2018-07-09T17:01:22+03:00

Автостопом от Казбека до Калининграда: Непешеходный Минск и лысые литовские контрабандисты

Корреспондент «Комсомолки» проехал на перекладных пол-России
Иван Марков на окраине Минска.Иван Марков на окраине Минска.Фото: Иван МАРКОВ
Изменить размер текста:

Продолжение. Предыдущую часть читайте ЗДЕСЬ.

Корреспондент Иван Марков со своей женой провел медовый месяц в Грузии, а возвращаться в Калининград пара решила на попутных машинах. Вначале была Северная Осетия, затем молодожены оказались в Пятигорске. После этого путь лежал через бескрайние степи Калмыкии в Волгоград, а потом добрались до Воронежа, где в полной мере оценили качество городской среды, и Брянска, где на них напали гигантские комары. В Белоруссии путешественники побродили по негостеприимному Могилеву, после чего отправились в Минск.

Белорусское гостеприимство

В Минске мы оказались в половине первого ночи. Дальнобойщик Саша, конечно, не знал, до которого часа работает метро, потому что врос в автомобильное кресло еще со школы.

- До двух, вроде, можете не торопиться, - успокаивал он, неспешно поворачивая ближе к обочине.

Надо сказать, что мы даже минут на пять расслабились. Правда, первый же прохожий, в потемках возвращавшийся домой, зевая, предупредил:

- Не успеете уже, наверное. Всегда до часу у нас.

Пришлось снова бежать со всех ног. Перед «Могилевской» станцией немного отдышались – было без десяти, но стеклянные двери метро усатый сотрудник подземки закрыл на ключ прямо перед нашим носом. Пришлось разыграть сценку и сделать умоляющие лица.

- Ладно, давайте пулей туда, где выход! – крикнул он. – Билеты-то есть? Ну, мне на проезд давайте, куплю сам, так и быть, - подмигнул усач.

В двери вместе с нами протиснулся и возвращавшийся с корпоратива (и почему-то даже почти трезвый) бухгалтер. Мы дружно запрыгнули в последний вагон буквально за несколько секунд до отправления и, конечно, разговорились.

- На пересадку, может, и не успеете, - поправляя очки указательным пальцем, как Валерка Мещеряков из «Неуловимых мстителей», сказал бухгалтер. – На такси-то есть у вас?

- Только русские рубли.

- Держите, - он, улыбаясь, протянул белорусскую десятку. – Этого должно хватить. И добро пожаловать в Минск

Обменять десятку на наши деньги парень отказался со словами «я курса все равно не знаю». Само собой, первое впечатление от Белоруссии после Могилева щедрый бухгалтер нам выправил. Тем более, и на пересадку мы успели, а на подаренные деньги смогли уже на следующий день несколько раз прокатиться в троллейбусе.

Русско-литовский грузин Гаррисон. Фото: Иван МАРКОВ

Русско-литовский грузин Гаррисон.Фото: Иван МАРКОВ

Крюк через Лиду

Проснувшись в квартире друзей наших друзей на окраине столицы, мы весь день гуляли по центру Минска, который с его внешней суровостью, широченными проспектами, сталинской и модернистской архитектурой оказался совсем не дружелюбен пешеходу. Несмотря на то, что город интересен, и тянуло разглядывать его гигантские домины-многоугольники, ощущалось, что ты тут всего лишь лилипут в стране великанов, и что сильный ветер где-нибудь на площади Независимости или Якуба Коласа может запросто подхватить тебя и унести обратно, в начало пути. Зато общественный транспорт в Минске работает как часы, и проезд на нем стоит копейки. К тому же, если у вас есть велосипед, расстояния уже не будут казаться такими ужасными.

