2018-06-13T10:51:02+03:00

Уцелевшие в аду: Как выживали в самом страшном концлагере Третьего рейха

В Калининград из Австрии передали документы бывшего узника лагеря смерти Маутхаузен – калининградского писателя Всеволода Остена
Поделиться:
Комментарии: comments10
В Маутхаузене нацисты уничтожили более ста тысяч человек.В Маутхаузене нацисты уничтожили более ста тысяч человек.Фото: rubaltic.ru
Изменить размер текста:

Маутхаузен – безобидный городок на живописном берегу Дуная. Но об этом сегодня мало кто помнит. При слове Маутхаузен у большинства теперь возникает другой образ: один из самых страшных концлагерей Третьего рейха.

Рядом с одноименным городком, на возвышенности, как бы довлея над ним, располагался «главный офис» этой фабрики смерти. А по всей округе были разбросаны ее «отделения». Нацисты уничтожили здесь более ста тысяч человек, треть из которых – граждане СССР. Для советских людей символом замученных в Маутхаузене стал генерал Дмитрий Карбышев – заживо замороженный на февральском морозе под ледяным «душем».

Лейтенанту-саперу Всеволоду Остену в том аду повезло уцелеть. Но пережитое там стало незаживающей раной. Тем более что пребывание в плену ему потом не раз припомнили…

Лейтенант-саперу Всеволод Остен.

Лейтенант-саперу Всеволод Остен.

Чтобы помнили

Каждый год в мае в Маутхаузен приезжают тысячи людей со всей Европы, чтобы принять участие в памятной акции на территории бывшего концлагеря. В этот раз приглашение от организаторов поступило и в Калининград. Вдова Остена Зоя Дмитриевна, к сожалению, поехать не смогла. Но наш человек на церемонии все-таки был.

Заведующая детской библиотекой имени Соболева в Калининграде Ольга Ткаченко давно занимается сохранением литературного наследия калининградских писателей, дружит с Зоей Дмитриевной. А год назад познакомилась с Еленой Зельград. Выйдя замуж, Елена уехала из Калининграда к супругу в Австрию, и теперь филолог, бывший сотрудник архива работает экскурсоводом по австрийским городам, в том числе – в Маутхаузене. Прошлой осенью она и ее муж Томас посетили вдову Остена. Этой осенью супруги приедут снова – на посвященное Маутхаузену мероприятие, которое пройдет у нас. А сейчас они не только устроили приглашение в Австрию (с финансированием поездки помогли депутаты областной думы Тамара Торопова и Леонид Степанюк), но и разыскали документы узника концлагеря Владимира Кудратова – под таким именем Остен находился в Гузене, филиале Маутхаузена.

Остен - персональная карточка узника концлагеря.

Остен - персональная карточка узника концлагеря.

– Увиденное там я никогда не забуду, – говорит Ольга Камиловна, – в бывшем концлагере многое сохранено – в назидание потомкам. Ходишь, смотришь и думаешь: как же можно было дойти до такой бесчеловечности? Как же можно было выдержать эти муки…

Сама церемония, несмотря на присутствие первых лиц Австрии, обошлась без лишнего официоза. Все было строго, просто и очень искренне. Море цветов, море людей. Правда, россиян в толпе почти не встречалось. А в книжной лавке среди обширной и разноязыкой литературы о Маутхаузене на русском нашлась лишь брошюра, изданная в Австрии. Хотя разве нам нечего предложить? Ведь есть же пронзительная повесть Остена.

«Преувеличил силу фашизма…»

Он родился 23 октября 1921-го во Владивостоке. С детства писал стихи, что, впрочем, не мешало ему увлекаться шахматами и боксом. В 1940-м поступил в Московское военно-инженерное училище. В 1941-м, попав в окружение, стал членом партизанского отряда. В 1942-м его задержали, отправив на работы в Германию. Сбежав от хозяев, пытался уйти в Швейцарию, но был схвачен и оказался в Маутхаузене. Из неволи вырвался 5 мая 1945-го, когда к концлагерю подошли американцы.

После освобождения пришлось хлебнуть лиха уже в наших фильтрационных лагерях. Но и это прошел достойно. Его восстановили в звании, направив на службу в МВД СССР.

Заведующая детской библиотекой имени Соболева с фотографией молодого Всеволода Остена.

Заведующая детской библиотекой имени Соболева с фотографией молодого Всеволода Остена.

