2018-10-04T17:17:51+03:00

Валерий Федоров: Поляки о россиянах думают еще хуже, чем россияне о них

Известный социолог и политолог побывал в Калининграде и рассказал много чего интересного
Поделиться:
Комментарии: comments6
Валерий федоров выступил в дискуссионном клубе БФУ им. КантаВалерий федоров выступил в дискуссионном клубе БФУ им. КантаФото: Игорь ОРЕХОВ
Изменить размер текста:

Выступивший в БФУ имени Канта на полях дискуссионного клуба RuBaltic.Ru генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Валерий Федоров, кажется, был невероятно рад тому, что его не пытали насчет «калининградской особой идентичности». Хотя такой пункт присутствовал в анонсе предстоящей встречи. В благодарность известный социолог помимо любопытных статистических выкладок предложил вниманию собравшихся еще и анализ отношения наших соотечественников к ряду иностранных держав. Но начал он, как и положено социологу, с того, что привел ряд и в самом деле довольно неожиданных данных о нынешнем, если можно так выразиться, самочувствии россиян.

Счастливые дефолт не наблюдают

Речь шла о зафиксированных трендах последнего (впрочем, не только последнего) времени. И первым среди них значился вывод, что – вы не поверите! – счастливых людей в России с каждым годом становится все больше.

Вообще, если верить этим выкладкам (а почему бы им не верить?), россияне демонстрируют прямо-таки редкостную жизнестойкость. Вот принято считать, что в дефолтном 1998 году многим казалось, что страна летит в тартарары. Не так уж и многим – уверяет Федоров. По его данным, людей, чувствовавших себя в то время несчастными, было 25 процентов от общего числа, что можно считать сущим мизером, если вспомнить тогдашнее положение национальной экономики. А вот счастливыми упорно продолжали называть себя 60 процентов россиян. Два десятилетия спустя, когда грянул следующий кризис, соотношение было еще разительнее – 15 процентов приунывших против 77 процентов счастливцев. И то сказать, ведь на сей раз обошлось без дефолта…

Федоров подтвердил странноватую закономерность: когда экономика резко пикирует, индекс счастья населения столь же уверенно берет новые высоты.

- Я когда в 2008-м на Ставрополье приехал, там вообще удивились: какое, мол, еще кризис?! У нас урожай отменный и вообще все хорошо, - вспоминает политолог. – Потом, правда, и их накрыло…

От крымских событий до пенсионной реформы

Схожая тенденция просматривается и в отношении удовлетворенности жизнью – россиян по большей части она нынче вполне устраивает. Пик (74-75 пунктов) тут пришелся, конечно, на середину 2014 года и связан с возвращением Крыма. Правда, с началом последовавших затем пертурбаций падала и удовлетворенность, достигнув дна во втором квартале 2016 года.

Но потом вновь начался рост, достигший майского максимума этого года. Остановился он лишь в июне, когда населению объявили о грядущем повышении пенсионного возраста. И последние три месяца в обществе наблюдается полоса безнадеги, конца которой пока не видать.

Не удивительно и то, что после того как всем стало ясно, что пенсионной реформы не избежать, рейтинг «Единой России» упал на треть. Одно дело голосовать за партию власти в эйфории «Русской весны», и совсем другое – зная, что вкалывать до заслуженного отдыха теперь придется гораздо дольше. Но вместе с тем Федоров напомнил о результатах только что прошедших местных выборах: за исключением единичных регионов «ЕР» везде сохранила позиции «партии номер один».

Теперь у нас есть внутренняя политика

Насчет внутренней политики государства Валерий Федоров тоже высказался. В том смысле, что до недавнего момента складывалось впечатление, что у Российской Федерации существует только политика внешняя.

Но это ощущение закончилось 9 сентября, когда в четырех регионах электорат неожиданно прокатил на выборах кандидатов лот партии власти. Хотя, конечно, это произошло не потому, что избирателям вдруг оказались так уж милы представители системной оппозиции. Голосование было протестным, по принципу «кто угодно, лишь бы не единоросс».

- Это важный звоночек! – подчеркнул Федоров. – Если власть бронзовеет, становится глуха к нуждам и чаяниям простых людей, долго она не продержится. Максимум, до первых выборов, да и тех, как показывают совсем уже недавние отставки ряда губернаторов, может не дождаться.

Первая тройка

Что же до международных симпатий и антипатий граждан РФ, то тут в первую очередь речь зашла о Белорусии, как члене Союзного государства, Казахстане, как одном из ведущих членов Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), и Китае – нашем самом могучем (по крайней мере, в экономическом отношении) союзнике.

- Китай последние четыре года мы любим почти как Белоруссию и существенно больше, чем Казахстан, - сразу обозначил приоритеты Валерий Валерьевич. - Хотя в 90-х побаивались, опасаясь, что он заберет наш Дальний Восток и превратит нас в свою экономическую колонию. Не забрал, не превратил. Наши симпатии к КНР реально выросли на фоне разрыва отношений с Западом и провозглашенного поворота на Восток из больших надежд, что Китай нам поможет. А также из большой благодарности за то, что в тяжелый момент он от нас не отвернулся – во всяком случае, сейчас оказывает политическую поддержку на международной арене и уж точно не дудит в одну дуду с американцами.

Впрочем, и белорусам с казахстанцами беспокоиться пока не о чем. По словам Федорова, эти страны воспринимаются как братские, с которыми нужно строить очень тесные отношения. Причем россияне очень уважают их национальных лидеров.

