Премия Рунета-2020
Калининград
+4°
Boom metrics
Общество14 октября 2015 12:46

В Калининграде корреспондента «Комсомолки» сбил БМВ, за рулем которого сидел курсант-пограничник

После наезда Надежда Ржевская была доставлена в больницу в тяжелом состоянии
Все произошло на этом пешеходном переходе в районе поселка Малое Борисово — буквально в шаге от автобусной остановки.

Все произошло на этом пешеходном переходе в районе поселка Малое Борисово — буквально в шаге от автобусной остановки.

Фото: из архива «КП»

Замять не удастся

О произошедшем несчастье я узнала утром 3 октября. Надя позвонила мне из отделения травматологии Центральной городской больницы:

– Передай всем нашим, что я надолго вышла из строя. Открытый перелом ноги, закрытый руки…

В случившееся не хотелось верить. Накануне, незадолго до аварии, мы разговаривали по телефону. Надя была на редакционном задании, на прогоне нового спектакля в театре, потом сдавала в номер материалы ко Дню учителя. А затем поехала домой, в поселок Борисово.

Надя в «Комсомолке» работает 15 лет. Это человек, который никогда не предаст и всегда готов прийти на помощь. Человек, способный выслушать, поддержать в горе, разделить радость. Человек, умеющий прощать, терпимый к чужим недостаткам и требовательный к себе. Любящая и любимая жена и мама. Наконец, красивая, тонкая молодая женщина.

О подробностях ДТП я узнала от начальника пресс-службы Управления ГИБДД по Калининградской области Натальи Диденко:

– На нерегулируемом пешеходном переходе Надежду Ржевскую сбил автомобиль БМВ. Материалы переданы в военное следственное управление, так как за рулем машины находился курсант пограничного института ФСБ России. Будут проведены все необходимые следственные действия и экспертизы. Уверена, это дело не удастся замять. А Наде желаю скорейшего выздоровления, искренне сочувствую, так и передайте!

Кровь на асфальте

ДТП случилось 2 октября, около восьми часов вечера. Надежда вышла из маршрутки №66 на остановке в районе поселка Малое Борисово, - недалеко от дома. Потом долго стояла у перехода. Машины шли одна за другой, никто не останавливался. Наконец в плотном потоке появилось «окно». Надя, как полагается пешеходу, посмотрела налево-направо, убедилась, что с обеих сторон на обозримом расстоянии машин нет, и ступила на «зебру».

Замечу, что Надя, которую я хорошо знаю много лет, очень аккуратна, даже педантична, особенно, когда это касается безопасности. Поэтому могу представить, что она никак не могла предугадать, что со стороны Борисово на нее налетит БМВ 520 серебристого цвета. Управлял автомобилем курсант пятого курса первого (командного) факультета пограничного института Артем Хусейнов (фамилия и имя изменены в интересах следствия. – Ред.). Судя по всему, лишь в последний момент он вывернул руль вправо, в направлении обочины.

После удара Надя упала на дорогу и закричала. Наверное, это была даже не реакция на нестерпимую боль, а то, что она увидела свою неестественно вывернутую левую ногу. Стопа держалась лишь на уцелевших связках.

– На наше счастье, если в подобной ситуации вообще уместно говорить о счастье, рядом стояла машина военной «Скорой помощи», – вспоминает события того вечера Владислав Ржевский, муж Нади. – Возле остановки находится стрельбище, там как раз проводились занятия, во время которых всегда дежурят медики. Так что уже буквально через какие-то секунды они побежали к Наде и оказали ей первую помощь. Как потом сказали врачи «скорой», их военные коллеги сделали все просто блестяще. За что им огромное спасибо.

Вся редакция «КП» желает Наде скорейшего выздоровления!

Вся редакция «КП» желает Наде скорейшего выздоровления!

Фото: из архива «КП»

В это время дома Надю ждали свекровь и маленькая дочь. Кто-то дал ей мобильный телефон (ее аппарат от удара рассыпался), Надя из последних сил набрала домашний номер и простонала в трубку: меня сбила машина, сейчас повезут на «скорой».

– Перепуганная мама, плача, позвонила мне на работу, и я помчался на место ДТП, – продолжает Влад. – Надю только что увезли в больницу. Я пошел к машине ГАИ, стоявшей рядом с БМВ. И тут меня мягко перехватил какой-то парень.

Как оказалось, водитель БМВ. По словам Ржевского, парень попросил отойти с ним в сторонку. А затем подозвал еще какого-то парня, который представился свидетелем и заявил: так как шла ваша жена, по пешеходным переходам не ходят.

