2016-08-24T03:22:31+03:00

«Инглишмен» в Сибири

В глухой деревне Дубинка Новосибирской области живет настоящий англичанин - Майкл Уэр из графства Сомерсет. Мы выяснили, почему потомственный фермер предпочел Туманному Альбиону сибирскую глубинку и как ему живется в России [фото + видео]
Поделиться:
Комментарии: comments3
В хозяйстве у английского фермера 40 овец, восемь коров и куры со свиньями. По местным меркам, живет очень даже неплохо!В хозяйстве у английского фермера 40 овец, восемь коров и куры со свиньями. По местным меркам, живет очень даже неплохо!Фото: Андрей КОПАЛОВ
Изменить размер текста:

Мало осталось таких сел и весей, как деревня Дубинка в Новосибирской области. Там всего-то с десяток дворов, а проживают 14 человек… Сколько похожих деревень исчезло с лица Руси-матушки! Но Дубинка стоит. Хотя ни на одной карте ее не найти, да и из памяти жителей соседских поселений она давно стерлась…

Разве что живет здесь на диво всему сельскому району фермер. Причем самый настоящий - английский! Хозяйство у него не в пример местным забулдыгам - 40 овец, восемь коров, свиньи и куры. По-русски говорит хорошо, хотя и с акцентом. Что неудивительно - в Сибирь Майкл Чарльз Уэр (Michael Ware) приехал еще 20 лет назад из графства Сомерсет. И с тех самых пор трудится наравне с русскими крестьянами в затухающей деревеньке. Женился, завел ораву детишек. И жизнью вроде бы доволен - по крайней мере ни на что не жалуется… Что же заставило урожденного англичанина все бросить и вляпаться в сибирскую глубинку, из которой русские, как правило, бегут?

«Бай, дарлинг!»

Дорогу к Дубинке никто даже не чистит - в местном сельсовете трактор давно сломался. И все по холмам, по ухабам, вокруг одни поля - деревни кончились два часа назад…

Наконец Дубинка предстала перед нами во всей красе - одинокие домики, рассыпанные по холмам, безнадежно застряли в снежном плену. Подъехать удалось только к какому-то амбару на самой окраине - большому, добротному, отделанному кирпичом. К нашей неописуемой радости, из окошка на втором этаже амбара высунулась рыжая голова с усами, как у казака. Фейс явно не принадлежал деревенскому пьянчуге, и я с облегчением понял, что это он, родной!

- Миша? - со счастливой миной я затопал по метровому снегу навстречу «денди».

- Я не Миша, - немного обиделся обладатель рыжих усов. - Я Майкл!

Как выяснилось, перед нами был вовсе не амбар, а бывшая контора, некогда принадлежавшая совхозу. И большую часть времени Миша Уэр проводит именно тут, переделывая чиновничье здание под хлев. Он сам теперь за управляющего - чуть что, местные жители тут же бегут к нему за помощью.

Как его уже только не называли - и сэром, и денди, и графом… Но при упоминании этих титулов Майкл только кривит лицо.

- Я не сэр, я быть фермер, как у вас говорят - потомственный. И ничем другим заниматься не хотеть…

Ну и трудился бы себе в Англии, крестьянского горюшка не зная. Все у него для этого было - от отца перепало 40 гектаров земли и большое хозяйство. По нашим меркам, настоящий кулак! Но сгубила любовь и законодательство Соединенного Королевства. Майкл женился, родил одного за другим троих детишек… А потом не заладилось.

- Дело-то житейское… - хитро улыбаясь, сыплет русскими поговорками англичанин. - Раз поссорились, второй… А потом на горизонте появиться другой мужчина…

В общем, «вайф» от Майкла ушла и по британским порядкам забрала всех детей. А потом по суду отобрала у него и землю, и хозяйство, и всякое желание влачить дальше свое существование на грешной земле… Миша даже вешаться хотел. У него ведь совсем ничего не осталось! Даже если бы устроился батрачить, половину зарплаты отдавал бы на алименты. О новой ферме можно было и не мечтать…

На тот трагический момент Майклу стукнуло уже 36 лет - не лучший возраст для кардинальных перемен в жизни. Но тут, когда жизнь потеряла всякий смысл, в англичанине проснулся дух предков-колонистов. Отбился от гнетущего сплина и решил: еду… в Африку!

- Но с Африка не сложилось. Да там и так рабочих рук хватает. Зато меня пригласили на сельскохозяйственную конференцию в Сибирь - я присоединился к делегации наших фермеров и рванул в Новосибирск.

