Премия Рунета-2020
Калининград
+23°
Boom metrics
Туризм21 октября 2020 10:05

Грюнхоф и Парненен: Как изменились за 7 лет два исторических господских дома

Оба здания в 2013 году находились в плачевном состоянии, но их ожидала разная судьба
Почтальон Наталья Конкина – единственный человек, который хоть как-то следит за усадьбой в Красном Яре.

Почтальон Наталья Конкина – единственный человек, который хоть как-то следит за усадьбой в Красном Яре.

Фото: Иван МАРКОВ

Так случилось, что с лета 2013 года корреспонденты «Комсомолки» начали следить за судьбой двух господских домов, расположенных в Калининградской области. Это Грюнхоф в поселке Рощино Зеленоградского района и Парненен в поселке Красный Яр Гвардейского района. Первая усадьба частично рассыпалась в июле 2013-го, а из второй в июле того же года началась эвакуация сельской библиотеки – вода сквозь частично провалившуюся крышу текла на стеллажи с книгами. Оба поместья являлись и являются объектами культурного наследия, оба находились примерно в равных условиях, но прошло семь лет, и сегодня усадьба Грюнхоф практически полностью восстановлена, а в бывшем имении Парненен этим летом сгорела крыша, и через некоторое время процесс разрушения этого здания может стать необратимым.

Почтальон гоняет детей-поджигателей

После того, как в 2013 году из усадьбы в Красном Яре съехала библиотека, в нем осталось только почтовое отделение. Кроме того, по словам жителей поселка, левое крыло здания нелегально занимал под склады местный предприниматель. По вечерам в бывших владениях депутата Рейхстага Людвига фон Массау-Парненена бесновались подростки, которые за несколько лет устроили целую серию поджогов.

- Дети тут постоянно лазают, и мы с ними ругаемся, - говорит Наталья Конкина, работающая почтальоном в Красной Яре с 2006 года. – Они и тут комнатку себе сделали, и там тоже, - показывает она на башню усадьбы и на ее левое крыло, где раньше был райповский магазин. - Участковому звонила даже, чтобы разогнали их.

Усадьба Парненен в 2013 году...

Усадьба Парненен в 2013 году...

Фото: Иван МАРКОВ

... и сейчас. Найдите семь отличий.

... и сейчас. Найдите семь отличий.

Фото: Иван МАРКОВ

Один из пожаров Наталья Конкина потушила самостоятельно. Было это зимой, года четыре назад.

- Я снега набрала, поднялась наверх и засыпала огонь, не стала пожарных вызывать, - продолжает почтальон. – А вот этим летом горело уже очень сильно. Где-то в четыре утра позвонил мне Вячеслав Художников, вон тот магазин ему принадлежит, и говорит: «Здание горит». Пожарка в тот раз до девяти утра, наверное, заливала.

К слову, Конкину я застал в предбаннике бывшей почты. Там она пересчитывала деньги перед тем, как сесть на велосипед и развезти их пенсионерам. Этот предбанник – последнее помещение усадьбы Парненен, где потолок еще не успел надуться пузырем, и пользуется почтальон им не от хорошей жизни – другого рабочего места начальство ей пока предложить не может.

- А вообще у нас тут ходит слух, что здание уже выкупили, чтобы восстанавливать, - внезапно говорит Конкина. - Знакомая из Ольховки рассказала, что в их поселке барак приобрели под гостиницу, а для ремонта усадьбы якобы кирпичи в Польше заказали. Но не знаю, так это или нет.

И действительно, в декабре 2016 года руководитель службы охраны объектов культурного наследия Евгений Маслов рассказывал корреспонденту «Комсомолки», что в усадьбе Парненен начиналось какое-то «шевеление». Летом, по его словам, «нарисовался» некий инвестор, который исчез так же внезапно, как и появился. А зимой должны были начаться работы по консервации. Консервировать здание в службе собирались и без инвестора, но по каким-то причинам ничего сделано так и не было.

- До конца года мы заложим кирпичом оконные проемы, поставим стальную дверь, - обещал тогда Маслов. - Надо остановить свободный доступ в помещения, чтобы не случилось беды.

