2018-12-07T17:14:23+03:00

30-летие катастрофы в Спитаке: Кому повезло, согревались в гробах

Ровно 30 лет назад в Армении произошло Спитакское землетрясение. Накануне памятной даты «Комсомолка» встретилась с очевидцами тех страшных событий
Ольга ГОНЧАРОВА
Спитак оказался в самом эпицентре землетрясения.Спитак оказался в самом эпицентре землетрясения.Фото: Википедия
Изменить размер текста:

«45 секунд показались вечностью»

66-летний Феликс Геворгян живет в Калининграде с 1991 года. Но до сих пор, вспоминая о событиях тридцатилетней давности, он не может сдержать слез:

- Мы жили в Ленинакане. Утром 7 декабря 1988 года я ушел на работу в райком партии, где курировал промышленность. Дети отправились в начальную школу. Дома осталась жена с семимесячным малышом. В 11 часов 40 минут услышал сильный гул, раздался жуткий треск. По потолку пошли трещины, почувствовал, что мой кабинет скручивается, пол уходил из-под ног.

Из окна было видно, как рухнуло здание прядильной фабрики. Надо было выбраться наружу, но двери не открывались, их заклинило в проеме.

- Толчки продолжались. 45 секунд показались вечностью. В первый раз в жизни я обратился к Богу: «Спаси мою семью!». Почувствовал, что теряю сознание, – вспоминает Феликс Геворгян.

После очередной попытки удалось выбить дверь. Выскочил в коридор. В здании никого не было.

- На улице попал в ад. Руины, кровь, трупы, стоны. Все орали, как оглашенные, но никто не плакал. Некоторые люди танцевали и пели. Они потеряли разум. Таких было много. Я бросился к домой, к жене и малышу, - продолжает Геворгян.

До дома было метров пятьсот. Он уцелел, а соседняя пятиэтажка сложилась, как карточный домик. Проход в двор преграждала гора битого кирпича, бетонных перекрытий, стекла. Мужчина забежал в подъезд, поднялся на свой этаж, долго до боли в пальцах нажимал кнопку звонка:

- Открыл дверь ключом. Там никого. Просто окаменел. Спустился во двор, там старенькая соседка успокоила: «Сыночек, ты не волнуйся! Живы твои! Жена побежала к школе, к детям».

Отец кинулся туда. Учеников уже вывели из здания, кого-то забирали родители. Его дети стояли раздетые на декабрьском холоде. Феликс Геворгян решил забрать из школьного гардероба теплую одежду. Только успел схватить вещи и выбежать вон, как здание рухнуло.

Выжившие жители Ленинакана ночевали на улице, у костров. Они стали одной семьей, старались помочь друг другу, делились куском хлеба. Толчки продолжались. Земля ходила ходуном. В разных частях города начались сильные пожары.

Полная мобилизация

Утром власти провели мобилизацию, был создан городской штаб по ликвидации последствий ЧС. На первом совещании в райкоме партии сообщили, что в Армению прилетел премьер-министр правительства СССР Николай Рыжков. Оперативно организовали отряды добровольцев по спасению людей и разбору завалов.

Ситуация усугублялась тем, что помощь извне не могла подойти. На дорогах к Ленинакану образовались многокилометровые пробки. Автопоезда, составы из Еревана, России и Грузии встали по пути. Поэтому в первые дни не хватало кранов, грузовиков, тракторов. Но потом все наладилось. Техника доставлялась с разных областей Советского союза на самолетах, железнодорожными составами, грузовым транспортом. Вдумайтесь, за несколько дней в район бедствия было переправлено 5 тысяч башенных кранов, тысячи автокранов, бульдозеров, экскаваторов. Прибыли военные, пограничники, отряды спасателей, бригады врачей. То, что они увидели, могло свести с ума. Ленинакан был стерт с лица земли. Уцелевшим детям, женщинам, старикам негде было укрыться от зимней стужи, кому повезло, согревались в гробах… Наши солдаты разворачивали палаточные городки, обеспечивали теплой одеждой, налаживали горячее питание. Но тем не менее, первое время еды не хватало, выстраивались очереди за водой и хлебом.

