Премия Рунета-2020
Калининград
+22°
Boom metrics
Общество28 сентября 2017 20:59

Сенатор Сергей Рыбаков: Историческое наследие для власти, бизнеса и населения – это помеха

По словам зампредседателя комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре, исторические объекты сегодня разрушаются десятками, но заведено только одно уголовное дело по этому факту
Бывший господский дом в поселке Красный Яр.

Бывший господский дом в поселке Красный Яр.

Фото: Иван МАРКОВ. Перейти в Фотобанк КП

28 сентября в Калининграде открылся XVI Всероссийский съезд органов охраны памятников истории и культуры, на котором собралось более 300 специалистов со всей России. С приветственной речью на нем выступил заместитель председателя комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Сергей Рыбаков, который нарисовал печальную картину состояния культурного наследия в России. Рыбаков сразу перешел к главному и обозначил основные проблемы, начав с 73-го закона (Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации), который никто не хочет выполнять.

- Дело даже не только в 73-м законе, к которому много претензий. Да, он сложный, он тяжел в применении и представляет собой какой-то сонм непонятных для постороннего человека положений. Тем не менее, реальность показывает, что по нему можно работать. Главная проблема сегодня – не закон, а его применение, потому что в реальной деятельности приходится сталкиваться с очень легкомысленным отношением к этой теме. По большому счету, охрана культурного наследия – это 25-е дело для муниципальных и региональных властей, а также для правоохранительных органов.

Сергей Рыбаков.

Сергей Рыбаков.

Фото: Иван МАРКОВ. Перейти в Фотобанк КП

Рыбаков заметил, что при подведении итогов судебной практики раздел, касающийся охраны памятников, даже не выносится на обсуждение, так как заведенных дел по этому направлению просто нет.

- Органы МВД недооценивают важность этой работы, сотрудники часто просто не обучены и не понимают, с чем имеют дело, - заметил Рыбаков. - На моей памяти заведено всего одно уголовное дело, то есть, уголовная статья не работает вообще. Я сам лично с этим сталкивался, когда факт нарушения был очевиден, был умышленно снесен объект культурного наследия, но сделать что-то было невозможно либо потому, что прошел срок давности (хотя преступление имеет вечные последствия), либо еще что-то. Административка тоже очень слабая, и работает нечасто.

Зампред комитета Совета Федерации далее заметил, что в сохранении памятников сегодня в России не заинтересован практически никто.

- Реальность такова, что и власти, и бизнесмены, и местные жители часто не заинтересованы в сохранении объектов культурного наследия, - заявил Рыбаков. - Мы понимаем все эти причины. Для местных властей наличие этих объектов – якобы помеха в развитии. Для бизнесмена – это очевидная помеха. Ему проще снести старое здание, а на его месте построить новое. А для простых жителей это просто беда, потому что нет денег на реставрацию.

Шедевр деревянного зодчества в Тверской области: бывший купеческий дом в поселке Красный Холм.

Шедевр деревянного зодчества в Тверской области: бывший купеческий дом в поселке Красный Холм.

Фото: Иван МАРКОВ. Перейти в Фотобанк КП

Рыбаков обрисовал нелицеприятную картину действительности, отметив, что в разрушении объектов культурного наследия виновато в первую очередь «тотальное падение уровня культуры людей», которое не получится выправить в ближайшее время.

- Это можно увидеть на примере деревянной застройки, которая в малых городах сегодня уже погибла. Мы можем говорить о ней в прошедшем времени, к огромному сожалению. У жителей есть деньги, но никто не хочет оставлять деревянный дом, покрытый тесом, никто не хочет оставлять наличники, потому что это не круто. Глупо это не учитывать. Люди действительно не хотят жить в деревянных домах. Даже если у них нет денег, они маскируют свое жилище в полкирпича или закрывают его пластмассовым сайдингом. Это огромнейшая проблема! И если мы с этим ничего не сделаем, вся наша деревянная застройка погибнет однозначно.

Рыбаков добавил, что за последние 20 лет жителям не удалось привить культуры, модности и популярности деревянной застройки.

- Я еще помню свое детство, я рос в деревне. В 70-х годах еще строили дома в старой традиции, это считалось красиво, и каждый старался свой дом украсить традиционной резьбой, а сейчас это ушло совершенно.

Еще одна причина уничтожения культурного наследия – то, что владеть такими объектами невыгодно. По мнению Рыбакова, эта проблема также требует быстрого решения.

- Недостаточно отреставрировать объект культурного наследия, важно знать, как он дальше будет жить. В Москве и Санкт-Петербурге ценность таких объектов еще работает, потому что города большие, и тут есть деньги. Владелец кафе понимает, что если он разместит его в старинном здании, он получит большую отдачу. А в провинции это непонятно совсем.

Рыбаков считает, что экономика наследия должна заработать, но сделать это сложно, потому что бизнесмена не загонишь в памятник архитектуры и не заставишь его вкладываться в такой объект.

- Это удивительно просто. У нас старый подсвечник дорогой, потому что он старый, а старый дом наоборот – дешевый, потому что он изношен. Это рухлядь, которую очень дорого содержать. Выбор тут однозначный: ни одному бизнесмену это невыгодно. Кто не замыкается на столице, а немного ездит по областным городам, понимает, о чем я говорю. Ни одного бизнесмена сейчас не заставишь войти в объект культурного наследия. Главная проблема в этом и состоит. Нам не нужно бегать с палкой за нарушителем, а нужно сделать так, чтобы старинные объекты были интересны. Пока Минкульт не пересмотрит саму концепцию формирования расценок на реставрацию, ничего не произойдет. Надо искать нестандартные пути.

В заключение Рыбаков привел несколько примеров, когда собственники объектов не могут провести небольшие ремонтные работы или покраску, пока не сделают общий проект. А проект лицензированной организации может стоить и миллион рублей, и больше.

- Это тупо, это глупо, но никто ничего менять не хочет, - заключил Рыбаков.