2018-04-09T12:49:36+03:00

Особый случай: «Папа, ты же меня не бросишь?»

Отстаивая право воспитывать родную дочь, калининградец Денис Шарафутдинов намерен дойти до Верховного суда
Поделиться:
Комментарии: comments21
"Дочка - все, что у меня есть", - говорит Денис Шарафутдинов."Дочка - все, что у меня есть", - говорит Денис Шарафутдинов.
Изменить размер текста:

Желанный ребенок

С февраля прошлого года маленькая красавица Олеся (имя изменено – Ред.), как заклинание твердит одно: «Хочу жить с папой! Папа, не отдавай меня никому!» Развод родителей стал тяжелым испытанием для ребенка. Пятилетняя девочка очень привязана к отцу и отчаянно не хочет переезжать к маме. Но Зеленоградский суд решил иначе, и вот Денис Шарафутдинов уже почти год отстаивает законное право жить вместе с любимой дочкой.

Надо сказать, что отношения между супругами Шарафутдиновыми складывались поначалу замечательно. Друзья и родственники считали их образцовой семьей.

- С Ириной (имя изменено – Ред.) мы знакомы с юности, - рассказывает Денис. - Она мне очень нравилась. Симпатичная, стройная девушка, общительная, улыбчивая. Начали встречаться в 17 лет, но потом расстались. Спустя 10 лет увиделись вновь, возникло серьезное чувство. Желание создать семью было обоюдным. Ира недавно развелась, жила вместе с мамой в деревне. От первого брака у нее была дочь Арина (имя изменено – Ред.), девочке тогда еще не исполнилось двух лет. С 2010 года стали жить у меня в большом благоустроенном доме, со всеми удобствами. Официально расписались спустя два года.

Денис работал дальнобойщиком, Ирина трудилась поваром в одной из гостиниц Зеленоградска. Дом - полная чаша.

- Я мечтал о нашем общем ребенке, и когда родилась Олеся, был безгранично счастлив. Но наших с Ирой малышек никогда не разделял, любил обеих. Из каждого рейса привозил девчушкам подарки. Ира была замечательной хозяйкой, вкусно готовила, всегда убрано, чисто. Но к воспитанию особой склонности не проявляла. Дочки нередко были предоставлены сами себе: вот вам ноутбук, развлекайтесь! Бывало, на девочек срывалась, кричала.

Когда Олесе исполнилось три годика, Ирина вышла из декрета на прежнюю работу, хоть заработок был невелик – 10 тысяч рублей в месяц. И тут случилось несчастье. Денис серьезно заболел, перенес три операции в Москве, затем были курсы химиотерапии. Наступила ремиссия. Профессию дальнобойщика пришлось оставить, но глава семейства устроился водителем в солидную компанию. Все устраивало: зарплата, нормированный рабочий день, выходные можно проводить с детьми. Но летом 2016 года семейная жизнь дала первую трещину.

Виртуальная измена с реальными последствиями

- Ира пришла с работы, я взял ее телефон, а там на страничке в соцсети информация от неизвестного мне молодого человека, любовная переписка, - вспоминает Денис. - Жена уверяла: это просто флирт. Но где флирт, там и измена. Конечно, поругались, потом успокоились, поговорили по душам. Я ее простил, наладились прежние доверительные отношения. На новогодних праздниках я сломал ключицу, лежал в больнице. Друг прислал на телефон сообщение: «Что у вас случилось? Твоя Ира пишет в соцсетях, что все плохо». Потом признался, что решил с моей женой переписываться, типа утешить. Якобы не собирался вступать в интимные отношения, просто было интересно, до какого предела все дойдет. Предложил снять номер в гостинице, где жена работала. Она сняла! Так и поймал ее с поличным.

Второй раз простить виртуальный флирт, который привел к реальным поступкам, Денис уже не смог.

- В феврале 2017 года жена собрала вещи старшей дочери, документы и ушла к своей маме. А нашу общую дочь, младшую, оставила со мной, была у нас такая договоренность. Олесе тогда еще не исполнилось и пяти.

Так Олеся и Денис стали жить без мамы. Детсадовские воспитатели говорят: девочка всегда опрятна, интеллектуально развита, в обучении превосходит сверстников. А папа даже научился плести косички и завязывать банты.

