Премия Рунета-2020
Калининград
+20°
Boom metrics
Общество13 февраля 2014 9:20

Мечеть в Калининграде еще не построили, но уже хотят снести

«Комсомолка» попыталась разобраться, почему неожиданно приостановилось строительство мечети в Южном парке
За три года успели возвести стены мечети.

За три года успели возвести стены мечети.

Фото: Иван МАРКОВ. Перейти в Фотобанк КП

Сварщик принес два баллона, чтобы взорвать мечеть

Мусульманская община добивалась строительства мечети в Калининградской области с 1993 года. Городские власти предлагали одно за другим несколько вариантов расположения культового учреждения, но жители прилегающих районов всякий раз выражали свое недовольство стройкой. Место менялось несколько раз и, наконец, в августе 2009 было получено разрешение на строительство мечети в Южном парке, напротив Фридландских ворот. Мэр города Александр Ярошук под эту стройку безвозмездно выделил два земельных участка общей площадью в треть гектара. Позже, когда вокруг строительства разгорелся конфликт, Александр Ярошук не уставал напоминать журналистам:

- Я один из тех, кто жертвовал 30 тысяч долларов на эту мечеть.

Далее в течение года суды Калининграда были завалены исками от граждан, в которых они просили признать разрешение на строительство незаконным, но иски не возымели должного эффекта, как и несколько пикетов в Южном парке. Бывали и провокации: так в ноябре 2011 года, 20-летний сварщик, видимо, вдохновившись эмоциональными выступлениями горожан против стройки, даже попытался взорвать строящееся здание, но взрыв, который он хотел устроить при помощи двух баллонов - с кислородом и пропаном, - он совершить, к счастью, не успел: сварщика задержали сотрудники ФСБ.

Совсем рядом со стройкой находится памятник истории — Фридландские ворота

Совсем рядом со стройкой находится памятник истории — Фридландские ворота

Фото: Иван МАРКОВ. Перейти в Фотобанк КП

«Мы организуем живой щит»!Со временем народные волнения по поводу строительства успокоились, а о существовании стройки вспоминали только во время крупных мусульманских праздников, когда сотни верующих стекались к Фридландским воротам и молились под открытым небом у подножия строящейся мечети.

На четвертый год после выдачи разрешения на строительство музей «Фридландские ворота» неожиданно обратился в Центральный районный суд с требованием остановить строительство мечети. Свою инициативу музей обосновал тем, что культовое учреждение ограничит права граждан на доступ к культурным ценностям Калининграда, которые хранит музей. Тогда же Александр Ярошук, несмотря на то, что иск был адресован городской администрации, а не к мусульманской религиозной организации, заявил:

- Иск был задан правильный. Вышел новый закон Калининградской области, в котором четко прописано: если какое-то сооружение мешает визуальному восприятию архитектурного памятника или объекта исторического наследия, то может приниматься решение вплоть до сноса.

Странно только, что на это обратили внимание, когда стены мечети уже выросли из земли.

- После разрешения на наше строительство прошло более трех лет, в течение которых музей мирно с нами соседствовал, - рассказал председатель организации мусульман Иршат Хисамов. - В течение этого срока - а по закону обжаловать решение мэрии музей мог только за эти три года - к нам не было никаких претензий. И вот - пожалуйста. Почему?

Как бы то ни было, 11 ноября 2013 года судья Центрального районного суда Татьяна Мишина наложила запрет на строительство мечети. Одновременно она перенаправила дело в Московский районный суд, предварительное слушание дела в котором состоялось 15 января этого года. А представители мусульманской организации тем временем начали рассылать гневные письма во все инстанции.

- Люди волновались, их чувства были оскорблены. Я сам постоянно осаживал самых разгоряченных, - рассказал председатель организации мусульман Калининградской области Иршат Хисамов.

Председатель мусульманской организации Иршат Хисамов.

Председатель мусульманской организации Иршат Хисамов.

Фото: Иван МАРКОВ. Перейти в Фотобанк КП

- Что будете делать, если суд решит сносить здание мечети? - спрашиваю у Хисамова.- Мы обжаловали решение Центрального районного суда (то есть запрет на строительство - Ред.), - рассказал нам о судебном разбирательстве представитель мусульманской религиозной организации Руслан Сулейманов, - но нам тут же ответили отказом. Судья заявила, что дело ей не подсудно территориально (мы же в Московском районе находимся, а суд – Центрального района). Тем не менее, арест на строительство наложить она смогла, а после суда снимать его не стала. Теперь, судя по общему фону, у нас сомнений нет в том, что иск будет удовлетворен, а у нас отберут здание, землю и признают незаконным разрешение на строительство.

- Мы организуем живой щит! Не дадим ее разбирать – это уже будет точкой кипения.

Строить нельзя сносить

5 февраля состоялось очередное слушание дела о мечети, которое окончилось переносом решения на конец февраля. Новый судья, выслушав все аргументы, крепко задумалась: с юридической точки зрения все действия представителей религиозной организации были законны, так как процедура получения земельного участка была соблюдена по всем правилам. Однако представитель музея «Фридландские ворота» указал на то, что к моменту стройки не были утверждены охранные зоны (они появились на карте парка Южного только в июне 2013 года), поэтому, по мнению музея, с возведением мечети нужно было подождать несколько лет.