– Представляете, я стою и смотрю на асфальт, залитый кровью моей Нади, - рассказывает Влад. - Я еще не знаю, что с ней, жива ли. А водитель уже даже о свидетеле успел позаботиться. И мне, ничем не смущаясь, безапелляционно говорят, что Надя еще и виновата… Не знаю, как мне удалось сдержаться. Отвернувшись, я наконец дошел до машины ГАИ. Узнал, куда именно повезли Надю, и бросился домой – собрать хоть какие-то вещи ей в больницу. Ну и попытаться успокоить дочку.

На словах и на деле

Надя приходила в себя, поддерживали обезболивающие препараты, состояние было тяжелым. Артем Хусейнов уже пришел к ней. Говорил много и красиво. Дескать, мне все равно, что будет со мной, главное – вам помочь. При этом очень хотел пообщаться с лечащим врачом, чтобы узнать, какова степень тяжести травм. А между делом сообщил, что у него уже есть адвокат.

Даже в том состоянии Надю это неприятно резануло. Прошло всего несколько часов, парень уже обзавелся адвокатом, - и как вскоре выяснилось, отнюдь не первым попавшимся, а специализирующимся на делах, связанных с ДТП.

А между тем из Дагестана в Калининград к сыну уже летел отец. Вечером они собирались «решить все миром, по-хорошему». Встреча состоялась в офисе адвоката. Старший Хусейнов, выразив сожаление, сообщил две, видимо, главных для него вещи: что он с трудом вырвался с работы и что люди они небогатые. Затем слово взял адвокат: итак, мои клиенты предлагают заключить мировое соглашение, по которому готовы заплатить сто тысяч рублей.

– Я надеялась, что речь идет именно о помощи, что люди хотят действительно помочь, не требуя ничего взамен, – признается Надя. – А они, оказывается, решили откупиться. Да еще назначив, на мой взгляд, просто оскорбительную сумму.

– Я старался быть спокойным, объяснил, на какую жизнь отныне обречена наша семья, – говорит Влад. – И хоть мне был омерзителен этот торг на крови, все же назвал сумму, которую ожидал услышать и которая помогла бы Наде более-менее спокойно восстановить здоровье. В ответ услышал, что я «злой человек» и «пользуюсь ситуацией». Впрочем, окончательно мы не расстались – сказали, что будут думать. А я на прощание попросил: больше, пожалуйста, никаких звонков Наде и, тем более, визитов к ней – ей это не помогает.

5 октября у Нади был день рождения. Утром на мобильный телефон ее 9-летней дочери пришло поздравительное сообщение. От Хусейнова-младшего. Дочка испугалась. А родители восприняли эсэмэску, как угрозу. Мол, вы у нас под колпаком, – все ваши личные данные известны.

7 октября Ржевские подали заявления в полицию и в военный следственный отдел, попросив возбудить уголовное дело.

Честь мундира превыше всего?

Мы связались с заместителем начальника пограничного института по воспитательной работе полковником Виктором Цыцверой.

– Мальчик он хороший (имеется в виду Артем Хусейнов. – Ред.), - сказал полковник. - Если докажут, что виноват, будет суд, будем принимать меры. Но пока речь об отчислении не идет – вина не доказана. Вы же, не зная законов, лезете к нам с такими разговорами!

Позиция воспитателя в погонах вызывает, как минимум, недоумение. Искалечивший чужую жизнь пятикурсник давно не мальчик, а воин, присягнувший Родине. И то, что он совершил, – пятно на пограничном институте. Между прочим, наводящее на определенные выводы о качестве воспитательной работы. К слову, никаких, даже формальных извинений за своего питомца из института Ржевским не поступало.

Ну и раз уж господин Цыцвера заговорил о компетентности. Лечащий врач Нади – специалист высшей категории, опытный хирург-травматолог, в больнице работает почти сорок лет. Он был крайне удивлен, когда к нему вдруг заявились странные визитеры, назвавшиеся представителями пограничного института.

– Требовали показать историю болезни Надежды Ржевской, - рассказал доктор. - Пришлось объяснить им, что это конфиденциальная информация, которая предоставляется исключительно по официальному запросу в рамках уголовного дела. А степень тяжести травм определит судебно-медицинская экспертиза. Сказав это, я указал им на дверь. Я врач и моя задача лечить больных, что я и делаю. А Надя – умница, очень терпеливый человек, хрупкая, но стойкая, не каждый мужчина такое выдержит.

Наша Надя и правда держится молодцом. Но впереди еще много испытаний – операции, длительный курс реабилитации.

– Плохо сплю, быстро устаю, скачет температура, - говорит Надежда. - Мучительно вспоминать тот страшный вечер, тяжело думать о будущем – ведь прежней жизни у меня и моей семьи уже не будет. И так хочется домой.