В 1949-м, демобилизовавшись, переехал с Дальнего Востока в Калининградскую область, где жили родственники жены. Однако здесь кадровики везде заворачивали «сдавшегося в плен». На работу журналистом ему удалось устроиться только через год – и лишь после отчаянного письма в Москву. Но и на этом испытания не закончились.

В 1961-м Калининградское книжное издательство выпустило его самую первую книгу о Маутхаузене – «Уцелевшие в аду». Автор очень ждал выхода в свет этой глубоко личной, выстраданной вещи. Увы, официальная реакция на нее только добавила страданий.

По инициативе властей в «Калининградской правде» вышла рецензия – под псевдонимом и безапелляционным заголовком «Вопреки жизненной правде». А суть статьи: вместо того чтобы показать героизм советских людей Остен, наоборот, «преувеличил силу фашизма».

Невзирая и вопреки

После такого талантливый литератор должен был забыть о карьере писателя. Но Остен не сдался. В 1963-м на материале Маутхаузена написал книгу «Встань над болью своей». «Рукопись кочевала из журнала в журнал, из издательства в издательство. И везде я получал отказ, - вспоминал Остен. - И в каких только грехах меня не обвиняли! Тут и вторичность темы, и отсутствие четких жанровых признаков, и отклонение от исторической правды, и неверие в советский патриотизм, и то, что герой слишком «интернационален», если не сказать – космополитичен. Пока я бился головой в редакционные стены, я успел и поседеть, и нажить два инфаркта. А потом мне помог Его величество случай. Рукопись попала в руки добросовестного и серьезного рецензента».

Наверное, дело еще и в смене эпохи – в 1985-м началась перестройка, принесшая среди прочего гласность. И в 1986-м «Боль» была наконец издана – причем в столице. Правда, напечатали ее 30-тысячным тиражом, мизерным по тем временам. В дневнике Остена читаем: «На нашу область выделили всего 68 экземпляров: из них 18 пойдут в библиотеки, а 50 – автору. Читатель книжки не увидит…»

Тем не менее повесть вызвала резонанс. Вот, скажем, что Остену написал Василь Быков: «Спасибо за прекрасную книгу, книгу-исповедь, книгу-судьбу!» На этой волне Остен стал предлагать издателям рукопись повести «Без вести пропавший» – о том, что видел в 1941-м, защищая Запорожье. После чего, хоть уже и серьезно болел, взялся за «Перекати-поле» – о том, как воевал в партизанском отряде.

Последние месяцы он жил ожиданием выхода второго издания «Боли». В середине июля 1989-го тираж был отпечатан в Москве. Однако автор подержать долгожданную книгу в руках не успел – 31 июля Всеволод Викторович умер…

Время воздать должное

В 1995-м была издана посмертная версия «Встань над болью своей», в которую вошли все три повести Остена. Когда-то рецензенты писали, что его творчество – «не литература». На самом деле эта книга – одна из лучших, написанных нашими земляками. И если уж что переиздавать из местных авторов, то произведения Остена – в числе первых. А «Рассказы узника Маутхаузена» хорошо бы еще и перевести – хотя бы на немецкий.

Доска с именем Остена сегодня на одном из домов в центре Калининграда. Фото: Владислав РЖЕВСКИЙ

Доска с именем Остена сегодня на одном из домов в центре Калининграда.Фото: Владислав РЖЕВСКИЙ

Остена зажимали при жизни, неоправданно мало внимания к нему и сейчас. Но есть идея присвоить его имя библиотеке. В следующем году это можно было бы приурочить к 30-летию со дня кончины писателя, в 2021-м – к 100-летию со дня рождения. Кроме того, на сайте Централизованной библиотечной системы Калининграда планируется выложить оцифрованный архив Остена. Будут опубликованы и документы из Маутхаузена, которые привезла из Австрии Ольга Ткаченко.

Не дает забыть об Остене и его вдова. Только благодаря Зое Дмитриевне в 2003-м на доме №№ 21-25 по Ленинскому проспекту, где жил писатель, установили памятную доску. К слову, тогда тоже возникло неожиданное препятствие. Установке мешал хозяин магазина, рядом с витриной которого должна была висеть доска. Он почему-то решил, что она еще и с полочкой для цветов. И магазин, где торгуют одеждой, будет выглядеть, мол, как салон ритуальных принадлежностей… Впрочем, магазина того давно нет. А доска – на месте.

 
Читайте также