2018-06-03T19:07:48+03:00

Автостопом от Казбека до Калининграда: Подъем на Машук, сложности ставропольского менталитета, и выживший после удара молнии дальнобойщик

Корреспондент «Комсомолки» продолжает рассказ о том, как проехал на перекладных пол-России
Иван из "Комсомолки", Иван из Буденновска и маленький Ивана Иваныч.Иван из "Комсомолки", Иван из Буденновска и маленький Ивана Иваныч.Фото: Иван МАРКОВ
Изменить размер текста:

Продолжение. Начало читайте ЗДЕСЬ. Там рассказано о том, как корреспондент Иван Марков с молодой женой решил отправиться из Грузии в Калининград на попутных машинах. Молодожены побывали для начала в Северной Осетии и, прыгнув в машину Гоги из Кутаиси, с ветерком полетели в Пятигорск.

Пропавший хостел

Оказаться ночью в Пятигорске – это все-таки, лучше, чем в чистом поле. Палатка у нас была, но подходящего спальника в Грузии и не нашлось. Так что, к ночевке вне гостиницы я был готов, а Таня – не очень. Нашей целью был недорогой хостел, который рекомендовал один интернет-сервис. Ценник (450 рублей с человека) устраивал, оставалось лишь убедиться в наличии свободных коек.

- Шеф, до центра отсюда сколько? – постучал я в окно такси.

- Триста рублей, - продирая глаза ото сна, заломил усатый мужик.

- Давай за двести пятьдесят, мы ж путешественники, - кивнул я на наши рюкзаки.

- Хрен с вами, довезу, кидайте все в багажник!

Высадились у дома, где нас должны ожидать как дорогих гостей. Но никакого хостела тут не оказалось, хотя мы обошли здание дважды, рассматривая каждую дверь и каждую вывеску. С улицы светилось одно окно на первом этаже. Оставив Таню сторожить рюкзаки, я вошел в крохотное помещение, оказавшееся чем-то вроде пункта ремонта смартфонов. Там сидели восемь коротко стриженых молодчиков в спортивных костюмах. Повисла неловкая тишина.

- Парни, тут где-то хостел должен быть, вроде, - вымолвил я

- Какой хостел, братан? – внимательно оглядывая меня, ответил один из пацанов. – Ты откуда вообще?

- Из Калининграда.

- Добро пожаловать! - заржал другой. – Ща разберемся, рядом, вроде, есть что-то такое.

В итоге мы вскоре оказались-таки в хостеле - уже реальном, где не было ни души, зато имелась кухня, душ и пара десятков кроватей на выбор.

Вид на гору Бештау с горы Машук. Фото: Иван МАРКОВ

Вид на гору Бештау с горы Машук.Фото: Иван МАРКОВ

Покойники Машука

На трассу решили выйти к полудню, а с утра отправились на гору Машук, где Лермонтов стрелялся с майором Мартыновым. У подножия еще в 1824 году по инициативе губернаторая Карла фон Сталя было основано кладбище. Карл Федорович лично выбрал место и пожелал, чтобы первым здесь было похоронено «какое-то значительное лицо». Всего через несколько дней фон Сталь скоропостижно скончался, и его могила сделала некрополю почин. В июле 1841 года тут похоронили погибшего на дуэли Михаила Лермонтова, правда, уже на следующий год прах поэта перевезли в имение его бабушки в Пензенскую губернию.

Насмотревшись на могилы, мы вскарабкались на вершину Машука, откуда можно пересчитать все окружающие Пятигорск горы (кстати, их оказалось больше пяти). Экономя время, решили спускаться на фуникулере, и столкнулись с наглым разводом туристов на деньги. Если в Тбилиси поездка по канатной дороге обошлась в 2 лари (50 рублей), и за это предлагался шикарный вид на исторический центр города, то в Пятигорске пришлось выложить по 220 рублей с человека и взирать из кабинки на макушки деревьев.

На Машуке водятся диковинные звери. Фото: Иван МАРКОВ

На Машуке водятся диковинные звери.Фото: Иван МАРКОВ

В городе мы еще успели порадоваться столовой «Сытый слон» с гигантскими и дешевыми порциями и немного обалдеть от засилья рекламы на исторических зданиях.

- Остались бы на денек еще, - предложила хозяйка хостела. – На Бештау реликтовые маки растут, у них цветки с человеческую голову!

Увы, приходилось выдерживать строгий график.

Нужно ли опасаться дагестанцев

На окружной дороге мы полчаса пытались поймать машину в сторону Волгограда, но бестолку, пришлось отправиться пешком. Еще где-то час спустя рядом притормозила потрепанная «копейка» с цыганами внутри.

- Можем километров 20 вас провезти, мы тут рядом живем, - золотозубо улыбаясь, пригласил усатый дед.

