Политика27 июня 2017 18:12

Министр Михаил Абызов: Нам нужно уходить от советского репрессивного контроля

Министр РФ по вопросам Открытого правительства ответил на вопросы «Комсомолки» во время визита в Светлогорск
По словам Михаила Абызов, новые информационные системы и технологии позволят тратить меньше времени на проверки.

По словам Михаила Абызов, новые информационные системы и технологии позволят тратить меньше времени на проверки.

Фото: Александр КАТЕРУША

В конце прошлой недели Светлогорске обсудили результаты реформы государственного контроля и надзора относительно правоприменительной практики Калининградской областной таможни. На совещание специально прилетел куратор реформы министр РФ по вопросам Открытого правительства Михаил Абызов. Контролеры, бизнес и общественность обсудили итоги надзорной деятельности таможенной службы и результаты проведенных проверок. После совещания Абызов ответил и на вопросы «КП».

«Наша задача – не собирать штрафы»

- Реформа госконтроля и надзора - для многих больная тема. Вы согласны, что контролирующие органы в России для бизнеса - это боль?

- Согласен и именно поэтому мы начали реализовывать приоритетный проект по реформе контроля и надзора. В России определение «реформа» носит не очень добрую славу и репутацию. Хорошее дело иногда реформой не назовешь. Но уровень проблем и сложность задачи, которую надо решить, чтобы перевести старую советскую систему репрессивного контроля в формат партнерской системы нового государственного контроля и надзора, требует того, чтобы это была именно полномасштабная и глубокая реформа.

- Вы считаете, что система у нас по-прежнему советская?

- Сегодняшние основные принципы государственного контроля и надзора во многом являются формами советского репрессивного контроля, когда инспектор в обязательном порядке при каждой проверке должен найти нарушение и наказать максимальным уровнем штрафов. В противном случае начальник считает, что этот инспектор работает плохо, а в Москве чиновники считают, что система неэффективна. Наша задача – не выявить надуманные нарушения, не собрать штрафы, а обеспечить безопасность граждан, их жизни, здоровья и экономическим интересам. Для этого мало выявлять недостатки. Очень важно помогать поднадзорным субъектам, предпринимателям, выполнять те требования, которые государство предъявляет для обеспечения и защиты общественных ценностей.

- Какова конечная цель реформы контроля и надзора?

- Основные цели три. Первая – повысить безопасность для граждан, снизив количество смертельных случаев, заболеваний, ущерба для здоровья по тем рискам, которые контролирует государство, к 2024 году в два раза. Сегодня по тем рискам, которые контролирует государство и по тем рискам, которые защищают наши пресловутые государственные требования, погибает порядка 80 тысяч человек. Это дорожно-транспортные происшествия, смертность на производстве, отравления и многое другое. Если сравнить с аналогичными параметрами лучших международных практик, в частности, стран ОЭС, то уровень здесь потерь в России должен был составлять 40-45 тысяч человек. Вот эта разница, которую мы недостаточно эффективно реализуем и это те параметры, к которым мы должны выти к 2024 году. В цифрах это означает, что за период реализации реформы количество смертельных случаев по тем рискам, которые защищает государство, должно снизиться на 180 тысяч. Это большая цифра.

Вторая цель – радикально снизить неэффективную административную нагрузку на бизнес. Это требует радикального пересмотра устаревших советских требований, норм и правил. Основные затраты бизнеса заключаются в том, что они должны выполнять устаревшие требования, а для этого проводить соответствующие инвестиции и затраты в производственных циклах, которые гораздо дороже, чем встречи контролера. Эти неэффективные административные затраты к 2024 году мы должны снизить в два раза.

Третья цель – сделать саму систему государственного управления надзорными полномочиями в контрольных органах более эффективной. Для этого мы должны внедрить современные информационные системы и технологии, которые избавят наших контролеров и сотрудников надзорных ведомств от ненужной бумажной работы и, кстати, избавит предпринимателей от необходимости предоставлять отчеты бумажном виде. Мы должны перейти на систему взаимодействия с поднадзорными субъектами максимально дистанционную.

- То есть вместо того, чтобы куда-то выходить, инспектор может посмотреть по камерам, зайти в базу, посмотреть бухгалтерские операции?

- Абсолютно. И не тратить производственное время свое и самое главное – время предпринимателя на старые форматы надзорных мероприятий: проверки, осмотры и все остальное.

- Количество надзорных органов в России уже вызывает сомнение относительно того, насколько все это координированно можно поменять. Их десятки!

- 44 ведомства на федеральном уровне обладают полномочиями по контролю и надзору и это порядка 165 видов госконтроля и надзора на федеральном уровне.

- Снизить это количество можно?

- Госконтроль и надзор действительно должен быть более компактным. У нас в целом он разросся. Сейчас моя главная задача – не обсуждать модели слияния, поглощения и переподчинения, о чем любят поговорить эксперты, а реализовывать цели реформы. Если мы начнем переставлять стулья и столы, назначать новых руководителей, производить всемирное переселение людей между надзорными ведомствами, то мы потеряем темп и в обозначенные сроки на параметры, которые определены, не выйдем. Да, машина контроля и надзора разрослась, она неэффективна, но надо работать над вопросами реформы.

Количество проверок сокращается

- Реформы в России – вещь непростая, еще и в связи с масштабами страны. Часто используются пилотные регионы. Такие могут появиться в плане реформирования государственного контроля?

- Основные параметры реформы будут обязательны для всех субъектов Российской Федерации. С другой стороны, модель управления реформы – в каждом регионе своя, учитывая специфику. Есть опыт пилотных регионов, которые стараются быть в первом эшелоне, в передовиках реализовать основные задачи реформы по госконтролю и надзору. Калининградская область в этом отношении – тот регион, который хочет это реализовать как пилот и локомотив этих преобразований. Поэтому врио губернатора области Антон Алиханов принял решение по созданию министерства по контролю и надзору с тем, чтобы на уровне регионального правительства координировать вопросы федерального контроля, регионального и муниципального. Для предпринимателя все равно, какой инспектор к нему пришел, он зачастую не отличает чьи-то полномочия, и не должен. Он считает, что пришел инспектор госконтроля, а как это распределено по этажам власти – это уж ваши проблемы, разбирайтесь. Если у нас проблемы на муниципальном уровне не будут решаться, то для предпринимателя не будет легче от того, что на федеральном уровне все хорошо. Главное, чтобы в целом, в России по линии госконтроля проблем было меньше.

- Антон Алиханов сказал, что теперь все внеплановые проверки в области будут проходить исключительно через него. Не странно ли, если глава правительства будет согласовывать каждую проверку?

- Количество плановых проверок на федеральном и региональном уровне сокращается. Проблема, которую мы должны решать – это рост внеплановых проверок. Для этого Антон Андреевич принял решение, что по внеплановым проверкам разрешение будет выдаваться с его согласия. Надо поставить здесь фильтр, чтобы решить проблему по отрицательной динамике, которая в итоге приводит к давлению на бизнес. И этот фильтр – на уровне губернатора. Через какое-то время эти принципы можно будет изменить. Но сейчас все знают, что с неплановыми проверками не забалуешь, что надо будет обосновать их необходимость на уровне руководителя субъекта. Это очень важно. Это поставит забор на пути надуманных проверок, которыми пользуются с целью сведения счетов.

Политика: ПОЛИТКУХНЯ