2018-05-11T16:01:42+03:00

Литовский журналист вернулся в Калининград через 10 лет: «Раньше мне был знаком каждый уголок, но сейчас я город не узнал»

Корреспондент «Комсомолки» после многолетнего отсутствия заново открывал для себя Калининград
Поделиться:
Комментарии: comments4
Денис Тарасенко на фоне нового калининградского стадиона.Денис Тарасенко на фоне нового калининградского стадиона.Фото: Денис ТАРАСЕНКО
Изменить размер текста:

Гордые или жадные

- А какое у вас отчество? - недоверчиво спросила меня сотрудница погранслужбы России ранним утром на КПП в Советске.

Нас, пассажиров в автобусе было всего 12, что многое говорит о популярности единственного рейса «ВильнюсКалининград». Российская граница встречала капитальным ремонтом: везде строительные леса, раскуроченный асфальт и стоп-ленты.

- За два месяца до чемпионата, кажется, одновременно решили перекопать все дороги, мундиаль же случился неожиданно, а два года назад о нем знать не знали, - иронизировал приятель, хмуро оглядывая «раскопки» у Южного вокзала. Колорит добавляли бравые секьюрити в бронежилетах, дежурившие у рамок металлоискателей на входе.

Калининград придавил сразу, и не отпускал до самого отъезда. Пять лет прожив в этом городе, кажется, зная каждый его угол, в этот раз я его не узнавал. Если смотреть на некоторые фрагменты Ленинского проспекта, кажется, что оказался где-то в Гданьске. И уж точно впервые сюда приехавший никогда не догадается, что перед ним хрущевки, «одетые» в новый фасад. «Даже не верится, что это Калининград», - завистливо написала в заблокированном в России (к слову, безуспешно) мессенджере Telegram родственница, комментируя сделанные мною по ходу поездки фотографии.

"Ганзейская хрущевка" на Ленинском проспекте. Фото: Денис ТАРАСЕНКО

"Ганзейская хрущевка" на Ленинском проспекте.Фото: Денис ТАРАСЕНКО

И лишь один дом резко выбивался из линии витиеватых ганзейских фасадов проспекта приветом из прошлого. Никаких рюшечек, облезлые стены – в общем, «хрущевка обыкновенная».

- А тут что случилось? – спросил я товарища, показывая на угрюмое строение. – Не успели?

- Просто жильцы заявили: дескать, если ремонтировать, то капитально, а не лепить показательную обертку. Ведь внутри трубы, проводка - все старое, еле дышит. Справедливое требование!

- Жильцы платили за новый фасад?

- Нет, конечно, это же лицо города на чемпионате! Платят за капремонт вообще все россияне, это «обязаловка», жильцы немного тоже заплатят, несколько процентов, но сейчас им все авансом сделали.

Я невольно принялся подсчитывать в уме программу реновации многоквартирных домов в родной Литве. Например, ремонт одной пятиэтажки на 100 квартир 1966 года постройки в спальном районе Вильнюса обошелся в 2,05 миллиона евро - почти 154 миллиона рублей по нынешнему обменному курсу. И весьма значительную долю из этой суммы, а вовсе не символические 5 процентов, заплатили обитатели здания. И будут платить еще много лет – таковы правила. А тут пусть только фасады, но едва ли не бесплатно! Нет, упрямые жильцы явно погорячились…

- Просто они гордые, - словно прочел мои мысли друг.

«Или жадные», - подумал я, но промолчал.

Под ногами - скрипит, над головой - висит

Обновленный Ленпроспект все-таки оставлял какое-то впечатление незаконченности, но что именно мешало этой ганзейской идиллии, мне стало понятно чуть позже. Ну а пока наш путь лежал к гордости калининградцев – новенькому, с иголочки, красавцу-стадиону. Мы словно плыли по гигантскому полю, выложенному плиткой, прямо к пока еще закрытым кассам. Но если глаз наслаждался величием строения, то с каждым шагом в душе нарастала тревога.

- Слышишь? – невольно вскрикнул я, остановившись на полпути. – Плитки скрипят через шаг, они же просто «ходят» под ногами!

- Ой, приехал обругать все вокруг, - друг неожиданно из ворчуна превратился в ярого патриота своего города и смотрел на меня уже как на заморского врага.

Доказывать пришлось, ползая, к недоумению редких прохожих, на четвереньках.

- Ладно, сам слышу, что скрипят да шатаются, - вздохнул товарищ. - Мы и сами гадаем, доживет ли стадион до следующего сезона. Но у вас в Вильнюсе и такого нет, ваш-то стадион – развалина.