Два года назад о трагедии сняли фильм "Землетрясение". Фото: кадр из фильма

Два года назад о трагедии сняли фильм "Землетрясение".Фото: кадр из фильма

Мародеры слетелись, как воронье

А на третьи сутки Ленинакан прощался с погибшими.

- Откапывали, находили своих родных, и поздравляли друг друга, значит можно похоронить близкого человека, - рассказывает Феликс Геворгян. - А гробов не хватало. Знаете, Ленинакан был вторым в Армении промышленным центром. 95 предприятий. Все заводы и фабрики уничтожило землетрясение. Незадолго до катаклизма в городе построили красивый микрорайон с высотками, там все мечтали жить. Было 25 зданий 12-ти и 14-ти этажей. Ничего не осталось, мертвая пустыня! Никто не уцелел. Те официальные данные о 25 тысяч погибших в результате землетрясения в Армении – ложь! Я работал в штабе города, ежедневно получал оперативные сводки, сколько трупов нашли, сколько раненых вытащили из-под завалов. Только в Ленинакане 20 тысяч человек погибло.

Над городом сразу после катастрофы поднялся удушливый пыльный туман. Он был зловещего красновато-желтого цвета. Из-за ядовитого смога дышать было невозможно, люди ходили в респираторах. Была дана команда – всех матерей с детьми срочно эвакуировать. Города советской России приютили пострадавших армян. Им бесплатно давали жилье, размещали в санаториях, совершенно незнакомые люди помогали, чем могли. Супругу Феликса Геворгяна с сыновьями отправили в санаторий в Евпаторию. Там они были четыре месяца.

Очевидно, жить в разрушенном городе было очень опасно, за добровольцами к месту трагедии потянулись мародеры.

- Они были из дальних краев, слетелись, как воронье. Но как только ввели комендантский час, а советская армия выставила оцепление, все случаи жестко пресекались. Помню, один мужчина вытащил из банка пачки денег, но его сразу арестовали. И, напротив, простые люди собрали ювелирные изделия из разбитого магазина и отнесли их в милицию. Видел своими глазами, - признается наш собеседник.

Спасите наши души

Тем временем, советские строители устраивали палаточные лагеря «Тюмень», «Москва», «Ярославль», «Брянск», «Новосибирск» … Одно из таких строительных объединений было «Севзападстрой», там были ребята из Мурманска, Петербурга, Калининграда и других городов. Еще не были расчищены завалы, не завершены спасательные операции, а ведущие проектные институты уже подготовили проекты нового жилищного строительства. Работа кипела круглосуточно.

Кроме того, в Ленинакан прилетели спасатели из 60 стран. Они привезли новейшее оборудование, которого не было тогда в Советском Союзе, технику по обнаружению живых. Чувствительные приборы позволяли по биению сердца найти даже младенца. На развалинах работали обученные собаки-спасатели. Кстати, именно после Спитакского землетрясения в нашей стране была образована МЧС.

- Я хорошо помню калининградских строителей. Они делали, казалось, невозможное. Это был подвиг. Иностранцы удивлялись, какая у СССР мощь! Уже потом в Калининграде нашел одного из прорабов организации «Калининграджилстрой», от всего сердца благодарил, - рассказывает Феликс Геворгян.

Зарубежная армянская диаспора тоже оказала большую помощь исторической родине. Построили поликлиники, школы, детские сады и дома. Французский певец армянского происхождения Шарль Азнавур был тогда в Спитаке и Ленинакане. Он лично финансировал восстановление жилья, помогал людям. Меценат Кирк Киркорян подарил 300 миллионов долларов Армении. Но много валютных переводов застряло в банках и не дошло до получателей.

- Нашему горю сопереживал весь мир. Оно сблизило людей всех национальностей. Сколько было доброты, заботы, любви, самопожертвования! Люди не понимали языка, но чувствовали друг друга. Много погибло спасателей. Разбилось два самолета, один военный борт с русскими солдатами, совсем мальчишками, - продолжает Феликс Таджатович.