- Позитивный имидж у Лукашенко, несмотря на все причуды и перепады в наших отношениях, - подтвердил политолог. - У Назарбаева имидж еще лучше, кстати, стоит напомнить, что именно Назарбаев в 1994 году был автором идеи Евразийского союза. В общем, россияне считают, что с Белоруссией и Казахстаном необходимо дружить и сотрудничать, и даже (тут Федоров сделал многозначительную паузу) кое-какие свои ресурсы на это тратить.

Евразийская идентичность

Кстати, сам ЕврАзЭС, как это ни покажется удивительным, для многих россиян остается не то чтобы загадкой, но организацией малопонятной. В момент его основания лет пять назад Евразийский союз получал очень хорошие отклики, да и сегодня считается что нам всем лучше держаться вместе. Но его реального влияния на свою жизнь россияне не чувствуют, в отличие, например, от жителей Киргизии. У тех после вступления республики в ЕвАзЭС начались проблемы: практически открытую на тот момент границу с Китаем пришлось прикрыть, и на торговцах-челноках и малом бизнесе, который существовал за счет китайского импорта, это отразилось, как выразился Федоров, «не очень не здорово». Поэтому сейчас киргизы ЕврАзЭС хоть и поддерживают, но с оговорками.

- Поэтому, может, и хорошо, что россияне не все толком знают о Евразийском союзе, если бы знали лучше, может, и не так хорошо к нему относились бы, - философски заметил московский гость. - В любом случае пока Евразийский союз не вошел в плоть и кровь людей. Если, скажем, у молодого поколения западноевропейцев идентичность уже двойная, они считают себя не только французами или там испанцами, но и европейцами, то в ЕврАзЭС ничего подобного пока нет. Для создания евразийской идентичности требуются огромные усилия и огромные вложения, иначе ЕврАзЭс останется лишь союзом государственных элит и бюрократий. Это было бы печально.

Америка ниже плинтуса, Германия - чуть выше

Что до Соединенных Штатов, то отношение россиян к этому «заклятому партнеру» россиян резко поменялось еще в 1998 году.

- Причина понятна – дефолт, - напоминает Федоров. - Когда «мы строили, строили», и вдруг все рухнуло, и мы остались на развалинах. Америка из «сияющего града на холме», на который надо ориентироваться, превратилась в обычную страну, причем не очень дружелюбную.

Усугубили ситуацию бомбежки Югославии в 1999-м. Россияне убедились, что США – отнюдь не добрый полицейский, который бескорыстно следит за тем, чтобы в мире все было безопасно и справедливо. Скорее уж совсем наоборот. И вот уже почти два десятилетия Америка в России воспринимается, скорее в качестве противника.

- Как образец ее воспринимает только часть россиян, которая преимущественно голосует за ЛДПР, - неожиданно добавил гендиректор ВЦИОМ. - Да и то лишь в плане внешнеполитического поведения, того, как нужно отстаивать свои интересы. Ну а с 2014 года наши симпатии к Америке вообще ниже плинтуса.

Если власть бронзовеет, становится глуха к нуждам и чаяниям простых людей, долго она не продержится, считает социолог. Фото: Игорь ОРЕХОВ

Если власть бронзовеет, становится глуха к нуждам и чаяниям простых людей, долго она не продержится, считает социолог.Фото: Игорь ОРЕХОВ

По эту сторону Атлантики есть другая страна, до 2014 года, по мнению Федорова, бывшая (видимо, после Белоруссии) «номером два» в числе тех, кому россияне симпатизировали. Действительно, исторически сложившийся имидж Германии в глазах россиян: очень правильно организованная, передовая в технологическом плане, мощная, влиятельная. Сказывалось и тесное экономическое партнерство. Однако после 2014 года все иллюзии насчет российско-германской дружбы развеялись, как с белых яблонь дым.

- Потому что, когда доходит до серьезных вопросов, Германия занимает позицию, совсем отличную от нашей, - объясняет Федоров. – И потом, мы разочаровались в субъектности Германии, увидев, как ее легко через колено США нагибают, заставляя принимать решения, даже противоречащие немецким интересам. И сегодня Германия со второго места в рейтинге партнеров и стран, с которыми можно дружить, опустилась куда-то в конец первой десятки.

Украинское предательство

Но если в ком-то россияне и разочаровались больше, чем в Америке и Германии, так это в украинцах.

- По Украине поворот начался на самом деле еще в 2004 году, после первого Майдана и «оранжевой революции», - говорит Федоров. - Уже тогда большинство россиян восприняли все это как предательство. С тех пор, какой бы режим там ни был у власти, симпатии россиян к этой стране не росли. Нас с Украиной развела геополитика и новейшая история, люди это осознают очень четко. Хотя радости по данному поводу никакой нет, скорее, это воспринимается как явление печальное, но объективное.

На контрасте социолог привел удивительный факт. По данным последних опросов в России и на Украине, выясняется, что, несмотря ни на что, доля украинцев, относящихся к русским с симпатией, выше, чем доля россиян, ныне симпатизирующих украинцам!

Деградирующие лимитрофы

Со странами когда-то советской Прибалтики и Польшей вообще все однозначно. Народ российский не дурак и логично оценивает лимитрофы как русофобские, недемократические и стремительно деградирующие после 1991 года государства. Это подтверждается, например, данными туроператоров. Хотя Польша наряду с Китаем и Турцией считается одной из зарубежных стран, где побывало больше всего россиян, сегодня о своем желании посетить Жечь Посполитую заявляют меньше трех процентов потенциальных путешественников (по понятным причинам, калининградцы тут на особом счету).

- Сегодняшнее отношение россиян к полякам амбивалентное, - констатирует Валерий Федоров. – Исторические стереотипы никуда не делись, хотя опыт личного общения зачастую бывает позитивным. В общем, среди других наций поляки, скажем так, совсем не лидеры по симпатиям россиян. Но о нас они думают еще хуже, чем мы о них.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также