2018-06-21T16:23:36+03:00

Автостопом от Казбека до Калининграда: Почему на Кавказе воруют невест, кто все время бомбит Воронеж и чем армянская попса лучше грузинской

Корреспондент «Комсомолки» проехал на перекладных пол-России
Корреспондент "КП" продолжает путешествие по городам и весям.Корреспондент "КП" продолжает путешествие по городам и весям.Фото: Иван МАРКОВ
Изменить размер текста:

Продолжение. Предыдущую часть читайте ЗДЕСЬ. Корреспондент Иван Марков с молодой женой медовый месяц провели в Грузии, а возвращаться в Калининграда решили на попутных машинах. Путь лежал через Северную Осетию, затем молодожены оказались в Пятигорске, где совершили восхождение на воспетую Лермонтовым гору Машук. После этого путь лежал через бескрайние степи Калмыкии. Затем был город-герой Волгоград...

В центре Воронежа вот так. Фото: Иван МАРКОВ

В центре Воронежа вот так.Фото: Иван МАРКОВ

Похищение от бедности

От ночевки в Верхнем Карачане нас спас веселый дагестанец Магомед. За рулем он восседал в позе йога, поставив левую босую ногу на приборную панель, и полдороги рассказывал про обычаи своей родины. Нас, воспитанных на гайдаевской «Кавказской пленнице», конечно, интересовало, воруют ли в Дагестане сегодня невест.

- Ага! – хохотал Магомед.

- Что, прямо на улице хватают?

- Да, «кунаки влюбленного джигита» обычно. В машину сажают и быстро-быстро увозят. Обычно еще подруг невесты или сестер заранее подговаривают.

- А в чем прикол?

- Разные случаи бывают, не только по беспределу. Например, парень и девушка любят друг друга, но по нашим обычаям, за невесту нужно заплатить выкуп. Если жених беден, тогда украсть девушку - единственный способ жениться. То же самое, когда родители против свадьбы. А если ты девушку украл, и она соглашается выйти замуж, можно считать вас мужем и женой.

- И ты свою жену украл?

-Не-е, моя сама пришла!

- Бывает, что девушка не соглашается выходить за того, кто ее украл?

- Бывает, но редко, - веселость с водителя вдруг разом слетела. – Ей же потом практически невозможно замуж выйти, девственность под сомнение ставят. Да еще и на парня и семью его ложится позор.

Тем временем начался рассвет, а за окном появился город с женским именем Анна, где Магомед собирался пару часов покемарить в кабине.

- Слушай, я, вроде, спать пока не сильно хочу, - вдруг говорит он. – За Воронежем уже посплю, заодно и вас на окружной высажу.

Результат бомбардировки Воронежа. Шутка. Это дом купца, встроенный в торговый центр. Фото: Иван МАРКОВ

Результат бомбардировки Воронежа. Шутка. Это дом купца, встроенный в торговый центр.Фото: Иван МАРКОВ

Зачем разрушать восстановленное?

На окраине столицы Черноземья мы оказались около шести утра. Нам повезло – как раз начал ходить общественный транспорт (если вам скажут, что он в Воронеже ходит круглосуточно – не верьте, это одна из главных сказок этого города), а бегун-пенсионер в советских спортивных трусах подсказал и остановку, и номер маршрутки. Вскоре мы оказались в квартире заранее (спасибо интернету) пригласивших нас на ночлег металлиста Максима и специалиста по истории концлагерей Анны-Марии. Они как раз просыпались на работу, а мы буквально были готовы расплакаться от счастья при виде приготовленной нам кровати.

Проснувшись, решили потратить на Воронеж наш единственный запасной день. Ловить машину в сторону Брянска мы уже физически не могли – организм требовал стационарного и более или менее комфортного отдыха. К тому же, разговоров о Воронеже в народе ходит много, и нам хотелось, например, понять, почему именно его захотели разгромить назло врагам в эпоху санкций (для тех, кто не в курсе - речь о выражении «бомбить Воронеж», аналогом пословицы «назло маме отморожу уши»).

