2018-04-12T11:10:03+03:00

Алексей Леонов: «Мы были готовы рисковать жизнью ради престижа страны»

Малоизвестные факты из биографии нашего самого знаменитого земляка-космонавта
На этом редком кадре – сразу двое покорителей вселенной из Калининграда. Командир отряда космонавтов Алексей Леонов проводит инструктаж с Юрием Романенко (справа).На этом редком кадре – сразу двое покорителей вселенной из Калининграда. Командир отряда космонавтов Алексей Леонов проводит инструктаж с Юрием Романенко (справа).
Изменить размер текста:

Когда 18 марта 1965 года он первым в истории человечества вышел в открытый космос, имя Алексея Леонова стало известно всему миру. Однако впервые вкус славы наш знаменитый земляк узнал задолго до того, как стал космонавтом. При этом не обошлось без казуса.

Как Алексей стал Леонидом

В начале 1952 года школа № 21 Калининграда из отстающих выбилась в лидеры. И о ней было решено написать. 19 апреля 1952-го в «Калининградской правде» вышла целая страница под заголовком «Будни одной школы». Самый большой материал назывался «Обыкновенный день». А его главным героем стал «обычный парень», «один из многих» – девятиклассник Леонид Леонов.

Вот отличник Леонов стоит у доски, выводит тригонометрическую формулу. Вот он на переменке успевает обсудить подготовку к скорым спортивным состязаниям. Ведь Леонид еще и член комитета ВЛКСМ, возглавляет физкультурный сектор, на его груди – значки ГТО II ступени и спортсмена-разрядника. А вот он идет домой, обсуждая школьные дела с отцом Архипом Алексеевичем, закончившим смену на вагоностроительном заводе…

Конечно, речь шла о том самом Леонове. Но почему автор упорно писал, что он – Леонид? Дело в том, что родные называли его не Лешкой, а Ленькой. Так повелось у них в семье. И в результате путаница с именем привела к тому, что в статье он Леонид. Ведь в школе его тоже все называли Ленькой…

Впрочем, в районе вагонзавода все поняли, кого «пропечатали». Вся же остальная область узнала о том, что в Калининграде живет такой парень. А тот, проснувшись знаменитым, 13 лет спустя с лихвой оправдал «аванс», который выдала ему тогда пресса.

К слову, только в историческом марте 1965-го многие калининградцы узнали, что Леонов, оказывается, Алексей. Вспомнили и «провидческую» статью. Разговоры о прозорливости, интуиции автора были лестны журналисту и писателю Якову Зараховичу. Тем не менее, он внес ясность. Редактор Василий Грудинин, давая задание написать о 21-й школе, напутствовал: «Людей выбирай простых. Пиши о ребятах активных и трудолюбивых, умеющих хорошо дружить». Как вспоминал Зарахович, пока он задавал Леонову вопросы, тот нетерпеливо переминался с ноги на ногу. А под занавес смущенно попросил:

– Только, пожалуйста, не пишите про меня, как иногда пишут: «Ах, какой он!..»

Свернул с кривой дорожки

Родом Леонов из Кемеровской области. И в Калининград из Кемерово в 1948-м его семья переехала не от хорошей жизни.

– Первой, в 1946-м, переехала сестра Люба с мужем, – рассказывал мне Леонов. – А через два года они и нас позвали. Обещали нормальную квартиру – мы-то в бараке жили.

– Первое впечатление от города помните?

– Руины. При этом немало памятников уцелело, можно было восстановить исторические здания в центре. Я зарисовал тогда многое, от чего теперь одни воспоминания остались…

– А из Кемерово тяжело было уезжать?

– Первое время даже плакал по ночам, товарищей вспоминал… Их, правда, потом почти всех посадили. И я мог пойти по кривой дорожке. Фартило мне - всех обыгрывал в чику и пристенок. Как-то пацаны настолько обиделись, что хотели отобрать выигрыш. А я взял монеты в пригоршню – и в лицо им! Пока собирали, утек…

Кстати, у нас он сперва учился в 6-й школе. Однако не в той, что нынче на улице Ульяны Громовой. Будущий космонавт гранит науки грыз поначалу в семилетке, которая была на Тенистой аллее. А уже потом перешел в среднюю школу № 21.

