Звезды

В новый музей Калининграда привезут картины Рембрандта и Рубенса

Директор Музея изобразительных искусств Галина Заболотская рассказала «Комсомолке» о переименовании учреждения, коллекции и будущем переселении
Перед тем, как здание бывшего ДКМ примерит на себя новую роль, его ждет основательная реставрация.

Перед тем, как здание бывшего ДКМ примерит на себя новую роль, его ждет основательная реставрация.

Фото: Александр КАТЕРУША

Экспонаты не продаются

- Калининградскую художественную галерею переименовали в Музей изобразительных искусств. Почему?

- Первое письмо в министерство культуры мы направили в 2013 году, тогда это было связано с нашим 25-летием. Идея состояла в том, что если музей сформировал коллекцию, сделал постоянную экспозицию, то он имеет право музеем называться. Тем более, ситуация изменилась с 1988 года, когда Галерея открылась. Телевизоры стали цветными, название страны изменилось, поменялась и музейная ситуация. Когда создавалась Художественная галерея, это по проектам был Музей изобразительных искусств. Но команда, которая начинала делать музей, сочла, вероятно, что более мобильным, активным и современным является название Галерея. Потому что коллекции не было, постоянной экспозиции не было, а было много выставочных залов. Тогда коммерческих галерей в стране не было. Сейчас же под названием Галерея подразумевается, прежде всего, коммерческие пространства, продвигающие определенных художников. Лишь крупным музеям, как Третьяковская галерея, имеющим свой бренд, не мешает слово «галерея». Им это название не мешает.

- Вам оно очень мешало?

- Да. Раньше, вводя интернете в поисковике «художественный музей» или «музей искусств Калининград», вы получали что угодно, кроме нашего музея. Некорректное название нам стоило тысяч посетителей, которые за эти годы не смогли нас найти и придти к нам. А, приходя к нам, люди думали, что за названием Галерея скрываются небольшие пространства. Иностранцы тоже представляли нас как коммерческое пространство.

- Были случаи, когда иностранцы приходили и хотели что-то купить, как в галерее?

- Постоянно. Нам и звонили, спрашивая, можно ли купить это или то. Мы объясняли, что нет, что мы – государственный музей. Сейчас смена названия актуальна в связи с переездом из помещения на Московском проспекте в здание бывшей кенигсбергской биржи на Ленинский проспект. Там – здание, которое обладает всеми чертами архитектуры, известно имя выдающегося архитектора, который его создал - Генрих Мюллер.

- На Совете по культуре при губернаторе представили концепцию функционального зонирования музея. Старое здание биржи подходит для музея?

- Это сложное здание музейного типа, но оно не сложнее всех остальных дворцов, в которых расположены музеи. И Эрмитаж, и Русский музей – все они расположены во дворцах. В Калининграде другого подобного здания просто нет! В послевоенном Калининграде первым архитекторам была понятна архитектурная ценность этого здания. Ведь Калининградский краеведческий музей в 50-х годах собирались разместить как раз в здании биржи. Постановление министерства культуры вышло в 1953 году, но уже в 1956 году Морской торговый порт приступил к реконструкции здания под себя – сначала под Дом культуры, потом под Дворец культуры моряков.

На самом деле зданию очень повезло, что его реконструировали не под музей. Там предполагалось 30 выставочных залов, лекционные залы, библиотека, Дом народного творчества. От этого здание бы сильно пострадало. Нам же достается прекрасное, нерасчлененное, не разделенное на этажи внутреннее пространство. Однако, большой биржевой зал превращен сейчас в театрально-концертный, со сценой. Мы будем заниматься даже не реконструкцией, а реставрацией. Архитектоника здания сейчас сломана, наша задача – восстановить все в том первозданном виде, в котором все задумывалось архитектором. Кроме того – адаптировать помещения под музейную деятельность. Для этого есть все возможности. Где вы еще в Калининграде найдете зал, который на постоянной основе будет способен принимать временные выставки из Эрмитажа, Русского музея, Третьяковской галереи? Это то, что мы будем делать. В Калининград будут приезжать работы Рембрандта и Рубенса. Для этого появится специальный зал. Соглашение между министерством по культуре и туризму и Русским музеем уже подписано.