Тогда перед строителями поставили задачу за полтора года восстановить Ленинакан, но из-за развала Союза планы рухнули.

- Специалисты вернулись домой, а мой город забыт Богом. Прошло три десятилетия, а 2 тысячи семей не имеют крыши над головой. Живут в прорабских домиках, во времянках, - говорит Феликс Геворгян.

С первых дней трагедии в Спитаке и Ленинакане работали калининградские фотографы Юрий Павлов и Дмитрий Винамирский, известный писатель Юрий Иванов, работал там три месяца, написал книгу «В ад и обратно». После смерти автора рукопись была издана на средства армянской общины в Калининграде. Книги подарили библиотекам и школам.

Феликс Геворгян с супругой Кариной и тремя детьми жили в Ленинакане. После катастрофы они переехали в Калининград. Фото: Александр КАТЕРУША

Феликс Геворгян с супругой Кариной и тремя детьми жили в Ленинакане. После катастрофы они переехали в Калининград.Фото: Александр КАТЕРУША

Ехали с женами и детьми

Многие калининградские строители восстанавливали Армению вместе с семьями.

- Четырехлетнюю дочь взяли с собой в командировку. Дома она постоянно болела, а тут чистый горный воздух, солнце, натуральные продукты, овощи-фрукты с огорода и сада, - рассказывает калининградец Валерий Чуйко. - Ребенок окреп на глазах. Малышка ходила в местный детский сад и очень быстро заговорила по-армянски, была у нас переводчиком. Вспоминаешь, тяжело было, но интересно. За бензином ездил в Грозный, в Армении его не было. Песок и стройматериалы везли из Калининграда. Местный песок, кирпич и цемент для строительства не годились. Бетон делали на месте. В Курдане построили коровник, дома, клуб, школу и детский садик. В первые дни поражало многое. Вот стоит пятиэтажка. Все подъезды целые, а последнего нет, как бритвой срезало. Зато качественные монолитные дома все уцелели.

Начальник калининградского строительного отряда Вадим Калягин проработал на месте бедствия два года:

- Отправились 21 декабря 1988 года. В составе отряда было 22 человека, автопоезд - 12 машин, техника, стройматериалы на первое время. Наша зона ответственности большой поселок Курдан в Степанованском районе. В Кутаиси нас застал сильный снегопад, никак не могли забраться на перевал, шли в Армению через Грузию. Путь от Калининграда занял две недели. Курдан только потрясло, значительных разрушений не было, но здания были аварийными. Их снесли. Первые дни жили в палатках, вагончиках. Обустроили городок с охраной и промышленную базу. Построили заправочную станцию, сварочный цех, склады, баню, столовую, другие объекты. Работали практически без отдыха. Вскоре и армяне пополнили ряды моей организации, они ведь квалифицированные строители, многие работали на стройках в России. Трудовой коллектив в конце нашей командировки составлял 150 человек. В 1991 году из Степанована нам дали команду передать все имущество, технику, оборудование местным организациям, хотя мы подчинялись Калининграду. Несмотря на кордоны технику мы вывели через горы. Уезжал последним. В лагерь пришла машина, с женой и детьми сложили пожитки и уехали. Этим летом ездил в Курдан и расстроился. Все в запустении, заброшено. В детском садике живут люди. Но какая красивая страна и добрый народ!

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

7 декабря 1988 года в Армении произошло катастрофическое землетрясение магнитудой 6,8-7,2 балла. Мощные подземные толчки за полминуты разрушили почти всю северную часть Армении, охватив территорию с населением около миллиона человек. Данные о жертвах разнятся, независимые эксперты называют цифру более 150 тысяч погибших. В эпицентре землетрясения Спитаке интенсивность толчков достигла 9—10 баллов. До основания разрушен город Спитак, разрушены города Ленинакан (Гюмри), Степанаван, Кировакан и ещё более 300 населённых пунктов.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также