Общество

Роковая экспедиция: О погибших в Атлантике калининградских рыбаках забыли на полвека

Трагедия 1952 года долгое время замалчивалась, а памятник ее жертвам до сих пор не установлен
Как показала трагедия, первые рейсы в район далекой Исландии были организованы с многочисленными упущениями.

Как показала трагедия, первые рейсы в район далекой Исландии были организованы с многочисленными упущениями.

Фото: из архива героя публикации

В истории калининградского рыбодобывающего флота было несколько трагедий. Погибли траулеры «Тукан», «Чернышевский», «Моршанское». О том, что произошло 28 августа 1952 года за полярным кругом в Северной Атлантике с траулерами «Ракета» и «Гонг» до сих пор известно немногим - история долгое время упорно замалчивалась.

Вторая сельдяная

В середине прошлого столетия промысел в районе Исландии вел весь рыболовный флот северо-запада СССР. Рыбаки из Калининграда, Клайпеды, Мурманска традиционно брали хороший улов жирной сельди, которая тогда была самым популярным блюдом на столе каждой советской семьи.

- Мой друг Владимир Касаткин юнгой ходил в море на СРТ-103 «Ракета» в составе первой сельдяной экспедиции в 1951 году. В июле 52-го, считая себя уже опытным мореходом, он отправился в тот самый рейс, - рассказывает ветеран рыбной промышленности нашей области Рудольф Алексанян. – Володя рассказывал, что работал на выборке сетей, стоял по пояс в «живом серебре». Рыбаки были мокрые до трусов, но никто не жаловался, не ныл. Знали, сделаем план, будет хороший заработок. В августе в Заполярье начало зимы, пурга и шторма. До конца промысла оставался месяц. Работали в прежнем темпе, даже палуба была заставлена бочками с рыбой.

Рудольф Алексанян (слева) сам ходил в моря, а теперь добивается того, чтобы увековечить память погибших моряков.

Рудольф Алексанян (слева) сам ходил в моря, а теперь добивается того, чтобы увековечить память погибших моряков.

Фото: из архива героя публикации

В тот день «Ракета» и «Гонг» подошли к плавбазе «Тунгус», чтобы разгрузиться, когда поступило штормовое предупреждение. Суда поставили носом на волну. Темнело. Боцман Леонид Крюков дал всем команду спуститься в кубрик, а сам принялся закреплять груз и мотопомпу на палубе.

Скорость поднявшегося ветра достигла 35 метров в секунду. Под ударами обрушившихся на траулеры огромных волн бочки с сельдью съехали с места. Образовался крен. Одной из волн Леонида Крюкова смыло за борт, вытащить его не удалось. Моряки боролись до последнего, но сделать ничего не могли. Первым вместе со всем экипажем ушел под воду СРТ-142 "Гонг", капитаном которого был Василий Лагаев. Из тех, кто был на борту «Ракеты», многих удалось спасти. Всего стихия унесла жизни более тридцати калининградских рыбаков.

Долг перед товарищами

- В Калининграде бытует мнение, что памятник морякам судна «Тукан» на Старом кладбище и есть тот монумент погибшим рыбакам второй сельдяной экспедиции. Уже третий десяток бьюсь за правду, доказываю очевидное, нашим властям, - говорит Рудольф Алексанян. - На строительство памятника были выделены деньги - полтора миллиона рублей, но средства «растворились» на другие цели. Я предлагал и настаиваю на том, чтобы поставить памятник рядом с братской могилой советских солдат, недалеко от военного госпиталя Балтийского флота в Калининграде. Здесь лежат однополчане погибших рыбаков. Они вместе сражались. Это было бы символично.

Товарищ Рудольфа Алексаняна Владимир Касаткин был капитаном транспортных рефрижераторов «Днестровский лиман», «Солнечный берег», «Золотые дюны», «Сырве», «Прибой», «Лазурный берег», НИС «Академик Курчатов». В 2000 году ушел из компании «Рефтрансфлот» на заслуженный отдых.

- Володя, 39 лет отдав морю, получил пенсию, которой не хватало на лекарства. В 2002 году эмигрировал в США, сейчас с ним общаемся по скайпу, вспоминаем нашу молодость. Обещаю ему, что памятник первым рыбаками и первым переселенцам в этот край, поставим. Он плачет! - рассказывает Рудольф Погосович.

"Это был героический труд"

Сам Рудольф Алексанян ходил в моря вместе с первыми переселенцами, с теми, кто прошел всю Великую Отечественную и затем строил на территории бывшей Восточной Пруссии новую жизнь. Рыбная промышленность стала основой развития экономики региона, развивалось судостроение, судоремонт, рос промысловый флот, открывались новые рыбоконсервные заводы, для моря работала наука.

Калининградские рыбаки работали в тяжелейших условиях, но время на соблюдение морских традиций непременно находили.

Калининградские рыбаки работали в тяжелейших условиях, но время на соблюдение морских традиций непременно находили.

Фото: из архива героя публикации

- Подумайте сами, месяца не прошло после Дня Победы, как был образован в Калининграде рыбный трест. Уже в 1946 году в заливах наши ребята выловили в заливах и прибрежных водах Балтики 2 тысячи 760 тонн рыбы. А в 1947 году калининградские рыбаки вышли в океан, на небольших судах с ограниченной автономностью плавания – сначала в Северо-Восточную, затем в Северо-Западную Атлантику. В 1965 году мы добывали в Атлантике 630 тысяч тонн морепродуктов. Прибыль получали от 70 до 90 миллионов рублей ежегодно, - говорит Алексанян. - Это был тяжелейший, героический и опасный труд. Экипажи судов были в основном из фронтовиков, тех, кто штурмовал крепость Кенигсберг. Представляете, они прошли всю войну и остались живы. Сменили военную форму на рыбацкие бушлаты, отправились на промысел, добывать средства, для того чтобы этот город восстановить. На маленьких СРТ они выходили в океан, понимая, что только рыба спасет голодный Калининград. Надо было кормить людей и зарабатывать, чтобы строить дома, школы и заводы. И рыбаки отдали жизнь за этот город, и лежат на дне холодной Атлантики. А на берегу нет даже камня с их именами, негде поклониться их светлой памяти. Это моя боль и боль моих товарищей ветеранов моряков. О том времени, мы написали книгу «Обрученные с морем». Пока это все, что сделано, чтобы увековечить светлую память.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Официально главными причинами гибели траулеров "Гонг" и "Ракета" назвали ошибки и неподготовленность экипажа. На "Гонге" были плохо закреплены орудия лова (сети), которые вскоре намотались на винт и судно осталось без движения. Из-за недостатка опыта рыбаки не смогли провести разгерметизацию и раскрепить грузы. На "Ракете" было обнаружено скрытое повреждение корпуса, полученное от контакта с плавбазой. Однако есть и другая версия произошедшего, согласно которой обоим траулерам в тот ненастный день просто не дали разгрузиться на плавбазе, экипаж которой уже бурно отмечал выполнение годового плана. Так "Ракета" и "Гонг" с полными трюмами и попали под удар стихии. Судебное разбирательство все же состоялось. Начальник сельдяной экспедиции Соболев был осужден на 25 лет. Роковые ошибки учли при организации и подготовке экспедиций 1953 года - появились приказы, определяющие плановую нагрузку на каждое судно, назначение ответственного за подготовку, снаряжение и отправку экспедиций.