Премия Рунета-2020
Калининград
+10°
Boom metrics
Общество1 августа 2014 19:00

Калининградские волонтеры ищут павших в Первой мировой

Как реконструкторы стали подвижниками в деле восстановления воинских захоронений

Фото: Иван МАРКОВ

Мы продолжаем серию публикаций про общественные инициативы Калининграда, собирающие вокруг себя не только любителей, но и настоящих специалистов. В этом выпуске мы расскажем про группу волонтеров, занимающуюся поиском воинских захоронений времен Первой Мировой.

Патриотизм по юбилеям

Информация о воинских захоронениях времен Первой Мировой войны в этом году чаще обычного попадает в прессу, заинтересовались ими и в кабинетах чиновников городского и областного масштаба. Поисковики и сведущие в этом вопросе люди даже успели дать этому явлению меткое определение – «юбилейный патриотизм». Тем временем, общественники все же рады вниманию, так как десятилетиями тема забытой войны замалчивалась и за рамки тусовки реконструкторов и исторических семинаров не выходила. Александр Панфилов в Калининграде одним из первых занялся обобщением сведений о захоронениях. Он ведет свой собственный архив, в котором на сегодняшний день сосредоточена, наверное, самая полная информация по ним. Еженедельно Панфилов совершает выезды на местность, фиксирует состояние памятников и помогает Службе охраны объектов культурного наследия ставить их на учет. По словам Александра, ему и его коллегам-волонтерам, большая часть которых занимается историческими реконструкциями, не понадобилось создавать никакой специальной общественной организации для того, чтобы наладить работу. Среди последних побед общественников – спасение воинского кладбища в Нестеровском районе, которое собирались отдать под сельскохозяйственные нужды. Сейчас этот объект занесен в список охраняемых археологических памятников.

Три тысячи человек под машинами

Встретившись с Александром, мы выехали на место, известное как самое крупное воинское захоронение на территории бывшей Восточной Пруссии. Узнать, что в этой земле лежит почти три тысячи солдат можно только благодаря табличке, установленной в прошлом году. Сейчас прямо на кладбище, расположенном у пересечения Московского проспекта с улицей Дачной, стоит БМВ-центр.

— Это кладбище не застраивалось до начала 2000-х. Тут ни «Вестера» не было, ни БМВ-центра, был только большой пустырь.

— То есть официально это место не было памятником?

— Памятниками и воинскими захоронениями этого периода не интересовались. За советский период, насколько мне известно, не было выпущено ни одного научного труда по этой теме. После распада Советского Союза открылась граница, в нашу область стали приезжать немцы. Они занимались только теми памятниками, которые можно было как-то сохранить. У этого захоронения, несмотря на то, что оно самое крупное в области, наземная часть была утрачена, тут уже не было кладбища в широком понимании, не было памятников и оград. Но в прошлом году тут начали перекладывать теплотрассу, которая идет с противоположной стороны Московского проспекта, через БМВ-центр и дальше за «Сити» в сторону Литовского вала. Мне стало интересно, осталось ли хоть что-то от того, что скрыто под землей, поэтому я подъехал осмотреть отвалы. Поначалу ничего не было, но потом я заметил кость. Затем проследил, куда машины вывозят землю – вывозили они недалеко, в конец Дачной улицы. Тут в земле уже встречалось много костей, куски черепов, позвонки. Пытались мы тогда поднять эту тему, пресса даже что-то писала. Тогда же выяснилось, что теплотрасса тут проложена еще в начале восьмидесятых. Но тогда выкопанный грунт был засыпан обратно, а сейчас, по всей видимости, сменилась технология, и грунт начали вывозить.

Александр Панфилов помог уберечь от окончательного уничтожения самое крупное воинское захоронение на территории бывшей Восточной Пруссии. Пока здесь, на Московском проспекте, установили только табличку, но заказан и памятный знак.

Александр Панфилов помог уберечь от окончательного уничтожения самое крупное воинское захоронение на территории бывшей Восточной Пруссии. Пока здесь, на Московском проспекте, установили только табличку, но заказан и памятный знак.

Фото: Иван МАРКОВ

Погребенный интернационал

— Подключались ли археологи к раскопкам?

— Мне это неизвестно. Думаю, нет. Только с недавнего времени Калининград в пределах вального кольца стал археологической территорией. Но в то время в археологических изысканиях интереса не было, хотя информацией мэрия явно обладала.

— Были ли в этом захоронении русские солдаты?

— При общей численности в почти 2904 человека, тут лежит и 263 русских солдата. Русский участок был вот там, на заднем дворе, - Александр показывает рукой за БМВ-центр, - Это самое крупное захоронение ПМВ не только в Калининградской области, но и в бывшей Восточной Пруссии. Причем, тут настоящий интернационал: кроме немцев (2629 солдат) и русских здесь лежат два англичанина, два румына, пять австрийцев, а также француз, американец и итальянец. Кстати, известен даже один из офицеров, похороненных здесь, это командир сто шестого пехотного Уфимского полка, который был ранен и умер в госпитале Кенигсберга.

Памятник бывшим врагам

— И что теперь будет с этим местом, как думаешь? Здание же не снесешь теперь.

— Мы сначала, конечно, думали, что при помощи местных властей можно будет восстановить захоронение. Но надо быть реалистами. К сожалению, обратно уже ничего не вернешь. Было бы правильным поставить тут памятный знак. В ноябре прошлого года мы поставили табличку, на которой написано, что вскоре памятный знак здесь все же появится. На сегодняшний день подведены итоги конкурса, в котором победила польский скульптор Агнешка Лисяк. Сама скульптура изображает коленопреклоненного солдата не какой-то конкретной армии, а обобщенный образ без отличительных знаков. Наверное, для этого места такой памятник будет самым подходящим, потому что тут кости так перемешались, что не поймешь, где друг, где враг. Хотя в отношении мертвых вообще не стоит упоминать такие категории.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

Общее количество воинских захоронений ПМВ на территории области (включая одиночные) – около 1074;

Количество памятных знаков, стоящих на учете в службе охраны объектов культурного наследия – 37;

Количество захоронений, стоящих на учете в службе охраны объектов культурного наследия – 34;

Количество захоронений, стоящих на учете по линии Министерства Обороны – 60;

Количество воинских захоронений, поставленных на учет усилиями общественников – 10.