Коронавирус Covid-19

«Ребенок стоит на коленках и плача молится»: как на Алтае проходит вторая волна пандемии

В Барнауле врачи не выходят из ковид-госпиталя месяцами
Медики не видят близких, живут в санатории для ковидных врачей

Медики не видят близких, живут в санатории для ковидных врачей

Фото: Олег УКЛАДОВ

Александр Хикматов и Олег Рудых - молодые анестезиологи-реаниматологи КГБУЗ «Городская больница №5» уже полгода не выходят из ковид- госпиталя.

- С 4 апреля мы здесь, - говорит Александр. - С девушкой моей, которая тоже в госпитале работает, общаемся через шлагбаум, по телефону.

В начале апреля Александра и Олега срочно вызывали на дежурство. Так молодые врачи оказались в «красной зоне» с ковидными пациентами. При этом Александр вообще еще был студентом медуниверситета. Летом окончил университет и поступил в ординатуру. С тех пор парни не видели близких, живут в санатории для ковидных врачей.

- Иногда хочется сходить в кино, на фудкорте посидеть с друзьями… Да просто повидаться с ними – проблема. Я не могу просто физически с ними увидеться, - устало говорит Олег.

Тяжелых пациентов все больше.

Врачи по полгода не видят детей.

Врачи по полгода не видят детей.

Фото: Олег УКЛАДОВ

Медсестра Наталья Чудинова также уже полгода в госпитале и общается с пятилетней дочерью по телефону.

- Через шлагбаум мы перемахивались Она спрашивает: «Когда ты домой придешь?» И когда действительно? А мы не знаем, - вздыхает Наталья.

Вторая волна коронавируса подбрасывает слишком много тяжелых пациентов. С каждым днём их в госпитале все больше и больше. На днях, по словам Олега Рудых, за шесть часов дневной смены в реанимации умерли пять пациентов только на одном этаже…

- Иногда бывает, что обнадежишь случайно. Скажешь, что какой-то шанс есть, что пациент поправится. Но, к сожалению, этого не происходит человек умирает, - рассказывает молодой доктор, работающий в отделении, где переболел практически весь персонал. Сам он пока держится.

- У меня вот даже бабушка говорит: деготь березовый нюхай на всякий случай. Во времена холеры он выручал, - поделилась Наталья Чудинова.

Защита в «красной зоне»

Ежедневно в госпитале используют по 420 комплектов защиты – это костюм, очки, бахилы, перчатки. В месяц здесь тратят 200 литров антисептика. На днях фонд депутата Государственной Думы Александра Прокопьева предоставил 25 тысяч штук флаконов с антисептиком. Это две с половиной тысячи литров. Отсюда антисептик будет распределяться по другим больницам края, где лечат пациентов с ковидом.

Фонд депутата Государственной Думы Александра Прокопьева предоставил 25 тысяч штук флаконов с антисептиком

Фонд депутата Государственной Думы Александра Прокопьева предоставил 25 тысяч штук флаконов с антисептиком

Фото: Олег УКЛАДОВ

- Снимаем с себя что-то – руки погружаем, вытаскиваем, – рассказывает Чудинова. - И снова погружаем… И когда выходим из шлюза, руки обрабатываем спиртом.

А ребенок молится, плача

- Самое сложное, наверное, в работе, для меня лично, когда мне приходится сообщать о гибели мужа, жены, бабушки, брата, - говорит Олег Рудых. - Они начинают рыдать в трубку, у меня у самой ком в горле скапливается. Были случаи: смотришь на улицу – папа, молодой человек лет сорока, кричит: «Дорогая, живи!» А ребенок семи лет стоит на коленках, молится, плача.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Губернатор Томенко сравнил ситуацию с коронавирусом в Алтайском крае с военной обстановкой

- Что происходит? Постоянные атаки вируса, постоянное увеличение количества пострадавших, количества заболевших, тех, кому требуется помощь. И у нас на фронте этой борьбы, конечно, система здравоохранения, конечно, медицинские работники (подробнее)