зарплаты и прочие социальные обязательства мы сохраняем в прежнем объеме. Более того, мы уверены, что, как только мы сможем устранить искусственные препоны на пути настоящей интеграции разных предприятий группы, это скажется на всех работниках FESCO только самым благоприятным образом.

- Каким вы видите разрешение этой ситуации?

- Генеральный директор порта - Роман Кухарук. Его назначение произошло в полном соответствии с корпоративными процедурами и законодательством. Эти сведения внесены налоговыми органами в ЕГРЮЛ. Доверенности бывших руководителей отозваны. Они больше не имеют права совершать от имени порта каких бы то ни было действий. Поэтому нас очень беспокоит, что те, кто сейчас устраивает дебош в ВМТП, не дают нам даже заплатить людям зарплату, отпускные, больничные листы. Фактически они хотят оставить без денег больше двух тысяч человек. Делают они это сами, мы готовы провести платежи при первой возможности.

Мы намерены и дальше оставаться полностью в правовом поле. Мы открыты для диалога и последовательно призываем работников порта услышать нашу позицию и вернуться к нормальной работе.

ВМТП - Владивостокский морской торговый порт.

ЕГРЮЛ - Единый государственный реестр юридических лиц.

FESCO - одна из крупнейших транспортно-логистических компаний России.