2017-11-20T12:52:53+03:00

Чемодан, вокзал, Берлин: Как немцев депортировали из Восточной Пруссии

70 лет назад германское население начали выселять с территории нынешней Калининградской области. Масштабная операция была засекречена и стала неожиданностью даже для большинства советских граждан
Поделиться:
Комментарии: comments69
Выселяемым немцам разрешалось брать с собой не более 300 кг вещей на семью. Впрочем, порой у них столько и не набиралось.Выселяемым немцам разрешалось брать с собой не более 300 кг вещей на семью. Впрочем, порой у них столько и не набиралось.Фото: из фондов Российского государственного архива кинофотодокументов.
Изменить размер текста:

70 лет назад началась депортация немцев из бывшей Восточной Пруссии. После войны на территории нынешней Калининградской области оставалось порядка 120 тысяч немцев из числа мирных жителей. Правда, на период окончания боев многие из них находились далеко от родного города или поселка.

Пытаясь бороться с паникой, нацистское руководство до последнего запрещало массовую эвакуацию. Сами партийные бонзы, когда становилось совсем горячо, конечно, успевали сбежать в центральную Германию. А вот народ попроще зачастую уйти мог лишь вместе с отступающими войсками. И если в той мясорубке женщинам, детям и старикам удавалось выжить, бегство закачивалось там же, где сдавались в плен последние немецкие части.

Немцы в Кёнигсберге, весна 1945 года. Фото: из фондов Российского государственного архива кинофотодокументов.

Немцы в Кёнигсберге, весна 1945 года.Фото: из фондов Российского государственного архива кинофотодокументов.

Падаль считалась деликатесом

Бывшие солдаты и офицеры попадали в лагеря для военнопленных. Мирные жители после проверки (ведь среди них порой пытались укрыться гитлеровские «герои») должны были вернуться туда, где проживали. И участь их была нередко не лучше, чем у пленных.

Вернувшись, на месте своего дома немцы зачастую обнаруживали развалины. А если дом уцелел, то был уже занят. Так что прежние хозяева ютились в подвалах, сараях, погребах.

Тяжелый труд за скудный паек, суровый быт, отсутствие медицинского обслуживания. А тут еще зима выдалась необычно суровой для этих мест. В Кёнигсберге уже осенью 1945-го переловили всех кошек и собак. Лошадиная падаль считалась деликатесом. А зимой среди немцев были отмечены первые случаи каннибализма…

Только не стоит думать, что у нас был устроен «геноцид немцев». В первые послевоенные здесь почти всем приходилось туго. Так, весной 1947-го наши переселенцы тоже пухли от голода. А первый руководитель области Петр Иванов, отчаявшись изменить ситуацию, 18 июня 1947-го покончил с собой…

Новое время

Собственно, лишь тогда, в середине 1947-го, центр наконец начал наводить у нас порядок, налаживать нормальную жизнь в новом советском крае. Но что будет с теми немцами, что не погибли от голода, болезней и лишений? Чем дальше, тем больше крепла уверенность в том, что эти бывшие германские подданные станут гражданами СССР.

Местные власти решили активнее вовлекать немцев в новую жизнь. Для чего, в частности, с 26 июня 1947-го начала издаваться газета «Neue Zeit» («Нойе Цайт», в переводе – новое время). О чем писал этот печатный орган специального назначения? В основном – о том же, о чем и вся остальная тогдашняя советская пресса. Только по-немецки.

Немцы в Кранце (нынешнем Зеленоградске) читают приказ советского командования о депортации. Фото: из фондов Российского государственного архива кинофотодокументов.

Немцы в Кранце (нынешнем Зеленоградске) читают приказ советского командования о депортации.Фото: из фондов Российского государственного архива кинофотодокументов.

Самой же популярной была рубрика «требуются на работу». Кстати, некоторым помогала выжить и сама «Neue Zeit». Немцы трудились техническими сотрудниками и в редакции, и в типографии. А кто-то из читательского актива писал в газету, получая за это гонорар.

Первый пошел

В сентябре 1947-го на собрании областного комсомольского актива говорилось о том, как быстрее встроить немцев в нашу жизнь. Активистам даже предлагалось начать учить язык Гёте и Шиллера. Чтобы лучше устанавливать контакт с немецким контингентом.

А уже через месяц «наверху» все переиграли. Вместо интеграции немцев в наше общество было решено вывезти их в советскую зону оккупации Германии. 11 октября 1947-го Совет Министров СССР принял постановление о переселении первой партии – тридцати тысяч человек. Причем для начала следовало «очистить» режимные зоны: пограничные районы, побережье и прежде всего – Балтийск, базу флота.

Первый эшелон с депортируемыми отправился уже 22 октября 1947-го. Одни не скрывали радости, что наконец «вырвутся из этого ада». Делали все возможное, чтобы оказаться в числе первых. Другие, несмотря на все тяготы, уезжать не хотели. «Это же наша родина, позвольте нам остаться!» – плакали они. Только кто ж их спрашивал. «С вами коммунизм не построишь!» Так что чемодан в руки – и шнель, шнель!..

Немцы возвращаются по домам. Март 1945 года. Фото: из фондов Российского государственного архива кинофотодокументов.

Немцы возвращаются по домам. Март 1945 года.Фото: из фондов Российского государственного архива кинофотодокументов.

Под грифом «секретно»

Выселяемым разрешалось брать с собой не более 300 кг вещей на семью. Впрочем, порой у них столько и не набиралось. А если образовывались «излишки», они раздавали их тем из наших, с кем успели подружиться.

Когда первая партия была успешно депортирована, 15 февраля 1948-го в Москве приняли постановление, согласно которому следовало переселить еще 62 тысячи человек. Быстро вывезти такое количество людей даже сегодня было бы непросто. А уж тогда…

Потому операция проводилась в два этапа: в марте-апреле и в августе-сентябре 1948-го. Во избежание эксцессов раньше времени о своей судьбе никто из немцев не должен был знать. Все делалось в режиме секретности. И когда запад области был уже «зачищен», на востоке порой даже не догадывались об этом. А в Калининграде продолжала, в частности, выходить, как ни в чем не бывало, «Neue Zeit». Даже была объявлена подписка на 1948-й. Подписаться на три месяца стоило пять рублей сорок копеек, на полгода – 10.80.

Не отрекаются любя

Медленно, но неуклонно депортация продолжалась. С каждым месяцем читателей у «Neue Zeit» становилось все меньше. И 13 октября 1948-го она вышла в последний раз. Никаких «прощальных слов» к аудитории. Обычный номер со стандартным набором тем. И – все…

Формально переселение из янтарного края в «неметчину» завершилось только к 1952-му. Но после массовой депортации в 1947-1948 годах счет выселяемых шел уже на единицы.

Предполагалось, что депортация будет абсолютной, поголовной. И тем не менее кое-кому из немцев удалось остаться на исторической родине. Так, кого-то не выселили в порядке исключения. Скажем, немец был коммунистом и вдобавок ценным специалистом. Кто-то отсиделся в Литве, сменил имя и потом вернулся в область уже «литовцем».

А еще немецкие девушки не так уж редко выходили замуж за наших парней. Когда пошла депортация, такие браки следовало «аннулировать». Однако бывало, что муж – советский гражданин, не отрекался от «неправильной» супруги, как бы на него ни давили. И жили потом эти русско-немецкие семьи, как правило, долго и счастливо…

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также