Общество9 марта 2015 10:57

Военный шофер Василий Гончаров: «Всю войну я прошел с ощущением, что это простые учения»

«КП» продолжает серию публикаций «Герои штурма Кенигсберга». Мы рассказываем об отважных бойцах, которые брали столицу Восточной Пруссии
Василий Федотович в марте отмечает 94-й день рождения. На фото он с любимым котом по имени Батон, которого с трудом удалось уговорить позировать перед камерой.

Василий Федотович в марте отмечает 94-й день рождения. На фото он с любимым котом по имени Батон, которого с трудом удалось уговорить позировать перед камерой.

Фото: Александр КАТЕРУША

Всем ветеранам мы задаем три вопроса: об их довоенной и мирной послевоенной жизни и просим вспомнить яркий эпизод из жизни фронтовой. Наш сегодняшний выпуск посвящен фронтовому шоферу, а впоследствии командиру-артиллеристу Василию Федотовичу Гончарову.

Василий Федотович 30 марта отмечает 94-й день рождения. И не верится – так молодо и бодро выглядит! Он встречает меня на пороге, а из-за угла выглядывает большой серый кот с желтыми глазами.

- Знакомьтесь, это Батон. Батоша, не бойся. Он, я вам скажу, кот с характером. Весьма непослушный. Зовешь его, а он не приходит. Сидит за стеной, будто и не слышит. Была бы собака - сразу бы прибежала, хвостом бы виляла. А этот делает вид, что не слышит, - улыбается фронтовик.

Учил детей в сельской школе

- Детство мое прошло в Белоруссии, в Гомельской области, в деревне Волосовичи. В деревне было больше 200 домов, а сейчас там все зачахло. С учебой было так – меня никто не посылал, не заставлял и не рекомендовал. Я сам окончил 7 классов школы. Один мой товарищ предложил поступить в индустриально-педагогический техникум. А выпускал он слесарей, токарей и учителей труда. Мы с этим парнем пошли. Меня зачислили, а его нет. Правда, после выпуска я преподавал русский язык и математику. В 1939 году я окончил педагогическое училище и работал учителем в сельской школе. Учителя, которые работали на селе, получали отсрочку от службы в армии. Но тут отсрочку отменили и начали брать. И меня забрали в армию. В числе призывников со мной оказались исключительно работники школ. Нас направили учиться на шоферов: сдали экзамены, выдали права. Нас готовили на Финский фронт, но пока учились, был заключен мир с Финляндией.

Я служил в Шауляе, в Литве, уже заканчивался мой срок службы, когда понеслась война. В 1941 году я должен был уже уволиться.

Василий Гончаров (второй в нижнем ряду) с сослуживцами. Фото сделано в День Победы, 9 мая 1945 года.

Василий Гончаров (второй в нижнем ряду) с сослуживцами. Фото сделано в День Победы, 9 мая 1945 года.

Фото: из архива героя публикации

Пьяницам на фронте везло

… В середине мая 1941 года нам выдали патроны, по 30 штук. И приказ был – ходить на занятия и полевые учения с полной выкладкой, с ранцем и оружием. У меня был карабин – как раз вмещался по длине в кабину моего автомобиля. Нас уже ничего не удивляло. Потому что разговоры были вовсю о том, что война неизбежна. Пыталось наше руководство договориться с немецким. Те обещали одно, а делали другое. Заключили договор с Советским Союзом о поставке зерна в Германию. С этим зерном туда просто эшелоны шли! Этим хлебом, выпеченным из нашего зерна немцы и питались... Война началась внезапно...

…Сначала мне война казалась учениями. Потом понеслось! Другой скажет – страхотня была. А я все делал так, будто это были учения. Так для меня вся война прошла. Психологически я так все воспринимал, хотя видел весь ужас и все смерти.

…Я был простым шофером. Машина моя – знаменитая полуторка, ГАЗ-АА - была предназначена для перевозки взвода артиллеристской разведки и их приборов вроде стереотрубы. Мой товарищ – шофер Дорофеев – возил связистов. Полуторка была замечательная машина. Первую машину разбило. А дело было так. Отступали. Трактор тянул пушку, максимальная скорость 8 километров. И одно орудие отстало, нет его. Командир полка приказывает развернуть машину и вернуться на три километра, посмотреть, что случилось. А там на перекрестке дорог трактор срезал угол по полю, его и подбили вместе с орудием, тракториста убило. Перекресток этот немцы пристреляли. Я подъехал, замедлил ход на перекрестке, начал разворачиваться и услышал хлопки. Тут же нас накрыло снарядами. Я так и остался сидеть за рулем, не успел выскочить. Все заволокло дымом. Лейтенант, который рядом сидел, толкает меня: «Жив?». Оба живы! Хотя осколками прошило всю кабину. Сзади нас в кузове сидели три разведчика. А это был один директор школы, второй учитель. Я вышел из кабины, посмотрел, оказывается и они живы. Сидят, держатся друг за друга. Хотя кузов весь разбило, а большой осколок прошел между кузовом и кабиной. Так мы все уцелели…

Красноармеец Василий Гончаров. Снимок сделан в Шауляе 2 ноября 1940 года.

Красноармеец Василий Гончаров. Снимок сделан в Шауляе 2 ноября 1940 года.

Фото: из архива героя публикации

…Я окончил третье ленинградское артиллеристское училище. Шофером я уже не был, когда наступали на Кенигсберг. Я был командиром взвода 76-мм пушек. Дивизия наша подошла к Кенигсбергу со стороны Понарта, нынешнего Балтрайона. Оттуда мы и начали штурм, вместе с пехотой. Нужно было, чтобы уцелели орудия, а вся низина там была залита водой, место болотистое. Я свои две пушки расположил на кладбище. Вдруг смотрю, мое еще одно орудие едет по открытой дороге в порт – лошади его тянут еле-еле. Немцы встретили огнем. Пулемет положил всех. Я все думаю – ну кто это орудие туда послал? Это был незащищенный расчет – хорошая цель для врага. Скорее всего, это послал командир батареи, алкаш. Был у меня такой. Везло этим пьяницам на фронте! Без конца пьяные, даже в наступлении. Кругом огонь, люди падают, а им хоть бы что! Вот у меня командир дивизиона был, Инстербург брали. Взяли Инстербург, поехали дальше. В небольшом населенном пункте немцы контратаковали. Пехота попятилась, залегли. Смотрю, а этот комдив-майор с немецкой шпагой – где он ее только нашел – выскочил пьяный на поле и машет шпагой над головой, сражаться пошел! Я солдатам сказал взять его под руки и положить в любой свинарник за стену – немецкие стены-то толстые, из кирпича. Его отвели в какой-то курятник и больше я его не видел… Я со своими двумя орудиями дошел до площади Кенигсберга, когда немцы начали сдаваться.

«Я счастливый»

После войны я учился в высшей офицерской артиллерийской школе, служил начальником штаба до 1967 года. После этого меня пригласили в техрыбпром. Я 13 лет инспектировал новые рыборазделочные машины. Тестировали перед массовым выпуском. Уже после этого я на пенсии. У меня двое детей, четверо внуков и три правнука. Я счастливый дед.