Задерживаться мы не могли, и уже в шесть вечера, наевшись драников в драничной, ехали за город, в сторону Вильнюса в полной уверенности, что доберемся до ночевки засветло (с ней нам на этот раз помогли новые белорусские знакомства) – до литовской столицы было всего 200 километров. На окраине буквально сразу остановился русско-литовский дальнобойщик с грузинской фамилией Угвария и странным именем Гаррисон. Вся его кабина была завалена мусорными пакетами, потому что Гаррисон, имея довольно грузную комплекцию, ленился их выбрасывать. Поблизости контейнеров не оказалось, поэтому нам пришлось смириться, а через час пути мы уже принюхались и почти не замечали разлагающихся объедков под ногами. Тем более, водитель оказался веселым и подкованным буквально во всех областях знания, что вместе с регулярным проветриванием кабины очень помогало отвлечься. Если обычно в дороге нам приходилось заводить беседу, то тут инициативу перехватил Угвария. Он знал все про эпоху Возрождения, Микеланджело и Рафаэля, про те города, в которые мы успели заехать, про пробки на дорогах и, конечно, про то, сколько машин сейчас на границе.

- Шеф звонил, сказал, чтобы через Каменный Лог я не совался, потому что там сейчас по двое-трое суток фуры стоят, - почесывая шею, предупредил Гаррисон. – Вам-то все равно, наверное, как ехать? Я через Лиду тогда крюк сделаю. А как с вами быть, на месте разберемся, дальше границы не смогу вас подвести – только на легковушке прорветесь. А с погранцами я договорюсь.

В итоге, к ожидаемым двум сотням километров прибавилась еще сотня, но нам и вправду было все равно, особенно после того, как мы согрелись чаем, который вскипятили при помощи примуса прямо на ходу, в кабине грузовика. К тому же, русско-литовский грузин оказал неоценимую услугу – на границе он действительно уговорил скучающих белорусских автоматчиков посадить нас к кому-нибудь в легковушку. Те без лишних разговоров согласились.

Площадь Республики в Минске. Фото: Иван МАРКОВ

Площадь Республики в Минске.Фото: Иван МАРКОВ

Соблазнение в исполнении контрабандистов

- Братан, - по-свойски обратились пограничники к первому попавшемуся водителю, сидевшему за рулем машины с литовскими номерами. – Земляков через границу перекинешь?

Тон автоматчиков не подразумевал, что литовец может отказаться, поэтому мы уже грузили свои вещи к нему в багажник. К слову, наш попутчик выглядел угрожающе: рост под два метра, абсолютно лысая голова, напоминавшая шар для боулинга, спортивная куртка, плотно сидевшая на спортивном теле, и шрам через все лицо выдавали в нем типичного контрабандиста. Первое время он был явно не доволен пассажирами из России.

- В рюкзаках хоть не оружие везете? А то не хотелось бы влипнуть с вами, - сурово выдавил он из себя. – Ну ладно, смотрите. Мы границу должны быстро пройти. Застрянет только вот этот минивэн с хохлами. – Литовец показал на микроавтобус с украинскими номерами в крайнем правом ряду погранперехода. Он был полон заробитчан.

Паспортный контроль в Бенякони-Шальчининкай оказался нетипичным. У окошка крутились пятеро лысых литовских парней в спорткостюмах. Все, кроме водителя, были навеселе и докапывались до симпатичной пограничницы. Парни явно бывали на этом переходе не меньше семи раз в неделю, перебрасывая через границу сигареты и бензин, поэтому всем видом показывали, что они тут как у себя дома.

- Ты откуда? Из Лиды? – ухмылялся самый наглый, выстукивая пальцами по стеклу какую-то простенькую мелодию. – На свидание со мной пойдешь? Давай, я заеду за тобой в шесть.

По пограничнице невозможно было понять, нравится ли ей такое внимание, но она улыбалась, шутила в ответ и бойко штамповала паспорта своей розовой печатью.

Наш водитель, растолкав коллег-контрабандистов и бросив им что-то по-литовски, подал свой паспорт, а затем и нам пробил дорогу. Похоже, то, что нашу машину не отправили «на яму», попутчика немного приободрило, и он немного разговорился.

- Калининград? Ну да, был там пару раз в 90-е, но я больше в Белоруссию езжу. Мне, кстати, в Вильнюс не надо, так что я вас высажу по дороге где-нибудь. Сейчас три или четыре поселка покрупнее будет, так что гляньте на карту, пока есть возможность выбора.

Окончание следует.

 
Читайте также