Тогда же чиновник признался, что на ремонт кровли в бюджете средств пока нет.

В середине октября мы снова созвонились с Евгением Масловым. Он сообщил, что летом находился на длительном больничном, и о пожаре в усадьбе никто из сотрудников ему не докладывал.

- Мы этот объект специально передавали в муниципальную собственность, то есть администрации Гвардейского городского округа, с целью дальнейшей передачи инвесторам. В прошлом году очередной инвестор убеждал нас вместе с агентством по имуществу, что в короткие сроки он сделает существенные финансовые вложения для восстановления объекта. У него там любопытная была бизнес-концепция. И что интересно, этого инвестора в службу привели общественники, фамилии которых я не буду тут называть. И мы все ждем, когда начнется реализация проекта. А то, что здание в плохом состоянии – это очевидный факт.

Так как часть ответственности за состояние усадьбы лежит на чиновниках из Гвардейска, Маслов посоветовал обратиться к ним.

Начальник управления культуры, туризма, молодежи и спорта администрации Гвардейска Лев Суслов сообщил, что управление по земельным и имущественным отношениям выставило усадьбу Парненен на реализацию, и аукцион должен пройти в течение месяца.

- Я слышал от сотрудников управления, что интересанты были, - заметил Суслов. – Могу сказать только, что усадьбу муниципалитету передали в конце прошлого года, и что стоимость консервации здания по смете НПЦ – ориентировочно семь с половиной миллионов рублей.

Другими словами, пока бумаги перекладываются с одного стола на другой, время идет, а из-за дополнительных разрушений смета на консервацию вряд ли сегодня актуальна.

«Никогда не ставил цель, чтобы это окупилось»

Обрушение северной части усадьбы Грюнхоф летом 2013 года и последовавшая за этим событием прокурорская проверка, привела к тому, что историческое здание по суду было отобрано у тогдашнего владельца (им был московский бизнесмен Александр Березин) и выставлено на торги вместе с землей. Уже в 2015 году поместье перекупил калининградец Алексей Лисенков, который тут же приступил к делу.

В 2017 год северная часть усадьбы Грюнхоф выгдядела так.

В 2017 год северная часть усадьбы Грюнхоф выгдядела так.

Фото: Иван МАРКОВ

Из кучи трухи и кирпича выросло вот такое замечательное здание.

Из кучи трухи и кирпича выросло вот такое замечательное здание.

Фото: Иван МАРКОВ

На первую экскурсию по владениям Лисенковых я попал еще апреле 2016 года. На тот момент новые владельцы успели вывезти с территории тонны мусора, восстановить дренаж и отвести воду из подвала здания, а также оперативно законсервировали кровлю, чтобы избежать проникновения влаги на стены и в помещения. В подвале была установлена печь, при помощи которой постепенно просушивались стены. Параллельно шла подготовка к восстановлению рухнувшего флигеля.

- Я точно знаю, что с 2001 года тут в подвале постоянно стояла вода, информацию об этом я нашел в техплане БТИ, - говорит Лисенков. – И неизвестно еще, сколько она стояла до этого. В советское время, когда тут был дом культуры, часть перегородок внутри здания снесли. Это нарушило конструктив, и в итоге на несущих стенах появились гигантские трещины, которые постепенно расширялись. Сейчас эта ошибка исправлена.

Приобретать имение Лисенковы начали в марте 2015 года. Сначала они выкупили сараи и хозпостройки (их восстановление сегодня тоже в самом разгаре), а само здание усадьбы – в августе.

Все, что семь лет назад превратилось в гору кирпича и гнилых досок, сейчас восстановлено. При реконструкции использовался старый кирпич, соблюдалась толщина стен и геометрия оконных проемов.

- Мы тут трудимся непрерывно уже пять лет, - продолжает собственник. – Остановить этот процесс никак нельзя, потому что после любого простоя непременно начинается откат назад, и все может стать только хуже. Больше всего сложностей с прилегающей территорией. Если ты разобрал завалы на пустыре, выпилил кустарник, то за этим участком нужно следить с удвоенной силой – природа быстро берет свое и конкурирует с тобой.

