История современности

Негромкая дата: 75 лет назад родился первый советский кенигсбержец

Свидетельство о рождении № 1 в бывшей прусской столице получил Леонид Васильевич Короткий
Первый местный житель родился в то время, когда город назывался Кёнигсбергом.

Первый местный житель родился в то время, когда город назывался Кёнигсбергом.

Фото: "КП" Архив

Когда началась новая жизнь в нашей области? С какой исторической вехи вернее вести отсчет? С 4 июля 1946 года, с переименования Кенигсберга? Или все же с 7 апреля 1946-го, со дня образования на месте Восточной Пруссии субъекта РСФСР?

Впрочем, все эти даты, как говорится, де-юре. А де-факто новая жизнь началась, конечно, раньше. Еще в сорок пятом, сразу после того, как отгремели бои. И 75-летие Победы у нас плавно перетекло в подготовку к 75-летию Калининградской области.

В рамках этого юбилея уже было и еще будет множество разных дат. А чем же памятно 26 октября 1945-го? В этот день ровно 75 лет назад увидел свет первый калининградец. Точнее, еще кенигсбержец. Советский кенигсбержец.

Родителями его стали лейтенант Василий Короткий и служившая в той же воинской части рядовая Антонина Андреева. Правда, хотя их сын Леня родился 26 октября, свидетельство о рождении появилось лишь 7 января уже следующего, 1946 года. До этого, судя по всему, такой возможности просто не имелось.

Это свидетельство о рождении теперь уже – исторический документ, раритет.

Это свидетельство о рождении теперь уже – исторический документ, раритет.

Фото: семейный архив.

Что же было дальше в жизни Леонида Васильевича Короткого, получившего в советском Кенигсберге свидетельство о рождении № 1? Оказалось, судьба занесла его под Вышний Волочек. И вот что он рассказывал.

Демобилизовавшись, родители переехали в деревню Спирово (ныне – поселок городского типа в Тверской области, в 30 километрах от Вышнего Волочка). О жизни в Кенигсберге в семье говорили мало. Однако понятно, что в разрушенном городе с маленьким ребенком приходилось нелегко. Отец и мать вспоминали, что в части, где они вместе служили, им старались помочь, при возможности выдавали какие-то более «детские» продукты. Но при этом – никаких декретов, маму от службы никто не освобождал. Потому семье пришлось даже взять в няньки некую фройляйн.

Леонид Короткий хотел побывать в родном городе, но так и не успел.

Леонид Короткий хотел побывать в родном городе, но так и не успел.

Фото: семейный архив.

Леонид Васильевич признавался, что сам ничего не помнит о своем житье в «неметчине». Слишком уж мал еще был. Тем не менее, из песни слова не выкинешь, и в первом паспорте гражданина Короткого было по-честному указано: место рождения – Кёнигсберг. Однако когда пришло время менять документ, вдруг возникла заминка. Дескать, все же нехорошо как-то, не по-советски это выглядит – наши люди в Кёнигсбергах не рождаются! Давайте-ка лучше напишем современное название города. И с тех пор в паспорте в строке «Место рождения» значился уже Калининград. Хотя, разумеется, 26 октября 1945-го никакого Калининграда еще и в проекте не было.

После школы наш герой отучился в техникуме. Много лет работал электромехаником на телевизионной станции. И семью крепкую создал – сын, дочь, внучки… Последние годы в основном жил в Выдропужске – селе по соседству со Спирово. Разводил кур и кроликов.

– Ведь пенсия у меня – как у большинства российских пенсионеров, – усмехался он. – Так что хозяйство помогает сводить концы с концами.

Леонид Васильевич вообще был не по годам бодр, все шутил. Правда, в какой-то момент вздохнул: жаль, мол, что я так больше и не побывал в наших общих краях.

– Может, еще получится съездить в Калининград? Увидеть город, конечно, хотелось бы. Родина как-никак.

А два года назад Леонид Васильевич умер…

Нет человека. Однако остается память о нем. А его личный документ, свидетельство о рождении, – документ уже исторический. Маленький штрих, без которого, тем не менее, будет неполным портрет калининградской истории.