2018-04-06T11:38:39+03:00

Как папа римский благословил «Радио-БАС»

Ровно 25 лет назад начала вещание первая негосударственная радиостанция в Калининградской области
Руководство "Радио-БАС", слева направо: Евгений Алешин, Павел Дулькин, Альберт Савченков, Валерий Петровский.Руководство "Радио-БАС", слева направо: Евгений Алешин, Павел Дулькин, Альберт Савченков, Валерий Петровский.
Изменить размер текста:

Без сомнения, многие калининградцы до сих пор хорошо помнят «Радио-БАС», пионеров местного коротковолнового диапазона. Появление этой станции стало настоящей сенсацией для медийного поля региона. Евгений Алёшин, генеральный директор и фактический владелец «Балтийского аудио-сервиса» рассказал «Комсомолке» о некоторых малоизвестных моментах его истории.

«В Москве были в шоке, и мы тоже»

- Как тебя, выпускника Тамбовского филиала Московского института культуры, вообще угораздило радио заняться?

- После приезда в Калининградскую область я сначала работал завотделом культуры администрации Славска, затем перевелся в Зеленоградск. Занимался организацией дискотек. Запускал видеосалоны. И Шегеда (Владимир Шегеда, в то время секретарь Зеленоградского райкома КПССРед.) в характеристике написал, что «член КПСС Алёшин Евгений Николаевич склонен к сверхобогащению». Я посмотрел на него и положил на стол заявление об уходе по собственному желанию. Первые по-настоящему большие деньги у меня появились после того как я провел первый в Калининграде международный джазовый фестиваль «Бернштайн-Джаз». Как сейчас помню: 3 октября 1991 года стал миллионером, и на следующий день ко мне пришла налоговая... Так вот, Алексей Семенович Козлов, да-да, тот самый наш знаменитый джазмен, основатель «Арсенала», предложил: а давай сделаем радиостанцию, ты только команду подбери. А я как раз тогда сдружился с журналистом Павлом Григорьевичем Дулькиным. Говорю ему, мол, так и так, Паша, есть идея сделать радио, но я в специфике СМИ ничего не понимаю, поэтому нужна твоя помощь.

- А формат изначально задумывался именно как музыкально-информационный?

- Да, именно так. Мы ведь вообще планировали целое кольцо с радиостанциями в Гданьске, Калининграде, Клайпеде и Риге. А когда не сложилось, «Калининградка» не преминула съехидничать – кажется, статья называлась «Не получилось громкого БАСа».

- Так, почему не получилось?

- В то время в диапазоне FM (то есть, коротковолновом) в Калининграде вообще никто не работал, а вот в Гданьске такая радиостанция уже была. И чтобы получить свою частоту, требовалась международная координация. Ну, я сначала поехал в Москву, в Минсвязи. Там мне так с усмешечкой: если договоритесь с польским министром связи, тогда нет проблем. А мы тогда взяли и написали жалобу самому папе римскому Иоанну Павлу, он ведь поляком по национальности был. И вот через неделю Павел Григорьевич получает правительственную телеграмму из Польши: ваши документы подписаны, забирайте. В Москве были просто в шоке, да и мы сами, если честно, тоже.

В перерыве между эфирами: Андрей Бордиловский (слева), Елена Калинина, Максим Михайлов.

В перерыве между эфирами: Андрей Бордиловский (слева), Елена Калинина, Максим Михайлов.

Об авторском праве и качестве звука

- Я так понимаю, у польских радийщиков много чего переняли?

- Здание радиостанции в Гданьске оказалось один в один бывший наш Дом быта на Фрунзе. Мы приехали, я литровую бутылку спирта «Ройял» из багажника взял и поднимаюсь знакомиться поближе. Гляжу – а у них там стоит антенна… от нашего БТР! Думаю: а где же передатчик у них? Ходил-ходил – ничего не вижу. Наконец, показывают компактный такой пенальчик. И главный редактор объясняет, что это американская разработка специально для «Солидарности» (оппозиционная группа в Гданьске - Ред.) – прибор малогабаритный, но достаточно мощный. Микрофоны в студии у них изолентой к стойкам примотаны… Спрашиваем насчет ведущих эфира. Они отвечают, что это в основном местные театральные актеры. Паша мне говорит: слушай, а ведь у нас есть михайловский Литературный театр! Как только в Калининград вернулись, сразу ринулись туда. Первым пришел Андрей Писаревский, он как раз уволился с ГТРК, где работал звукорежиссером. Потом был Максим Михайлов – вот они первые у нас и начали работать.

- С авторскими правами на музыку вопрос сразу удалось решить?

- Мы очень сильно об этом заботились, ведь «Радио-БАС» сразу вошло в мировой плей-лист, где, кроме нас, тогда были еще только две российские радиостанции – «Эхо Москвы» и «Радио-Максимум». Компакт-диски получали из США, от наших американских партнеров, уже полностью защищенные. Поэтому хотя нас несколько раз пытались подловить именно на нарушениях авторских прав, но всегда безуспешно.

- Под студию ты отдал свою собственную квартиру на улице Озерова?

- Да, только, к сожалению, не получилось на 16-м этаже, как изначально хотели – соседи не согласились поменяться. Поэтому пришлось устраиваться этажом ниже. В штате появился главный инженер - Альберт Петрович Савченков, технический гений, благодаря которому, например, по качеству звука нас никто так и не смог превзойти.

Знаменитости были частыми гостями на "БАСе": в студии рок-группа "Назарет".

Знаменитости были частыми гостями на "БАСе": в студии рок-группа "Назарет".

Уйти из эфира и не умереть

- Можешь разделить историю «Радио-БАС» на какие-то этапы?

- Думаю, это были три периода: первая волна в 1993-1996 годах, потом с 1997-го по 2000-й, а самая профессиональная команда работала с 2001-го до окончания вещания.

- Если так, почему же тогда ушли из эфира?

- С 1998 года мы начали активно заниматься телевидением, а с 2002-го начали вещать на канале «Культура», где мы сделали утренний эфир. И мы первыми подошли к созданию в городе цифрового телевидения. Даже построили себе здание в конце улицы Невского. Но тут некоторые довольно влиятельные люди испугались, что вдруг мы начнем активно заниматься политикой. Ведь что такое «цифра»? Это возможность транслировать десятки каналов, за каждый из которых тебе будут платить по две тысячи долларов. А при необходимости можно просто повернуть рубильник и сказать: все, ребята, я не хочу ничего размещать, сначала деньги заплатите! И против меня начали возбуждать уголовные дела (всего их было три) якобы за неуплату налогов. А в реальности кое-кто решил просто отжать бизнес, имея необходимые связи, наработанные схемы и соответствующий инструментарий. У нас-то всего этого не было и никакой поддержки мы не имели. Тогда творился полнейший беспредел, хорошо хоть, вообще уцелел. Ты просто не представляешь, как это, когда приходят четверо, садятся напротив и прямо в глаза говорят: «А ведь тебе, парень, два дня жить осталось!»

- Ну, и что в итоге с теми тремя уголовными делами?

- Все официально прекращены.

- А ты не жалеешь, что вообще стал заниматься радио? Может, стоило выбрать какой-то бизнес поспокойнее?

- Ни разу не пожалел, хочешь верь – хочешь нет. Мне именно радио в жизни много чего дало, и в плане организации, и вообще. По крайней мере, я честен перед своим поколением.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также