Общество26 апреля 2017 13:47

Владимир Пахомов: Россияне разучились правильно писать слово «коньяк»

Во время визита в Калининград главный редактор «Грамота.ру» и член экспертного совета «Тотального диктанта» побывал в эфире радио «Комсомольская правда»
Владимир Пахомов в калининградской студии Радио "КП".

Владимир Пахомов в калининградской студии Радио "КП".

Фото: Иван МАРКОВ

Про ударения

- Владимир, признаюсь, беседа с вами вынуждает меня следить за грамотностью собственной речи.

- Да, я часто встречаюсь с таким отношением: мол, в вашем присутствии мы будем стараться говорить правильно. А лингвисты, на самом деле, терпимые люди, потому что разбираются в истории языка и знают, что сегодня неправильно произнесенное слово — ошибка, а раньше, например, было нормой. И наоборот.

- В таком случае, как часто изменяется язык?

- Любой живой язык меняется все время и постоянно. И как бы нам не хотелось законсервировать какие-то процессы в нем, мы этого сделать не можем. Для того, чтобы оценить масштабы изменений, нужно посмотреть на язык сегодняшний и несколько столетий назад.

- Почему происходят изменения в языке?

- Потому что меняется жизнь. Ведь главная задача языка - описание явлений окружающей нас действительности, и помощь в обозначении всего того, что происходит в мире. Если мир будет меняться, а язык нет, тогда мы не сможем им пользоваться. Самоцелью языка не является раз и навсегда застолбить какое-то ударение в слове. Если для того, чтобы говорящим на нем людям было удобнее и для этого надо изменить ударение, оно изменится.

- Получается, что человек в какой-то момент не смог выучить верное ударение? С чего вдруг ему стало удобнее говорить иначе?

- В русском языке есть такой закон, согласно которому, в длинных словах ударение не ставится на его краях и оно стремится к середине. И так удобно для нашего языка. Представьте, произнести ударный слог, а потом три-четыре — безударных. Это просто неудобно! Вот, например, слово «страхОвщик». Раньше ударение стояло на «страховщИк», потом оно перешло на середину слова, но колебания, все же, были. Но возьмите слово «перестрахОвщик». Неудобно говорить «перестраховщИк»: четыре безударных слога перед ударением. И в этом случае колебаний перед выбором правильной формы, не было.

- Так, а что с договОром?

- С договОром интересная история. В русском языке ничего случайного не бывает. Вариант «дОговор» появился не потому, что есть горстка глупых людей, которая никак не может запомнить, что правильно - «договОр».

- То есть, не в этом причина?

- Нет, не в этом, а из-за влияния других слов, оканчивающихся на «гОвор». Вот, смотрите - «вЫговор», «зАговор». Да, был «заговОр» в XIX веке во всех значениях…

- Стоп, а «приговОр»?!

- Подождите! Под влиянием вышесказанных слов — и «приговор», и «договор» изменяли ударения. Ведь, «прИговор» тоже было распространено, и даже в 70-е годы XX века умудрилось попасть в словари. А дальше произошла интересная достаточно редкая история. Появился вариант «прИговор», в словарях побыл недолго и исчез. Не закрепился. Старое ударение «приговОр» удалось этому варианту отстоять свои права. И этот выскочка-прИговор как появился, так и исчез. Что касается колебаний — «договОр» или «дОговор, то опять под влиянием «вЫговор», «зАговор» появился вариант «дОговор» и он долго находится в языке. Еще в 50-е годы в словарях было отмечено, что в разговорной речи так допустимо. То есть прошло 50-60 лет, и ничего не поменялось: по-прежнему «дОговор» позволителен, а «договОр» - строгая норма. В языке все происходит очень медленно. Не бывает, что сегодня правильно так, а завтра этак. Изменения проходят в течение многих десятилетий, а то и столетий.

Была ошибка - стала норма

- Владимир, когда мы говорим о строгой норме, мы имеем в виду абсолютно верный вариант?

- Да, это эталон.

- Допустимая норма, в таком случае, компромисс? Для чего он нужен, если есть эталон?

- А вы знаете, наша школа нас приучила к тому, что у нас все делится на «правильное» и «неправильное», на ошибку и норму. Но дело в том, что так в языке не бывает. Как устроен мир? Не бывает двух времен года, их четыре. Вот и русский язык так устроен, что в нем не бывает делений на строгие правильное и неправильное. Да, есть случаи, когда правильно только так, и не иначе, например, «каталОг». Только так правильно, и ни в коем случае не «катАлог». А есть случаи, когда в языке есть два варианта. Например, «кружИтся». Снег и крУжится, и кружИтся. И оба случая правильны. Есть варианты, существующие в языке, неравноправные, но один из них не ошибочен. И эта та стадия, когда вариант допустим. Да, он менее желателен, но не ошибочный. Это случается, когда второй вариант появился, какое-то время в языке существует, в речи грамотных и образованных людей употребляется, но пока «не дорос» до того, чтобы его признавать полноправным. Опять же, «дОговор» и «договОр» - не равноправны. Но то, что допустимо, означает перспективно. То есть может стать со временем правильным.