К сожалению, истец – музей «Фридландские ворота» - какие-либо официальные комментарии по делу дать отказался. Директор музея Марина Ядова только сообщила о расширении экспозиции, для которой понадобится новая территория. А это значит, что мусульмане могут лишиться и еще одного здания в непосредственной близости от Фридландских ворот. Сейчас они его арендуют. Срок, на который мусульмане арендовали его у музея, заканчивается в этом году. По всей видимости, продлевать его не будут.

- Музею это здание еще может понадобиться, - пояснила Ядова.

Сейчас судьба здания мечети в подвешенном состоянии. О том, что с ним будет, ходят только слухи.

Такую табличку можно обнаружить на заборе возле строящейся мечети.

Такую табличку можно обнаружить на заборе возле строящейся мечети.

Фото: Иван МАРКОВ. Перейти в Фотобанк КП

Он расстроен, конечно, но вместе с тем считает, что от появления мечети в Калинниграде ровным счетом ничего не изменится.- В приватных беседах нам сообщали, что здание могут разобрать, были такие фразы от чиновников. Еще нам намекали на то, что из мечети сделают Дом дружбы народов (о проекте строительства в Калининграде такого дома периодически говорит губернатор Николай Цуканов - Ред.). Переделают, то есть, - полагает Руслан Сулейманов.

- Ну как же! - возражаю. - Наверняка поток мигрантов увеличится.

- Ерунда, - отвечает Сулейманов. - Приток мигрантов обусловлен чисто экономическими причинами. Их же власть завозит. Будут ли они ходить в мечеть больше? Не будут, как бы я об этом ни сожалел. Дома у них мечетей уж точно больше, чем здесь, и соблюдать обряды там легче, чем здесь. К сожалению, мусульмане все меньше ходят в мечеть, им дела до религии мало.

- То есть мировоззрение у мусульман меняется?

- Люди в погоне за деньгами и удовольствием сейчас, вот они и отходят от религии. По нашим подсчетам, даже половина мусульман не посещает мечеть. Они тут на праздники два раза в год появляются, как на демонстрацию приходят, как раньше на первое мая, а ежедневно никого почти нет. Хотя была бы мечеть - ходили бы больше…

Очередное заседание суда по мечети состоится 19 февраля. «Комсомолка» будет следить за развитием ситуации.

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Битва за место на карте

Изначально соседство мечети с памятником истории и культуры, каковым являются Фридландские ворота, выглядело несколько диким (мне и сейчас это кажется диким, если что). Именно поэтому многие калининградцы и выступали против строительства мечети именно в этом месте. Однако тогда городские власти глас народа не услышали, и разрешение на строительство выдали. И вот - разворот на 180 градусов. Почему? Новый закон Калининградской области? Охранные зоны? Затрудненный доступ горожан к культурным ценностям?

Смею предположить, это не вся правда. Вернее, формальная правда. Хоть наличие или отсутствие мечети едва ли сильно влияет на величину миграционного потока в тот или иной регион, - тут главенствующую роль играют другие факторы (в нашем случае развитие экономики, в частности, строительной отрасли, и близкое к Евросоюзу географическое положение), - мечеть этот поток поощряет и провоцирует. Не буквально, а символически. Присоединяет Калининград к большой мусульманской географии.

Но есть силы, у которых совершенно иное представление о Калининграде, точнее, о его месте на всемирной карте религиозных конфессий. Вы, наверное, догадались, что возглавляет эти силы сопротивления Русская православная церковь, политическое влияние которой в последние годы усилилось колоссально. Вероятно, иерархи РПЦ предполагают, что мечеть, тем более в центре города, может поколебать статус Калининграда как города победившего православия (о том, что оно победило, можно судить по количеству новых церквей), даже больше - как очага православия на западе. И поэтому… Впрочем, подождем решения суда.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Мигранты едут в Россию, чтобы заработать

Есть мнение, что мусульмане активно лоббируют строительство мечетей в российских городах, чтобы упрочить в этом городе свое влияние. Рассуждают при этом так: есть мечеть - значит город мусульманский, значит, поток единоверцев туда увеличивается. Мы попросили подтвердить или опровергнуть эту гипотезу Светлану Ганнушкину, руководителя общественной организации «Миграция и Право».

Светлана Ганнушкина

Светлана Ганнушкина

Фото: Иван МАРКОВ. Перейти в Фотобанк КП

- То, что город, построивший мечеть, становится центром притяжения мусульман, у меня это вызывает большое сомнение, - сказала Светлана Ганнушкина. - Мигранты едут туда, где есть работа, и ее можно получить. Поэтому они едут в Москву, где, совершенно очевидно, мечетей для всех молящихся не хватает.

Наши московские мигранты, как правило, из стран Центральной Азии, но отсутствие мечетей в Москве и чудовищный рост ксенофобии, мигрантофобии, мусульманофобии не останавливает их поток. Следовательно, главное в Москве для них - возможность заработать немного денег на жизнь своей семье.

Ислам, как и православие, тоже пополняет ряды своих приверженцев за счет бывших атеистов, в том числе и за счет русских - новых мусульман. Однако в исламе давно идет внутренняя борьба, непримиримая и достаточно жестокая между так называемым традиционным исламом и салафитским течением, которое у нас принято называть ваххабизмом.

Опасно то, что в России ислам превращается из религии в протестную идеологию. Это происходит в результате преследования определенных форм ислама и государственной поддержки его «традиционных» течений.