Что осталось за кадром

О том, как непросто проходил полет Леонова в 1965-м, теперь знает любой, кто посмотрел фильм «Время первых». В отличие от «Салюта-7» эту картину делали, основываясь строго на фактах. Тем не менее в ленту вошло не все, что было.

Как известно, возвращаться на Землю тогда пришлось в ручном режиме, чего до этого еще не делали ни разу. Снова слово Леонову:

– Двигатель отработал, должно было произойти отделение приборно-агрегатного отсека от спускаемого аппарата. Десять, двадцать, тридцать секунд – тихо… Как позже выяснилось, все мы правильно сделали, но подвела автоматика. Однако тогда мы этого не знали. И такая тоска взяла. Корабль еще три года кружил бы вокруг Земли. А жизни в нем – на три дня. Смотрю вниз, чуть не плачу: милые вы мои, даже знать не будете, что ваш Ленька все еще летает над вами! Задремал. А Паша (командир экипажа Павел Беляев. – Ред.) мне потом рассказал. Мол, ты спишь, а я сижу и думаю: господи, мне ж тебя, чтоб не мучился, застрелить надо. А затем и самому…

Космическое везение

После первого полета его включили в лунную программу. Причем требовалось не просто полететь на Луну, а еще и обогнать Америку.

– С лунной программой у меня связана самая страшная обида, – признается Леонов. – Мы могли опередить американцев на полгода! Однако кое-кто у нас счел, что «Протон» – ненадежный носитель. А они и сегодня вовсю используются.

Леонов и его товарищи были готовы рискнуть жизнью ради престижа страны. О чем даже написали заявление в Политбюро. Но там на это все же не решились. А когда американцы посетили Луну, советская лунная программа была свернута…

В 1969-м он чуть не погиб. Встречал в Москве вернувшихся на Землю очередных героев космоса. И у Кремля попал под огонь, который открыл младший лейтенант Виктор Ильин, который решил убить Брежнева. Но вместо автомобиля генсека по ошибке обстрелял машину космонавтов. Андрияну Николаеву зацепило спину, Георгию Береговому посекло лицо осколками стекла, Леонов же не пострадал. Возможно, «его» пулю принял водитель Илья Жарков, который спустя сутки умер в больнице.

А в 1971-м Леонов должен был лететь командиром «Союза-11». В последний момент один из членов основного экипажа вызвал сомнения у медиков. Полетели дублеры – Владислав Волков, Георгий Добровольский и еще один наш земляк-космонавт, Виктор Пацаев. При возвращении все они погибли…

Кто другой счел бы это за знаки, предостережения. Леонов не дрогнул. И уже вскоре стал главным претендентом на роль командира «Союза-19», который должен был совершить небывалое: произвести на орбите стыковку с американским кораблем. Кстати, в запасном экипаже оказался другой наш земляк – Юрий Романенко.

Закурим перед стартом?

В день запуска в космос «Союза» и «Аполлона», 15 июля 1975-го, в продаже появились приуроченные к событию новые сигареты. Пачку к ним оформил Леонов – напомним, он изначально после школы хотел стать не летчиком, а профессиональным художником.

Получилось, как в известной песне: «Давайте-ка, ребята, закурим перед стартом…» Хотя сам Леонов тогда уже не курил.

– В 1965-м я на Кубе побывал, а там же все с сигарами, – пояснил Алексей Архипович. – Но сигары мне не понравились, запах у них, на мой вкус, отвратный. Однако, вернувшись домой, я как-то решил попробовать сигарету. И на фоне сигар показалось – вроде ничего. Стал курить, да так, что пальцы были желтые. А потом у меня родилась вторая дочка. 22 августа 1968-го выкатил я ее в коляске на балкон, встал рядом, закурил. Ветер стал сносить дым на коляску, Оксана закашлялась. Затушил я сигарету и сказал: «Доченька, клянусь, больше никогда в жизни не возьму эту гадость в рот».

 
Читайте также