2018-04-09T16:54:01+03:00

Почему генерал Галицкий не подписывал представления на звания Героев за штурм Кёнигсберга?

Свою версию «Комсомолке» рассказал калининградский краевед Сергей Мыларщиков
Апрель 1945 года. Бой на улице Кёнигсберга.Апрель 1945 года. Бой на улице Кёнигсберга.
Изменить размер текста:

В этом году Сергей Мыларщиков в свою новую книгу «Тайны штурма Кенигсберга», в которой впервые опубликованы документы Минобороны, рассекреченные несколько лет назад. Книга наверняка станет важным источником информации для всех интересующимся историей Второй Мировой войны и Восточно-Прусской операции в частности. Издание также поможет подкрепить фактами многие догадки исследователей. О некоторых из них Сергей Мыларщиков рассказал «Комсомолке».

Личный мотив

- О штурме Кенигсберга напечатаны десятки книг, но вы все равно взялись за эту работу. Чем ваше исследование отличается от всего напечатанного ранее?

- На титульном листе моей книги указано, что это не художественная работа, а архивно-историческое исследование. Я решил поднять архивные документы, которые были рассекречены только в 2007 году, и структурировать их. Частично до меня они уже были использованы. В частности, их использовал командующий 11-й гвардейской армией генерал-полковник Галицкий, фрагментарно приводивший их в своих записках о Восточно-Прусской операции, командующий 43-й армией Белобородов, потом Баграмян и другие полководцы. Но они упоминали что-то вскользь, не конкретно. В дальнейшем все наши краеведы и историки ограничивались использованием сборника «Штурм Кенигсберга», переиздававшегося пять или шесть раз, а я несколько раз ездил в Подольск, чтобы поработать с архивами. Начиная с 2010 года, я начал собирать материалы. Ну а потом уже появились такие сайты как «Подвиг народа и «Память народа», где публиковался в открытом доступе наградной материал.

- Может быть, у вас какой-то личный мотив был?

- Можно и так сказать. Я сам - бывший военнослужащий, и как раз служил в 11-й гвардейской армии. И меня, как ветерана 11-й армии, конечно, заинтересовал тот факт, что Героев Советского Союза в ней было гораздо меньше, чем в 43-й. Если в 43-й армии я насчитал 77 Героев, то в 11-й гвардейской - всего 7, включая самого командующего. При этом 43-я армия по своему составу гораздо меньше, чем 11-я. И, к примеру, если 11-й досталось форсировать Прегель, то у 43-й самый широкий водоем был канал Ландграбен. Я за это зацепился.

Долгое ожидание Галицкого

- И все-таки вы выяснили, почему в 11-й армии меньше Героев Советского Союза?

- Я могу только выдать мою версию. Когда я начал смотреть наградные материалы, то заметил, что все представления на Героев Советского Союза были подписаны 30 апреля. А к этому времени уже завершился штурм Пиллау, 11-я армия завершила бои на Фрише Нерунг (Балтийской косеРед.) и начала выводить оттуда войска. Только тогда Галицкий подписал эти наградные документы. Я выяснил, что еще в 1941 году сам Галицкий был представлен к званию Героя, но он командовал 24-й Железной дивизией, которая при выходе из окружения утеряла знамя. Врагу оно не попало, но и найти его не могли. Только в 1943 году, когда наши наступали, один колхозник по фамилии Тяпин советским войскам вручил это знамя. Дело даже не в этом. В биографии Галицкого есть такой факт, что он в 1937 году был репрессирован, целый год отсидел, но никого не выдал. Потом его восстановили, и он участвовал в Советско-финской войне. Вероятно, тот факт, что он отсидел, отразился и на том, что звания Героя он не получил. Тем не менее, представление к званию было реализовано в 1942 году, и Галицкий получил орден «Красного знамени».

- Еще попытки представления к званию Героя были?