С виду Майкл уже не напоминает англичанина: обычный русский мужик в тулупе. Только улыбается непривычно много. Фото: Андрей КОПАЛОВ

С виду Майкл уже не напоминает англичанина: обычный русский мужик в тулупе. Только улыбается непривычно много.Фото: Андрей КОПАЛОВ

Сибирский «колонист»

Когда Майкл летел в самолете, несчастья британской жизни понемногу отпускали его. Изменница-жена и алименты становились не реальнее тумана родного Альбиона. И когда внизу замаячили сибирские елки, Миша расплылся в белозубой британской улыбке. На душе было легко-легко…

В Новосибирске к Мише прибился местный пройдоха-фермер. Пригласил в родную деревню Верх-Коен. Поначалу - так, ради потехи. Но англичанин к тому времени уже был готов остаться…

- Батрачил, потом работать трактористом. Хотел свою землю, но ее никак не давали. Но потом как-то скопил и арендовал участок земли в Дубинке.

Там и жену встретил. Хотя далеко идти не надо было - жили двор в двор. Чудаковатый англичанин приглянулся соседу. В деревне скучно ведь, а тут - живой аттракцион из Англии. Так Миша стал вхож в патриархальное русское семейство. И познакомился с дочерью своего нового приятеля - 19-летней Татьяной Денисовной. Она, к слову, тогда уже была на сносях. Зато единственная в деревне незамужняя. Вот лорд за ней и приударил. Знаки внимания, правда, выказывал жестами - по-русски тогда еще был ни бельмеса. А предложение руки и сердца сделал еще экстравагантнее - начертил на листе бумаги круг, а в нем нарисовал Таню, себя, детей и, конечно, дом. Все сбылось: сына Татьяны Майкл усыновил («Свой, не свой - я их не различаю», - отмахивается британец), потом родили еще двух Майкловичей - Сашу и Веронику. А сейчас уже 39-летняя Татьяна снова беременна и каждую неделю шагает по 6 километров по нечищеной дороге, чтобы сесть на редкий автобус и съездить в больницу - вдруг с малышом что не так? Словом, настоящая деревенская баба. И мужа-пришельца в обиду никому не дает.

- Он ведь у меня застенчивый, внимания к своей персоне не любит, - ласково говорит Татьяна. - Что говорить, по-разному к нему относятся, нашим людям лишь бы обсмеять. Но если что, и семью защитит - не из трусливых! И вообще за 20 лет жизни здесь сумел снискать уважение соседей - главным образом трудолюбием!

Наведались мы и к местным жителям.

- Как вам лорд соседский? Работящий мужик? - спрашиваем.

- Трудяга, - кивает соседка Галина. - Работает не хуже наших крестьян, а то и лучше. Давно уже освоился и с климатом сибирским, и с людьми. Не матерится совсем. Простой такой, но обходительный. И хозяйство у него хорошее.

Хозяйство Майкл и правда поднял, по местным меркам, неплохое. Не такое большое, как в Англии, конечно, но 10 гектаров для выгона скота имеется.

- Он когда только появился, пытался здешних мужиков строить, чтобы как у него в Британии было, - рассказывает сотрудница администрации Верх-Коенского сельсовета Татьяна Михайловна. - Не понимал он, что, чтобы дело сделать, нужно 10 раз перекурить. Пьянство в штыки принимал. Но за 20 лет обрусел окончательно - смирился с русскими реалиями.

- А как думаете, что его тут держит? Мог же в любой момент обратно в Англию удрать!

- Думаю, ему нравятся сибирский простор и уединенность. Никто ему тут не указ, живет как хочет. Собирается вот землю докупать - второй дом строить. Живет здесь как сибирский лорд!

Майкл не знал, как по-русски звучит его фамилия. Поэтому и дети, и жена по паспорту не Уэр, а Варе.

Майкл не знал, как по-русски звучит его фамилия. Поэтому и дети, и жена по паспорту не Уэр, а Варе.

«Здесь мне простор и воля!»

Сейчас хуторянина Майкла от русского мужика отличают разве что открытый взгляд и привычка улыбаться и смеяться по поводу и без. Единственное, о чем он жалеет - так это о том, что не имел возможности увидеть повзрослевших детей от британской жены: бывшая супруга всячески настраивает их против «русского папаши». К тому же гены, похоже, сделали свое дело - старшая дочь уехала жить в Америку, а сын - в Австралию. Не сидится Уэрам в родной Британии! Зато своих русских детей Майкл иногда возит в Англию: бабушка с дедушкой очень скучают по внукам из Сибири. Уэр специально сохранил британское гражданство, чтобы иметь возможность иногда бывать на Родине. А в России каждые пять лет продлевает визу. Так и живет.

- Русские дети никуда уезжать не собираются. Старший, Сашка, так и говорит: стану фермером, как отец, буду жить в Дубинка! - с гордостью заявляет британец. Затем взгляд становится серьезнее. - Конечно, тут не Британия, нет ни оборудования, ни техники хорошей. Но коровы на ощупь такие же, и язык один и тот же понимать. Как и люди, они тоже все разные, хоть в Англии, хоть в Сибири. Главное, чтобы простор для души был. Где хорошо - там и дом…

И видно, что ему хорошо. А потому как не согласиться с этим сибирским «колонистом»?

ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ НОВОСИБИРСКА!

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также