- Дочка у меня не по годам самостоятельная, - гордится Денис. - Чистюля, умница. Выходные проводим всегда вместе. Прошлым летом несколько раз ездили отдыхать в Польшу, были в аквапарке в Миколайках. В Калининграде ходим в детские развлекательные центры, в музеи, кино, в зоопарк, в цирк. Хорошая погода - отправляемся на море, любим Зеленоградск и Куршскую косу. Вместе смотрим мультики, играем, гуляем. Я ее балую, конечно.

Решение первой инстанции оставили в силе

Через три месяца после расставания с мужем у Ирины вдруг проснулись горячие материнские чувства. Женщина потребовала передать ей младшую дочь. Несмотря на доводы отца, о том, что условия для девочки у него дома гораздо лучше, что общаться с мамой малышка не хочет, да и родительница до недавнего времени не испытывала желания видеть дочь, в октябре прошлого года суд решил, что ребенка надо забрать у отца и передать матери.

- По закону оба родителя имеют равные права и прежде всего, надо учитывать, с кем ребенку будет жить лучше, спокойней, комфортнее, - объясняет адвокат Шарафутдинова Мэри Степанян. - То, что дочь хочет быть с отцом, подтверждают свидетели, органы опеки и попечительства, психологи. Зачем ломать психику маленького человека, травмировать его?

Стоит отметить, сама Ирина в суде заявляла: отец Олеси – прекрасный воспитатель.

- Прямо говорила, что я для дочки все, и дочка для меня все, - говорит Денис. - Это зафиксировано в протоколах. Олеся – мой долгожданный ребенок, единственное, что у меня есть в жизни.

Заключение органов опеки однозначно, до школы ребенок должен быть с отцом. Олеся интроверт по натуре, тяжело воспринимает перемены в семье, ей нужна спокойная обстановка в доме. Из трех психологических экспертиз две свидетельствуют о том, что ребенок хочет жить с папой, у девочки возник страх потерять отца. А между мамой и дочкой нет доверия, привязанности, утрачен контакт, со стороны матери нет интереса к ребенку. Третья экспертиза пришла к выводу, что родителям необходимо решить вопрос мирно. Но слишком велика взаимная неприязнь, накалены страсти.

Денис подал апелляционную жалобу, но областной суд оставил решение первой инстанции в силе.

- Все свелось к бумажной формальности, - убежден Денис. - За полчаса переписали решение районного суда и все! Почему-то у нас детей принято отдавать матери, какая бы та ни была. Был бы у нас сын, может, суд и рассудил бы иначе, да и то не факт. Если не добьюсь справедливости, то до Верховного суда дойду!

«Я ушла, оставив ему все»

Шарафутдинов встречался с детским омбудсменом региона Ириной Ткаченко. Она посочувствовала, но объяснила, что решение суда отменить не может.

- Я перестал с бывшей женой общаться, - признается Денис. - Она же хочет придти с судебными приставами. Но моя дочь – это же не кукла, не игрушка! Я не могу отдать ее, если она категорически не хочет жить с матерью. Олеся ей твердит: «Я буду с папой, приезжай к нам в гости». А меня каждый день спрашивает: «Папа, ты меня не бросишь?» А ведь по закону я должен исполнить решение суда.

Разговор с Ириной у корреспондента «Комсомолки» вышел куда более коротким, чем с Денисом.

- Ребенка я не вижу уже два месяца, - заявила женщина.- Бывший муж меня к нему не допускает. Я сейчас работаю двое суток через двое, выходные провожу в поисках своей дочери. По телефону не могу до нее дозвонится. Знаете, я пыталась сохранить семью, но муж мой пропадал по ночам, говорил, что у него «подработки». Понимаете? Я за четыре месяца ночных ожиданий сбросила 20 килограммов. И все реально понимают, кто был прав. Я не гулящая, сейчас живу со старшей дочерью одна, а у него есть другая женщина. С первым мужем у меня прекрасные, дружеские отношения, хотя он женат. Дочь с ним встречается и знает, что у нее есть папа и мама. Я не бегаю, не жалуюсь, просто хочу забрать Олесю. Я ушла после развода, оставив ему все, а он закатывает истерики, как баба. Если напишите, подам в суд за клевету…

 
Читайте также