Пока большая часть окон усадьбы Грюнхоф закрыта полиэтиленом, однако на верхнем этаже в этом году успели вставить стеклопакеты. И они, конечно, не пластиковые.

- Хорошие деревянные окна у нас в области раньше делала контора из поселка Взморье, но она закрылась по экономическим соображениям, и мне пришлось заказывать окна в Литве, - вспоминает Алексей. - Еще в регионе невозможно было найти шестиметровый брус для перекрытий, и его мне также пришлось везти из-за границы.

Кстати, старые оконные рамы Алексей выбрасывать не собирается. Их он оставляет для будущей музейной экспозиции. Еще две достопримечательности – гипсовая лепнина на стенах зала и камины, которые были заложены кирпичом еще при немцах. Лепнину Лисенковы намерены максимально сохранить, а камины они уже сейчас топят – все работает исправно.

Подвалы одной из хозпостроек будут приспособлены под склады.

Подвалы одной из хозпостроек будут приспособлены под склады.

Фото: Иван МАРКОВ

Что будет в усадьбе Грюнхоф после того, как ее восстановление закончится, Алексей еще не знает.

- У нас миллионы мыслей были на этот счет, - говорит он. – Гостиница тут не получится, потому что можно разместить всего 6 номеров. Если нарезать комнатушки, то это будет уже не Грюнхоф. Получается, что придется сделать что-то вроде гибрида гостевого дома с местом для проведения разного рода мероприятий и торжеств.

- Это ведь, наверное, при вашей жизни не окупится… - говорю я.

- Я никогда не ставил цель, чтобы это окупилось. Если ее ставить, то такими вещами вообще не стоит заниматься. Экономики тут нет. Это чисто хобби, занятие для души, понимание того, что после тебя что-то важное останется. А коммерция появляется в совершенно других местах, и строится с нуля.

«Будет инвестор – я ему сам помогу»

В ходе разговора выясняется, что одного из инвесторов, заинтересовавшихся усадьбой Парненен, в Красный Яр привез сам Алексей Лисенков. По его словам, интересант отдавал себе отчет в предстоящих затратах, но потом внезапно испарился.

- Нужно будет очень много средств и времени потратить, чтобы там было хорошо, - считает Лисенков. – Конечно, можно уложиться и в 100 миллионов, но это будет усадьба с металлочерепицей, пластиковыми окнами и газосиликатным кирпичом. Разве это Парненен будет? Это будет сарай, а не дворец. Если уж делать, то с уважением к зданию.

По словам Лисенкова, он готов помочь любому, кто заинтересуется восстановлением усадьбы в Красном Яре.

- Если они не окажутся сумасшедшими, то я готов помогать и консультациями, и людьми, и материалами. Но там нужно работать очень быстро: молниеносно все вычистить, заколотить окна, и закрыть кровлю, пусть даже самым примитивным образом. Наши памятники ведь даже не люди разрушают, у нас все уничтожено водой. И, конечно, необходим постоянный присмотр, чтобы избежать доступа вандалов.

К слову, у предпринимателей, желающих заняться восстановлением архитектурного наследия в Калининградской области, вскоре появится дополнительный источник финансирования. Начиная с 2021 года бизнесмен, имеющий в собственности или длительной аренде объект культурного наследия, сможет получить кредит на 15-20 лет по нулевой ставке. Как заявлял в одном из своих интервью губернатор Антон Алиханов, 50 процентов такого кредита будет списано после проектирования и реализации мероприятий по приспособлению, восстановлению или реконструкции объекта, а приступить к гашению оставшихся 50 процентов необходимо будет за пять лет до завершения срока кредитования.

Одним их первых участников этой программы, по всей видимости, станет калининградский бизнесмен Иван Артюх, владеющий сыроварней Deutsches Haus и гостевым домом «Хутор старого пасечника» в Неманском районе. В сентябре этого года власти пообещали сыровару льготный кредит в 300 миллионов рублей на восстановление замка Рагнит, находящегося у него в аренде.