- В 1944 году, когда наши Прибалтийскую операцию проводили, то есть, брали Литву и форсировали Неман, Галицкий снова был представлен к Герою Советского Союза Черняховским. А надо понимать, что на тот момент он получил звание генерал-полковника и командовал гвардейской армией. Следующим его стремлением было стать Героем. Так вот, когда его представили, он массу представлений на то же звание отправил на своих людей. Но вышло так, что отправленные им представления были реализованы, а Галицкий за 1944 год подтверждения так и не получил. В конце января его армия уже подошла вплотную с южной стороны к Кёнигсбергу, но он все еще не был Героем. Февраль проходит, его армия отбивает все штурмы: с юга, с севера, из города, но Героя все еще не дают. В марте – тоже. Проходит 9 апреля, штурм Кёнигсберга, но его никто не представляет, и Василевский (командующий 3-м Белорусским фронтом - Ред.) молчит. 10-12 апреля Галицкому приносят представления на Героев из его же армии, но он подписывает документы только командирам дивизий. Тут у меня и возник вопрос: а разве только командиры были достойными из 100 тысяч человек 11-й армии? В общем, я нашел 37 представлений, но все они были подписаны либо 30 апреля, либо еще позже. А командиров полков Галицкий вообще отсек сразу. Даже такие командиры полков как Иванников, Устинов и Банкузов, которые также во время штурма Кенигсберга были представлены к званиям Героев, были награждены только орденом «Красного знамени».

- Когда, в итоге, Галицкому дали Героя?

- 19 апреля он получил это звание. И вот когда уже 25-26 апреля 11-я армия захватила Пиллау, представления посыпались, как из рога изобилия. В итоге, представления за штурм Кёнигсберга были подписаны после 30 апреля. А за штурм Пиллау – 6 мая. Все шло уже гораздо быстрее. Поэтому у меня такая версия, что Галицкий звания придержал. Также я думаю, что, понимая это и чувствуя вину, Галицкий возбудил вопрос о строительстве мемориала 1200 гвардейцам. Таким образом, он реабилитировался. К слову, представлений на звание Героя за штурм Пиллау и десант на Фрише Нерунг было около 150, но реализовано не более 20. Но факт тот, что документы все-таки подписывались, даже сержантам.

Сергей Мыларщиков. Фото: Иван МАРКОВ

Сергей Мыларщиков.Фото: Иван МАРКОВ

Кто взорвал 9-й форт

По словам Мыларщикова, фамилии многих героев, попавших в изданные ранее книги, часто были исковерканы или просто неправильно записаны. Подобные истории случались, когда о боевых подвигах писали фронтовые корреспонденты.

- Моя книга исправляет все эти данные, также в ней открыто множество новых имен. Названы награжденные вплоть до ордена Красной звезды. И это еще одно доказательство того, что при взятии Кёнигсберга не одиночки сражались героически – героизм был действительно массовым.

- Вероятно, множество загадок связано со штурмами отдельных фортов?

- По штурму 9-го форта, например, было интересные вопросы. Был ли штурм? Кто его взорвал и зачем? В частности, Ляш (комендант крепости Кёнигсберг - Ред.) пишет, что командир подразделения вместе со своими бойцами взорвали сами себя. Но есть и другая версия. Например, начальник инженерных войск Григоренко пишет, что якобы была команда взорвать форт. Но в архиве, кроме наградных листов, других документов нет. Судя же по наградным листам, три человека из 169-го полка, действовавшего в районе 9-го форта, были награждены за подрыв дотов. Также писалось, что 11-й и 12-й форты сдались без боя, а по наградным документам и по журналам боевых действий выходит другая картина. Несмотря на то, что 11-й форт практически не пострадал, за него был бой. Там многие даже получили ордена. Экскурсоводы этого форта сейчас говорят, что только 7 апреля наши подошли к форту, но на самом деле, как в конце января подошла вся армия, так и шли бои местного значения около форта.

- Бывали случаи, что форт приходилось брать дважды?

- Такой случай произошел со сражением за форт № 1А. Сначала его захватил 58-й армейский запасной стрелковый полк, который оставил там всего троих человек и ушел дальше в наступление. А в это время со стороны города немцев выдавливали наши войска, и около 200 человек с пушками и пулеметами заскочили в этот форт, три человека не могли оказать им сопротивления. В итоге, 23-му стрелковому полку, наступавшему со стороны города, пришлось снова выбивать немцев из крепости. Получается, промашку допустил запасной полк, не закрепился он, не приготовился к обороне. Об этом факте нигде не говорится.

КСТАТИ

По мнению Сергея Мыларщикова, относительно бескровный штурм Кенигсберга советская армия смогла совершить только благодаря маршалу Василевскому. Дело в том, что, возглавляя 3-й Белорусский фронт, он как начальник генштаба имел возможность сосредоточить массу ресурсов, в том числе боеприпасов и артиллерии. Другими словами, исход штурма решила арт-подготовка в связке с тактикой штурмовых отрядов.

 
Читайте также