2018-07-13T15:54:33+03:00

Автостопом от Казбека до Калининграда: Черный «бумер», утренний кабриолет и снобизм земляков

Корреспондент «Комсомолки» проехал на перекладных пол-России
Юстинас (справа) признался, что купил кабриолет на заработанные в Лондоне деньги.Юстинас (справа) признался, что купил кабриолет на заработанные в Лондоне деньги.Фото: Иван МАРКОВ
Изменить размер текста:

Окончание. Предыдущую часть читайте ЗДЕСЬ.

Корреспондент Иван Марков со своей женой провел медовый месяц в Грузии, а возвращаться в Калининград пара решила на попутных машинах. Вначале была Северная Осетия, затем молодожены оказались в Пятигорске. После этого путь лежал через бескрайние степи Калмыкии в Волгоград, а потом добрались до Воронежа, где в полной мере оценили качество городской среды, и Брянска, где на них напали гигантские комары. В Белоруссии путешественники побродили по негостеприимному Могилеву, в Минске прокатились в метро и наконец оказались в Литве.

«Мы, вообще-то, поляки»

От белорусско-литовской границы мы доехали до поселка Яшюнай - ровно на полпути к Вильнюсу. Конечно, на дворе снова была ночь, дикий холод и единственный фонарь напротив автозаправки. К слову, АЗС двигавшимся с белорусской границы машинам нужна была как рыбе зонтик - не останавливался никто. В субботу, первый день уик-энда, обитатели Яшюная отдыхали, как умели. Из кустов по обеим сторонам дороги доносились пьяные вопли. Мимо прошла компания веселых подростков.

- Че, машину ждете? – спросил один из них по-русски. – Ближайшая только в шесть утра будет.

Радуясь удачной, по их мнению, шутке, парни дружно заржали и пошли дальше. Но двое чуть приотстали.

- Слушайте, тут и правда вряд ли кто-то остановится сейчас. В поселке трезвых водителей сегодня нет. А этого шутника вы извините, - тинейджеры виновато улыбнулись и, убедившись, что международные отношения восстановлены, отправились своей дорогой.

Таня уже привычно завернулась в спальник и обосновалась на куче рюкзаков и сумок, а я на этот раз успел поменять шорты на джинсы. Спать в палатке посреди гудевшего поселка не хотелось. Тем более, до центра Вильнюса оставалось каких-то три десятка километров.

- Может, пешком? – предложил я.

- По трассе? Ночью? – обиделась Таня. – Лучше уж прямо на обочине поспать.

Нас как будто подслушали. Рядом притормозил черный «бумер», опустилось тонированное стекло, и с пассажирского сиденья выглянул белобрысый парень.

- Куда?

- В Вильнюс!

- На 10 евро мне бензина зальешь?

- У нас нет евро.

- Как знаешь, тогда до утра тут мерзнуть будете.

Стекло поднялось, водитель ударил по газам, а мы продолжили ждать, купив в кафетерии АЗС на европейскую мелочь (которую я, отправляясь в путешествие на Кавказ, предусмотрительно зачерпнул из своей копилки еще в Калининграде) два стакана горячего чая.

Минут через десять перед нами остановилась все та же БМВ.

- Ладно, садитесь, бесплатно отвезем, а то замерзнете еще, - белобрысый, как ни в чем не бывало, улыбался. – Нам все равно делать нечего, до утра кататься собираемся. Меня Ролан зовут, можно просто Ролка. А это Томас, - он указал на сидящего за рулем угрюмого парня.

Всю дорогу мы слушали хиты этой весны, которые успели надоесть еще до поездки в Грузию. Причем, почему-то превалировала русская музыка. Например, что-то из репертуара Светланы Лободы, а еще какая-то песня про дружбу с медузой.

- Вы литовскую музыку не слушаете что ли?

- Русская больше нравится, - повернулся к нам Ролка, поставив ногу на подлокотник. – И вообще мы не литовцы, а поляки.