Разговор на улице Земнухова. Фото: Иван МАРКОВ

Разговор на улице Земнухова.Фото: Иван МАРКОВ

Надо сказать, слухи о том, что центр этого города был разбомблен не однажды, подтвердились. Сначала Воронеж серьезно пострадал во время войны (гитлеровцы захватили правобережную часть города), когда было уничтожено 92 процента всех жилых домов. Символом того страшного времени служит неоднократно переходившая из рук в руки областная детская больница (что-то вроде сталинградского Дома Павлова), которая сейчас имеет охранный статус. Уже к 1950 году Воронеж вместе с объектами культурного наследия полностью восстановили. Но с конца 80-х тут начали происходить странные вещи. Сначала исчез памятник «Солдат, ломающий свастику» - по слухам, его переплавили. Потом начали пропадать один за другим малоэтажные исторические кварталы. Сейчас воронежские застройщики с культурным наследием считаться абсолютно не желают, по словам местных жителей, не останавливаясь перед угрозами и поджогами. Новости вроде той, что некий инвестор собирается влепить в центре 17-этажку и при этом снести целый квартал XIX века, для Воронежа обыденность.

И тогда нам стало понятно, кто на самом деле бомбил и бомбит Воронеж.

Дом градоначальника. Фото: Иван МАРКОВ

Дом градоначальника.Фото: Иван МАРКОВ

Страшные сны архитектора

- Тут раньше были одно- или двухэтажные дома, - устало пожаловался нам пожилой житель улицы летчика Замкина, поправляя шерстяную шапку а-ля Робин Гуд. – Мой уже снесли – а я ведь еще ребенком в нем Победу встретил. Помню, какой-то солдат по железной крыше кулаком постучал, мы сонные вылезаем, все в саже и копоти, смотрим на него, мол, что расшумелся? А солдат как заорет: «Победа! Мы победили!» Дом свой я спасти не смог. Залезали ко мне через огород по ночам наркоманы всякие, угрожали. Я потом овчарку завел, так они ее отравили. Теперь по соседству живу.

Мимо проходят мужички – по виду завзятые выпивохи, и виновато здороваются с нашим собеседником, потому что тащат за собой половые доски из недавно расселенной двухэтажки.

- Когда ее расселили, - сообщает старик, - Жильцы первое время в сараях обретались, потому что квартиры выделять власти отказывались. Кстати, во-он в том домике старообрядческая церковь. Но старообрядцев этих что-то уже неделю не видно, может, и их сносят.

На улице Куколкина стоят сразу две современные достопримечательности Воронежа. Первая – дом купца Балашова, точнее, то, что от него осталось. Дело в том, что один довольно известный в городе застройщик получил разрешение возвести торгово-развлекательный центра на этом месте, но при условии сохранения исторического объекта. Инвестор нашел оригинальный выход: для начала обустроил вокруг купеческого особняка деревянную коробку. Когда кто-то из любопытных, заглянув в щель, обнаружил, что от старого дома остался только фундамент, бизнесмен заявил, что в особняк случайно въехал грузовик. Отцы города насупились и потребовали дом восстановить, что и было сделано. Но тем временем успели построить торговый центр, который теперь полностью накрывает собой многострадальный памятник истории и культуры.

В сотне метров от этого архитектурного кошмара - бывший дом городского главы Ивана Титова, построенный в XIX веке. После войны он из одноэтажного превратился в двухэтажный, а в начале «нулевых» ему на крышу взгромоздили еще и офисный центр из стекла и бетона. Получившаяся композиция – зрелище, прямо скажем, не для слабонервных.

Чья песенка спета

Утром следующего дня мы были готовы двигаться дальше. Максим, любезно предоставивший ночлег, отвез нас за город, где довольно быстро удалось поймать машину-легковушку с армянскими номерами.

- Мы из Еревана в Москву едем, гостинцы везем, - открывая заваленный банками и пакетами багажник, сообщил водитель. – Давай мы сумки ваши сюда кинем, а то в салоне места нет.

На переднем пассажирском кресле сидел какой-то родственник автомобилиста, а прямо за ним – дочка.

- Из Грузии едете? – нахмурился водитель. – Что, грузины, наверное, вообще не подвозят?

Было видно, что отрицательный ответ его расстроил.

- В Армении все равно лучше! Вам бы первый встречный остановил машину. У нас все знают, что надо друг другу помогать.

Из автомагнитолы вдруг послышался голос Сосо Павлиашвили.

- А почему тогда грузинских певцов слушаете, а не армянских? – попробовал свести все к шутке я, о чем тут же пожалел.

- Просто музыка хорошая, - ответил водитель, вставил другой диск и прибавил громкость.

Трек-лист поменялся радикально. Сначала мы вместе со всей трассой Воронеж - Москва (окна были открыты) прослушали хит со словами «Давай, наливай, выпьем, братан, за нас, за кайфовых армян», а потом настал черед композиции «Ай, лето-лето, кайфуем до рассвета». Страшно даже представить, какой шлягер был следующим в очереди, но тут произошло неожиданное – мы сломались.

Продолжение читайте ЗДЕСЬ.

 
Читайте также