Из Эрмитажа нужно везти, в первую очередь, Бонштедта (русский архитектор XIX века - Ред.). Он непосредственно связан с этим местом. Когда объявили конкурс на здание биржи, в нем принял участие и Людвиг Бонштедт – немец, родившийся и работавший в Санкт-Петербурге. В коллекции Эрмитажа есть его замечательные акварельно-пастельные виды Петербурга. Это будет первая выставка, которую мы привезем. Художественное краеведение это вообще интересно. В коллекции Эрмитажа есть произведения, которые в свое время были в коллекции Королевского замка Кёнигсберга.

Галина Заболотская.

Галина Заболотская.

Фото: Александр КАТЕРУША

Ценности застрахуют

- Дата переезда в здание биржи уже известна?

- Предположительно – осень 2018 года. Более четко можно будет сказать после того, как пройдет техническое обследование здания. Оно займет минимум три месяца. После него состоится первая корректировка тех планов, которые есть сейчас. Будет понятно, какие усилия нужно приложить, чтобы выровнять температурные режимы, какие деньги нужно вложить в ремонтные и реставрационные работы.

- Кто за это заплатит?

- Будет многоканальное финансирование. Это, в частности, областные средства и средства федеральной целевой программы. Никто до недавнего времени не ожидал, что найдется частный инвестор в виде Сбербанка, который оформит площадь с фонтаном перед биржей. Но это случилось. Не исключено, что в будущем найдется еще какой-то инвестор.

- Можно представить, что такое домашний переезд. А что такое музейный переезд?

- Одно дело отвечать за упаковку и сохранность телевизора, техники и хрусталя, и другое – за государственное имущество. Своими силами не справиться, даже если бы этого хотели. Все стандартизировано и отработано: должна быть специальная упаковка, специально заказанные машины у фирмы, которая имеет право перевозить предметы искусства. Когда-то мы брали на себя ответственность. Мраморная скульптура Станислауса Кауэра была привезена в музей 2003 году и выгружена подручными средствами. Сейчас все регламентировано и никто не возьмется это делать силами частной компании, не имеющей лицензии. Все, что мы перевезем, будет, конечно, застраховано. Вспоминаю кадры переезда библиотеки в Литве. Там от одного здания до другого выстроилась очередь горожан и они передавали книги из рук в руки по живой цепочке. Такое вот единение.

- От вас до здания биржи тоже в принципе не очень далеко.

- К сожалению, картины так передавать нельзя. Мы не можем себе такого позволить. Хотя, нужно подумать… Стулья и папки мы можем доверить калининградцам (смеется).

Переезд будет продолжаться, предположительно, в течение двух лет. Здание таково, что дает возможность переезжать постепенно, поэтажно, ведь там два входа, два фасада. Залы летней биржи существовали отдельно от здания биржи – там есть отдельный вход, отдельные коммуникации. В 1889 году их арендовало Кёнигсбергское общество художников и до 1911 года все выставки проводились в здании биржи. Там проходила выставка кёнигсбергской художницы Кете Кольвиц, приуроченная к ее 50-летию. Там выступал пианист Антон Рубинштейн и его брат Николай. Мы еще много узнаем об истории этого здания. Архив архитектора Генриха Мюллера семья передала в Музей Кёнигсберга в городе Дуйсбург. Сейчас этого музея не стало, и архивы передали в Люнебург. Немцы очень тщательно с ними работают. Пока они на ящики с архивами Мюллера не наткнулись, но как только откроют, обещали нам сообщить. Думаю, можно будет получить копии этих документов, чтобы какие-то нюансы здания Биржи лучше понять.

Здание галереи на Московском проспекте выглядит плачевно.

Здание галереи на Московском проспекте выглядит плачевно.

Фото: Александр КАТЕРУША

Кресла и рамы – в мусор

- Любой переезд – это большая уборка. Что-то ненужное уже нашли?

