2016-08-24T01:40:34+03:00

«Выживший» по-калининградски: Корреспондент «КП» провел ночь в зимнем лесу под стук зубов и вой волков

Мы выяснили, зачем ботинкам парафин, что такое нодья, и без чего нельзя уснуть на морозе
Поделиться:
Комментарии: comments7
Фото: Иван МАРКОВ
Изменить размер текста:

Пока балерина Анастасия Волочкова делала очередной шпагат, прикрывая нескромные места льдинками, корреспондент «Комсомолки» тоже захотел испытать себя на морозе и собрался в зимний поход с ночевкой. Одному идти в леса было страшновато, зато довольно быстро изъявили желание отправиться по сугробам Роминтской пущи еще два безумца: гусевский краевед Александр Казеннов и служащий по контракту Олег Дворянчиков. Прогноз погоды обещал на субботу последние январские холода и ясное небо, а моя экипировка подсказывала – будешь мерзнуть так, как не мерз даже в фильме «Выживший» Леонардо Ди Каприо, нырявший от индейцев в ледяную воду.

Парафиновые берцы

Зимней походной обуви у меня не было, зато имелись кожаные ботинки на высокой шнуровке. Спального мешка, рассчитанного на минусовые температуры, тоже не нашлось, зато на балконе пылился летний спальник, в котором время от времени ночевали мои гости. Походную куртку заменил старый пуховик с воротником из искусственного меха, а под хэбэшные летние штаны я поддел термобелье, которое в морозы пока ни разу не подводило. В общем, требовался апгрейд моей амуниции, к которому я приступил за день до похода.

Сказочный Роминтский лес. Тут водятся волки, олени, а может быть, и гномы. Фото: Иван МАРКОВ

Сказочный Роминтский лес. Тут водятся волки, олени, а может быть, и гномы.Фото: Иван МАРКОВ

«Прокачка» нужна была в первую очередь для обуви, поэтому на форумах так называемых выживальщиков я вычитал бюджетный рецепт, позволяющий любые ботинки сделать непромокаемыми. Требовался только фен (у жены он имелся, конечно) и парафиновая свеча. Свечкой я натер носы и пятки своей обуви, после чего расплавил слой парафина феном. Тестирование под струей воды показало – внутрь не попадает ни капли! Далее для обогрева ног во время ночевки я приобрел две упаковки средства «Теплоид», которые могут семь часов поддерживать температуру до 60 градусов (их я собирался запихнуть в носки). Из походных выкрутасов я купил еще одну штуку – отражающий тепло экран из фольги. Его мы собирались установить за костром: если уж греться, то греться по максимуму.

Ненастоящая гора

Уже на старте выяснилось, что проблемы с экипировкой не у меня одного: Олег решил не надевать тяжеленные зимние берцы, подумав, что легко обойдется летними мембранными. К тому же, на нем было сразу две жаркие шапки (одна вязаная, а вторая – ушанка) и непродуваемые штаны, от которых уже на первых километрах пути начали мокнуть ноги.

— Это все фигня, - думал я. – Вот героя Ди Каприо вообще медведь задрал, и на морозе он полуголый несколько часов пролежал. Решили, что надо выжить в лесу – значит, выживем!

Сено, солома, тент — и ночлег готов. Главное не замерзнуть! Фото: Иван МАРКОВ

Сено, солома, тент — и ночлег готов. Главное не замерзнуть!Фото: Иван МАРКОВ

Погода в субботу действительно была на нашей стороне: на небе не было ни облачка, не шумел в деревьях ветер, а лесное зверье натаптывало кругом тропы и старалось не попадаться нам на глаза. По снежной просеке мы добрались до наивысшей точки области – горы Дозор. Правда, тут нас ждало первое разочарование: возвышенность, не была похожа на то, что обычно называют горами. Дозор оказался большим холмом, поросшим лесом, на вершине которого не оказалось ни одного флага, оставленного верхолазами. Поэтому, попив чайку из термосов, мы отправились к озеру Мариново, по дороге обсуждая строительство укрытия – палатку мы заранее решили не брать.