- Спасибо, мы еще покараулим.

В итоге нас подобрал дагестанец Тамирлан из Кизляра.

- Вы тут еще долго простоять могли, в Ставрополье народ такой: можешь на обочине умирать, даже не притормозят, - сообщил он. - А людям помогать надо, меня отец так учил.

Выезд из Пятигорска. Фото: Иван МАРКОВ

Выезд из Пятигорска.Фото: Иван МАРКОВ

Помня о множестве стереотипов насчет дагестанцев, решили обсудить тему с водителем.

- Когда я в армию попал, командир несколько месяцев косо на меня смотрел, сослуживцы тоже сторонились. Потом поняли, что я не собираюсь никого строить и бардак творить, - степенно рассказывал Тамирлан.

- Может, опасаются, потому что в Дагестане борцов много?

- Если чемпионат республики по борьбе выиграл, на Олимпиаду можешь смело идти. Но применяют силу вне спортзала только те, кто слаб духом. Думаешь, про кого в криминальных новостях пишут? Про беспредельщиков и слабаков. Они из Дагестана уезжают, потому что их у нас быстро на место поставят.

За разговором 125 километров пролетели мигом, а в деревне Прасковея наши пути расходились: Тамирлан ехал в Кизляр, а нам предстоял путь через Буденновск и Калмыкию.

Исторические здания в Пятигорске испорчены рекламой. Фото: Иван МАРКОВ

Исторические здания в Пятигорске испорчены рекламой.Фото: Иван МАРКОВ

Три Ивана и Татьяна

Все-таки нам хотелось, чтобы Ставрополье реабилитировалось, пока мы тут. Минут через двадцать чудо свершилось – мы оказались в машине жителя Буденновска.

- Про местных не зря говорят, что они закрытые очень, - подтвердил мой тезка Иван. – Менталитет такой, каждый сам за себя. Может, это реакция на кучу проблем вокруг. Зарплаты смешные – в среднем люди по 9 тысяч получают. Мне повезло еще, я за 25 тысяч работаю электриком на винзаводе, по блату туда устроился.

Вскоре Иван заявил, что ему нужно заехать за «самым главным начальником».

- Мне потом в Покойное надо, это рядом, а вас на перекрестке высажу – вам дорога на Арзгир нужна, - выпрыгивая из машины, пояснил он и обратно явился с ребенком на руках. – Знакомься, это ребята из Калининграда. А это еще один Иван - Иван Иваныч. Таня, можете желание загадывать - когда еще с тремя Иванами прокатитесь!

Далее нам предстояла краткая экскурсия по Буденновску.

- О нас ведь знают только, что тут сволочь Басаев больницу захватил в 1995-м, - рассказывал Иван. – Конечно, трагедия была страшная, но у города есть и другая история. Например, он название менял множество раз. Основали как Святой Крест, после революции переименовали в Прикумск, при Сталине стал Буденновском, при Хрущеве – снова Прикумском, при Брежневе – опять вернули Буденновск. Кстати, та самая печально известная больница у нас построена из кирпичей разрушенного монастыря.

Про арбузы и шаровые молнии

Тепло распрощавшись с разговорчивым ставропольцем, шагаем по обсаженной акациями дороге в сторону Арзгира.

- Мы бы вас подвезли, но у нас товара полный салон, - жует булку, не вылезая из-за руля машины со ставропольскими номерами, толстый лысый мужик. – Вы, главное, с калмыками осторожнее – трезвые они еще ничего, а пьяного всемером держать надо.

Кстати, подобные байки на протяжении пути нам приходилось слышать не раз, и самыми коварными, по словам рассказчиков, неизменно оказывались жители соседних регионов.

На сей раз ждать долго не пришлось, нас пустил к себе в кабину астраханский дальнобойщик, весельчак Вячеслав. У него, само собой, узнали все про арбузы.

- Вам везут такую гадость, что вы сами не представляете! – открыл секрет Слава. - Без селитры уже совсем разучились выращивать. Раньше в конце июля первый арбуз снимали, сладкий был: мякоть руками размажешь - потом ладони не разлепить. Теперь на рынок их аж в июне выбрасывают. Кушайте такие сами, а я перебьюсь!

Пока нам рассказывали об урожайной, но почему-то бедной Астрахани, началась гроза.

- Меня дважды шаровая молния чуть не убила, – жизнерадостно хохотал шофер. – В первый раз выбежал коров загнать, только в сарай заглянул, ка-а-ак шарахнет! Выглядываю, а у порога две коровы дымятся. Вы не переживайте, сейчас нас убить не должно – колеса-то резиновые.

За окном в сумерках начинались бескрайние степи Калмыкии. Вячеслав поворачивал в родные края на окружной дороге Элисты, а нам надо было в Волгоград, до которого оставалось еще больше 300 километров.

Продолжение следует.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также