- Мы сейчас занимаемся подготовкой к переезду, чтобы облегчить его. Например, графическую коллекцию мы раньше хранили в старых самодельных рамах – с ними работы приносили нам художники. Такие рамы уже не экспонабельны, интереса не представляют и занимают много места. От них нужно избавляться. На мусорку пошли старые кресла с красной обивкой из нашего лектория. На выброс все, что морально устарело, вместе со зданием на Московском проспекте. Ничего ценного мы, музейщики, не выбрасываем. Кроме того, наводим порядок в бумагах, переходим на электронную систему документооборота.

- Фонды будете чистить?

- То, что попало в фонды, уже не покинет их никогда. Фонды, а у нас это более 16 тысяч единиц, строго учтены. До 2019 года они будут занесены в государственный каталог, а это значит, что любой желающий сможет зайти, познакомиться с историей поступления экспоната. Даже маленький клочок бумаги, попав в фонды, обречен на вечную жизнь в музее. Бытовало мнение, что художники дарят в музей то, что себе не нужно. Это не так. Художник понимает, что навсегда оставляет след в истории. Неизвестно, что будет с частной коллекцией, в чьих руках она окажется. Судьба музейной работы известна – музейный фонд все сохранит.

- На Совете по культуре Евгений Гришковец усомнился в том, что Музею изобразительных искусств вообще есть что показывать в новом здании биржи. Обидно было?

- Я не обиделась, но была искренне удивлена (улыбается). Наверное, Евгений Валерьевич не так часто у нас бывал и не очень хорошо знаком с коллекцией. В нашем собрании есть работы Вадима Сидура, Роберта Фалька, Михаила Шемякина, Анатолия Зверева, Гелия Коржева, Натальи Нестеровой, Кете Кольвиц, Станислауса Кауэра, Ловиса Коринта, Эриха Шмидт-Кестнера… Список можно продолжать. В постоянной экспозиции мы будем представлять не только художественное краеведение, но и кёнигсбергское искусство в контексте Западно-Европейского. Тут у нас есть имена и Рембрандта, и Рубенса, и Дюрера. В 1995 году вдова немецкого скульптора Германа Брахерта — Ирмгард Брахерт — передала в дар нам графическую факсимильную коллекцию (факсимиле – это точное воспроизведение графического оригинала печатным способом -Ред.) западноевропейской графики XV–XIX веков. Это 700 листов – чрезвычайно ценная коллекция.

Калининградское искусство будет представлено в контексте развития российского. Музей авангардизма, который открыт в Москве, полностью основан на коллекции работ Элия Белютина и учеников его студии «Новая реальность». У нас она самая большая в России. Мы сильны и в собрании живописи советского периода, соцреализма. Да, у нас нет русских художников XVIII-XIX веков. Но никто не мешает их привозить на временные выставки, что мы и будем делать. Нам нужно собирать историю искусств этого региона: Кёнигсберга и Калининграда.

Мы, с протекающей крышей и покосившемся расселенным домом над нами, вынуждены были отложить биеннале графики на 2019 год. Наши партнеры по проекту из Балтийских стран были опечалены, но принять в таких залах выставку международного уровня мы уже не можем. Сейчас у нас половина помещений закрыты и, несмотря на это, в этом году было не меньше посетителей, чем когда были открыты все экспозиции.

Внутри восстановят исторические интерьеры.

Внутри восстановят исторические интерьеры.

КОНКРЕТНО

Гардероб будет внизу, скульптуры – наверху

Уже известно, как именно Музей изобразительных искусств расположится в стенах бывшей биржи. На первом этаже разместят постоянную экспозицию, театр скульптур, открытое хранилище скульптур и живописи, книжные и сувенирные лавки, кафе, гардероб. Второй этаж займет еще одна постоянная экспозиция и выставочные залы для временных выставок. Третий этаж – экспозиция, посвященная модернизму, авангардизму и современному искусству.

Сейчас разрабатывается логотип и элементы фирменного стиля. Музей объявил конкурс, в котором до 10 января 2018 года могут принять участие профессиональные дизайнеры, студенты направления «Дизайн» и дизайн-студии. Организаторы пожелали видеть логотип, сочетающийся с обликом здания Музея (бывшей кёнигсбергской биржи), элементов декора, скульптуры, силуэта и т.д. Победителю выплатят 50 тысяч рублей.