Национальный стадион в Вильнюсе начали строить еще в 1984 году, да так до сих пор и не достроили. Фото: Денис ТАРАСЕНКО

Национальный стадион в Вильнюсе начали строить еще в 1984 году, да так до сих пор и не достроили.Фото: Денис ТАРАСЕНКО

С этим не поспоришь. Национальный стадион в Вильнюсе строить начали еще в советские времена, не достроили, так и стоит до сих пор призраком. Правда, в последней версии проекта выбрали вариант инвестора, который предложил не только футбольное поле, но и целый развлекательный комплекс вокруг. Это позволяет эксплуатировать строение хоть и частично, но постоянно, а не от матча к матчу, или по случаю концерта мировой звезды. В такой форме можно строить что угодно: от теннисных кортов с фитнес-залами, до бассейнов и баскетбольных площадок, успевай только коммуникации тянуть.

- Коммуникации! – вслух сказал я, вспомнив Ленинский проспект. Вот что мешало взгляду: бесконечные провода и кабели, которые паутиной окутывали каждый столб, нависали над прохожими настоящими гирляндами. Некоторые провода вонзались прямо в новенькие фасады старых хрущевок, болтались как попало, ползли к десяткам камер слежения, не стесняясь надписей «Полиция» на столбах.

- За инсталляцию такой «красоты» полиция как раз задерживать и должна, - выдохнул я.

- А что ты хотел, проложить аккуратно под землей – это же огромные затраты, а так повесил себе как попало: дешево и сердито, - пояснил позже уже другой мой приятель.

По его словам, это не зависит от возможностей инфраструктуры. Аккуратно при желании можно сделать везде. Вот и по месту своего жительства в новом микрорайоне Гурьевска он лично с такими любителями провести интернет, перекидывая провода, как попало, боролся при помощи ножниц. Пока не отучил.

«Русский английский»

Еще одно впечатление от посещения города спустя 12 лет – чудной язык вывесок. Если граница в Советске встречала магазином под брендом «Вайтнауэр-Филипп», то в самом Калининграде довелось увидеть и «Арт-Бутик», и всевозможные «Гринвесты», «Фёсты», не говоря уже о гостиничном «Ресепшне», «бизнес-ланче» в кафе, и «мультибрендовой» коллекции на распродаже в модном магазине одежды.

«Зачем вы, братья, себе русский язык отрезаете?», - гласил заголовок на обложке свежего номера «Комсомолки». Материал был посвящен тому, как относятся к «великому и могучему» в бывшем СССР. «И действительно, зачем?», - размышлял я, листая родную газету за «стэйком» в «бир-пабе».

- Существует какой-то комплекс, и это Калининграда как раз в меньшей степени касается, посмотри хоть на Москву или Питер, - рассуждала моя хорошая знакомая. – С одной стороны, мы как бы особенные, со своим российским путем, а с другой – тянемся к иностранщине. Отсюда и все эти «селфи», «спинеры» и прочие новоязы.

«Как можно лучше»

- У нас на кухнях спорят: мол, в год содержание нового стадиона равняется затратам на строительство нескольких детсадов и школ, - рассказывал гурьевский друг, тот самый, который наказывал соседей, кромсая небрежно брошенные интернет-кабели ножницами. А ведь есть школы, где дети вынуждены учиться в несколько смен.

- Да хотя бы детских площадок больше строили, - добавила его супруга. – А то стоит одна на пять домов, иногда туда не пробиться.

Детская площадка в новом районе Гурьевска. Фото: Денис ТАРАСЕНКО

Детская площадка в новом районе Гурьевска.Фото: Денис ТАРАСЕНКО

И опять я не удержался от сравнительного анализа. Самая захудалая детская площадка, которую удалось наблюдать в Калининграде – невиданное чудо для вильнюсских дворов, почти что луна-парк. Да и новый детский сад в Вильнюсе только два года назад построили - впервые за четверть века. Школы там пока только закрывают. Просто калининградцы об этом не догадываются, как и про другие бытовые условия в Литве. Например, самой популярной темой разговоров со старыми друзьями в эту поездку были условия ипотеки.

- Твои 2,5 процента по сравнению с моими считающимися льготными 9,5 процентами - это коммунизм, понимаешь?! – доказывал приятель.

- Но у вас и квадратный метр стоит в два-три раза дешевле, то на то получается, если сравнивать, сколько банку в конце денег отдашь, - пытался возражать я.

- Да мы не жалуемся, - положила конец дискуссии подруга. – Просто, зачем нам сравнивать с тем, что хуже или так же, если мы хотим лучше.

И вот это стремление сделать «как можно лучше», кажется, и дает надежду на появление нового типа российского гражданина. Который заставит и работы у стадиона до ума довести, чтобы плитка не развалилась к следующему сезону, и обратить внимание контролирующих органов на безобразные провода на фоне действительно похорошевших фасадов. Да и в Калининград заставит приезжать гораздо чаще, чем раз в 12 лет…

 
Читайте также