Томас и Ролан доставили нас прямо к подъезду нужного дома, и поехали куролесить дальше, а наши приключения продолжились уже на следующий день.

«Голосующих» словно не замечают

Утром наши новые вильнюсские друзья отвезли нас за город, высадив у кебабной. С завтрака в ней начинался последний этап нашего турне. Тут же остановился и немного помятый с виду парень на кабриолете, согласившийся подвезти нас в направлении Каунаса.

- К другу ездил, всю ночь кутили, - на смеси русского и английского рассказывал Юстинас. – Завтра на работу, поэтому решил сбежать, и дома в Жежмаряе отлежаться.

Юстинас признался, что такую машину он смог позволить себе приобрести лишь потому, что уезжал на несколько лет работать в Лондон. Как и многие его друзья.

- Сейчас решил вернуться к родителям, работу в Литве нашел, но те, кто к хорошим зарплатам привыкли, зачастую уже никогда не возвращаются, - признался обладатель кабриолета. – Я и сам пока не знаю, надолго ли здесь останусь.

Стоит заметить, что чем дальше мы удалялись от Вильнюса в сторону Калининградской области, тем меньше встречные литовцы понимали русский язык. А ведь на границе с Белоруссией «великий и могучий» был для них почти родным! У нас даже сложилась по этому поводу своя теория, основанная на статистике (выборка, возможно, не очень точная, но все-таки).

Суть теории простая: ни одна из сотен машин с калининградскими номерами от перекрестка в районе деревни Крыжкалнис (туда нас довез белорусский дальнобой Витя из Гродно) до моста королевы Луизы нас так и не подобрала. Хотя на нашей картонной табличке большими буквами на кириллице было написано «Калининград». Зато выручил студент Кястас на старенькой легковушке, подбросив до Таураге, и Ромас из Пагегяя, высадивший нас прямо у погранперехода (хотя нужный Ромасу поворот был раньше). С обоими парнями мы буквально объяснялись на пальцах (вполне успешно, кстати), а Ромас тоже слушал в магнитоле русскую музыку, потому что она ему нравилась. В Калининграде оба литовца не были ни разу, потому что считают, что заморочек с получением российской визы чересчур много. Все контакты с эксклавом, по их мнению, ограничиваются сегодня контрабандой, что, безусловно, плохо. С другой стороны, калининградцы, отдыхающие в Ниде или Паланге, не останавливаются в Таураге, потому что им там просто не интересно, как не интересны и приграничные литовцы.

Не бойтесь путешествий!

В общем, благодаря передвижению автостопом, удалось взглянуть на калининградцев совершенно с другой стороны. И, к сожалению, увидеть в них снобов, не желающих помогать друг другу. Многие ехали на дорогих машинах, но старались не замечать «голосующих» на обочине земляков. Это не задевало где-нибудь под Волгоградом, Пятигорском или Гомелем, а здесь, в Литве почему-то задело. Сразу вспомнилось, как калининградцы часто упрекают поляков и литовцев в том, что они, мол, не едут посмотреть на наш город. Так, может, надо просто стать чуть приветливее, чуть более открытыми? А языковой барьер не выглядит таким уж непреодолимым.

Конечно, мы подразумеваем не всех калининградцев. Например, один из наших друзей в «Фейсбуке», когда заметил, что мы с Таней уже приближаемся к границе региона, предложил встретить нас в Советске. И слово сдержал – встретил.

Спустя неделю дорожных странствий мы, наконец, оказались дома, оставив позади три с лишним тысячи километров разнообразных приключений. Тем, кто хочет посмотреть на свою страну и ее соседей так, чтобы ничего не пропустить, можно предложить два вида путешествий: велосипед и автостоп. А жуткие рассказы о том, как плохо могут закончиться такие путешествия, вы можете услышать только от тех, кто сам никогда не выезжал даже за границы своего города.

 
Читайте также