Нодья

Первое, что нас порадовало на берегу озера, выбранного для строительства лагеря, – заросли камыша. Пока я носился по лесу в поисках дров, парни натягивали тент из плащ-палаток и застилали место ночлега береговой растительностью.

— Вань, нам нужно два толстых еловых бревна, сейчас будем нодью делать! – крикнул Саша, привязывая к дереву навес.

Поспать за всю ночь удалось только полтора часа. Потом меня разбудил жуткий холод. Фото: Иван МАРКОВ

Поспать за всю ночь удалось только полтора часа. Потом меня разбудил жуткий холод.Фото: Иван МАРКОВ

Что это за штука, я не знал, но поваленную елку нашел довольно быстро. Уже в процессе установки «обогревателя» выяснилось, что нодью используют сибирские охотники, ночующие во время засидок в лесу. Чтобы ее соорудить, нужно забить в землю четыре колышка и зажать между ними заготовленные бревна, заранее вырубив в нижнем подобие борозды. Зазор должен обеспечить долгое постепенное горение, а правильно устроенная нодья может, по рассказам, греть чуть ли не целую ночь без особого контроля.

В теории все звучало довольно круто, и особенной уверенности добавлял прикупленный экран, отражающий тепло. Правда, час возни с бревнами ничего не дал.

— Блин, шесть таблеток сухого розжига спалил, а эта хреновина не собирается гореть! – злился Саня, - Короче, не будем морочить голову и обычный костер запалим. Экран за ним поставим – может, не замерзнем.

Волки вместо гризли

Пока кипел котелок с гречкой и грелся чайник, в лесу стемнело. Мои сапоги от долгого сидения у костра начали мокнуть, потому что парафиновое покрытие от жара испарилось. Олег, как оказалось, не взял запасных носков и виновато улыбался, выжимая чуть ли не литр воды из своей единственной пары. Через полчаса ускоренная костровая просушка обуглила его носки, и он выпросил у нас запасные.

Черная речка за день до оттепели. Фото: Иван МАРКОВ

Черная речка за день до оттепели.Фото: Иван МАРКОВ

Спать мы завалились часов в 10 вечера, а проснулся я уже в первом часу от жуткого холода. Костер потух, нос был ужасно холодным, а под спину как будто кто-то подложил кусок льда. К тому же, с озера потянул влажный ветер. Хватаю ботинки, а они так задеревенели на морозе, что я не могу их размять больше десяти минут. Наконец, справляюсь с мороженой обувью и пускаюсь в лес за дровами. Пробегая вдоль берега, слышу шорох в кустах. «Ну вот и я своего медведя нашел!» - мелькают в голове кадры сражения Ди Каприо с гризли. Но шорох удаляется, а через минут 15 на другом берегу поднимается волчий вой.

За всю ночь я не мог больше уснуть, зато мои попутчики счастливо храпят в своих зимних спальниках.

«Вымокший»

Поднимаю Саню и Олега в 6 утра, в 8 мы уже стартуем в сторону поселка Краснолесье через мрачный лес. Метрах в 500 от нашего лагеря встречаем волчьи следы.

— Похоже, за стадом косуль он шел, - умничает Саня.

Так выглядит нодья. Это сооружение мастерят, чтобы согреться, сибирские охотники. Фото: Иван МАРКОВ

Так выглядит нодья. Это сооружение мастерят, чтобы согреться, сибирские охотники.Фото: Иван МАРКОВ

Всю дорогу обсуждаем, что нужно взять с собой в следующий зимний поход. К общему удивлению, никто даже не хлюпает носом. Вот только вторая половина утреннего пути (прошагали около 12 километров) начала утомлять – рюкзаки потяжелели от мокрых плащ-палаток и спальников, а сыре ноги хоть и разогрелись от ходьбы, мерзко хлюпали в ботинках. Утешало только одно – переночевать в лесу нам удалось. Правда, если бы мы снимали фильм про выживание в дебрях, он бы наверняка назывался «Вымокший».

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также