- Вы обозначили разницу между высокообразованными людьми и, скажем так, не очень образованными. В таком случае, какой группе людей приходится идти навстречу?

- Если мы выйдем на улицу и спросим, то получим, наверное, самый распространенный ответ, и тогда мы подумаем, что все безграмотные, а нам придется подстраиваться. На самом деле нет. Когда лингвисты рассматривают вариант признавать его допустимым или нет, то один из ключевых факторов — этот вариант должен одобряться большинством грамотных образованных людей-носителей языка. Сколько бы людей не говорили «звОнит», но пока этот вариант не будет одобряться большинством грамотных образованных людей, хотя он отвечает системе языка, то в словари он не попадет на правах допустимого. Именно потому, что есть общественное неприятие, порог. Отсюда вывод, что норма — это то, что принято среди грамотных и образованных людей.

"Тотальный диктант" - не школьный

- Владимир, а как бы вы объяснили результаты написанного недавно «Тотального диктанта»? Заставили ли они многих густо покраснеть?

- Ну почему же? В этом году пятерок больше, чем в прошлом. Сам факт, что 200 с лишним тысяч человек в мире пришли писать «Тотальный диктант» - это очень здорово. Представьте себе, что лет 20 назад тогдашним школьникам сказать: мол, пройдет столько-то лет, и вы, будучи взрослыми людьми, придете утром в свой выходной день добровольно писать диктант. Покрутили бы пальцем у виска!

- В чем успех тогда?

- Тотальный диктант - это праздник русского языка. Я всегда говорю, что написание его не нужно воспринимать, как некую карательную акцию по выявлению ошибок. Люди просто бросают сами себе вызов и участвуют в интеллектуальном флешмобе! В маленьких городах вообще удивительные истории произошли: люди пришли писать «Тотальный диктант» к своим учительницам в свои школы, снова сели за парты и под ее диктовку писали диктант! И произошла встреча выпускников с учителем! Для меня совершенно потрясающая история, до мурашек. А что касается результатов, заставляющих кого-то краснеть, то здесь надо помнить, что «Тотальный диктант» - не школьный, когда в нем отрабатывается какое-то правило. «Тотальный диктант» написан современным российским писателем. Текст - живой настоящий, не адаптированный, не сокращенный, где встречаются слова и правила, которые в школах, порой, не изучались. Поэтому написать «Тотальный диктант» на пятерку, значит продемонстрировать виртуозное владение русским языком.

- А такое владение языком пригодно для жизни?

- Это говорит об идеальном правописании, но все-таки давайте не забывать, что грамотность - это не только правописание. Я бы включил в это понятие несколько пунктов. Во-первых, умение пользоваться словарями, ведь невозможно знать все слова русского языка. Во-вторых, надо уметь переключать регистры: то, какие можно позволить себе вольности, например, в интернет-переписке, нельзя применять в официальных письмах. В-третьих, уметь выбирать уместные слова, чтобы не обидеть собеседника. Это все надо включать в понятие грамотности.

- По результатам все же, выявился целый ряд ошибок. Как бы вы их охарактеризовали?

- Очень много трудностей вызвали слова с одной и двумя буквами «н». И это традиционно. Да, действительно, это один из самых сложных разделов русского языка.

- Подождите, есть же набор слов, где четко регламентировано количество «н»?!

- Но не всегда. Встретилось сочетание «мороженое молоко»… Давайте разберемся. Когда у нас появляется отглагольное прилагательное, например, «жареная картошка», то здесь одна «н», потому что нет зависимых слов. Когда они появляются и прилагательное становится причастием, то есть «жаренная на сковородке картошка» или, например «крашенный белой краской пол», тогда появляется вторая «н». Сложное место, и это не все помнят. Да, приходится задумываться — у нас прилагательное или причастие. Именно поэтому лингвисты, а правила написания — это не раз и навсегда, на протяжение пары веков «зависали» на этим правилом. И несколько раз предлагалось это правило упростить и привести к единому знаменателю. Но поправка ни в XIX, ни в XX веке не принималась, и по сей день действуем так, как есть. Объективно трудно. Еще было много ошибок на различения мягкого и твердого знаков. В словах «пьедестал» и «коньяк» писали ошибочно твердый знак вместо мягкого. Но здесь, мне кажется, «горе от ума». Перемудрили, вспомнив правило, что после согласных перед гласными «е, ё, ю, я» пишется твердый знак. Но после приставок! Когда «конъюнктивит», «подъезд» у нас, то, конечно, твердый знак. А в «пьедестале» и «коньяке», конечно, мягкий, потому что нет приставки. Видимо, сбило зрительное восприятие. Когда происходит наложение разных правил, то возникают ошибки.

- Владимир, делая вывод из всего сказанного, русский язык, по-прежнему, богат и могуч?

- Конечно! Еще правдив и свободен.

- И, наконец, «кофе» - мужского рода?

- Мужского рода — в строгой литературной речи, среднего рода — допустимое разговорное употребление. И так было еще до Великой Отечественной войны: в 30-е годы в словаре Ушакова была точно такая же рекомендация. Здесь ничего не изменилось за 80 лет.

ИНТЕРВЬЮ