2018-05-07T10:57:49+03:00

Сколько еще воину Красной армии стоять в очереди на увековечение?

За 73 года власти так и нашли времени на то, чтобы нанести на плиты мемориала имя ефрейтора Семкова, погибшего под Кёнигсбергом
Поделиться:
Комментарии: comments3
На этом мемориале должно было появиться имя ефрейтора Семкова.На этом мемориале должно было появиться имя ефрейтора Семкова.Фото: Владислав РЖЕВСКИЙ
Изменить размер текста:

Ефрейтор Вениамин Григорьевич Семков погиб 20 февраля 1945-го. Родным послали похоронку. И на этом закончилась мемориальная забота государства о воине, отдавшем за Отечество самое дорогое – жизнь. Однако судьбе было угодно иначе.

Спустя почти 60 лет после войны на окраине Калининграда, в конце улицы Летней, на огороде обнаружили медаль «За боевые заслуги». По ее номеру было установлено, что она принадлежала Семкову. Решив передать награду родственникам, отправили запрос на его родину в город Нижняя Салда Свердловской области. Но оттуда ответили: у Семкова нет родни.

Почему-то не поверив военкомату, нашедшие медаль обратились за содействием к автору этих строк. Я пошел другим путем. Написал обращение на сайте Нижней Салды. И в тот же день выяснилось, что у Семкова – целый клан родственников, включая трех дочерей…

22 июня 2004-го в Нижней Салде состоялась церемония передачи медали родным. Тогда же выяснилось, что Семков до сих пор не увековечен. В 2005-м данные о нем внесли в 18-й том областной Книги Памяти, указав, что его имя будет на мемориальном комплексе в поселке Медведевка Гурьевского района.

В июле прошлого года нашу область посетили родственники Семкова. Первым делом они поехали в Медведевку, чтобы положить цветы на плиту с его именем. А там – ничего…

Родные позвонили мне. Пришлось объяснять, что идею местных властей увековечить всех «забытых» воинов в Медведевке потом признали неправильной. Решили, что правильнее – делать это на мемориалах, ближайших к месту гибели. И хотя в Медведевке первые плиты с «потерянными» именами уже были установлены, на этом процесс остановили…

Родственники Семкова, понятно, далеки от всех этих мемориальных тонкостей. Им просто хочется, чтобы в бывшей Восточной Пруссии было место, куда они могли бы положить цветы к родному имени.

– Пожалуйста, помогите, – снова обратились они ко мне. – При необходимости мы готовы оплатить соответствующие работы.

К счастью, денег с них никто не взял. Однако, может, потому и дело не сделано? Не буду утомлять подробным рассказом о том, что происходило в органах власти в связи с новым сигналом по поводу увековечения Семкова. Скажу лишь, что в орбиту переписки были вовлечены правительство области, Гурьевская администрация, мэрия Калининграда, военно-мемориальная служба Балтийского флота.

Предполагалось, что к этому Дню Победы вопрос будет наконец закрыт – на мемориале на улице Киевской в Калининграде, ближайшем к месту гибели Семкова, увековечат его имя. 4 мая опять получаю письмо от родных: «Решилось ли что-нибудь с увековечением?» 5 мая посетил мемориал. Плита для дополнительных имен есть. Имени Семкова на ней нет. Позвонил начальнику военно-мемориальной службы Олегу Бобровскому.

– В понедельник будем разбираться, – ответил тот.

К слову, хорошо бы заодно разобраться и со всеми остальными, уже выбитыми именами. На этом мемориале все в порядке, кроме главного. Плиты там такие, что эпитафии на них даже при хорошем зрении с трудом разберешь. Решить эту проблему пытались, покрасив буквы золотой краской. Но она уже давно облетела…

 
Читайте также