2019-01-17T16:52:20+03:00

Доцент БФУ имени Канта: После запуска газового терминала под Калининградом на Россию больше не надавишь

На вопросы "КП" о главном итоге визита президента страны в наш регион ответил кандидат географических наук Юрий Зверев
Поделиться:
Комментарии: comments1
СПГ-терминал в Зеленоградском районе был запущен в эксплуатацию 8 января.СПГ-терминал в Зеленоградском районе был запущен в эксплуатацию 8 января.Фото: kremlin.ru
Изменить размер текста:

Пожалуй, главным итогом недавнего визита президента России Владимира Путина в Калининград стал запуск терминала для подачи сжиженного газа в подземное хранилище газа (ПХГ) в Зеленоградском районе. Заговорили о "конце литовского транзита", о полной энергетической автономности Калининградской области. Чтобы расставить все точки над "i", мы поговорили с доцентом БФУ имени Канта, кандидатом географических наук Юрием Зверевым.

Проект снижает риски

- Юрий Михайлович, в чем главное значение запуска СПГ-терминала в Калининградской области? Что этот проект дает региону?

- Проект снижает геополитические риски, создавая альтернативный маршрут поставок газа, не зависящий от других государств. Тем самым повышается устойчивость энергетической системы Калининградской области на случай чрезвычайных ситуаций. Регион с учетом продолжающегося расширения подземного хранилища газа может теперь быть автономен с точки удовлетворения потребностей в газе в течение длительного времени. У стран-транзитеров исчезает даже теоретическая возможность использовать калининградский газовый транзит в качестве геополитического инструмента для политического и экономического давления на Россию.

Кроме того, область сможет получить больше газа. В прошлом году мы потребили около 2,48 млрд кубометров при пропускной способности магистрального газопровода Минск - Вильнюс - Каунас – Калининград в 2,5 млрд. А газ, как известно, «столп» калининградской энергетики – на него приходится более трех четвертей потребления первичных энергоресурсов. Требуется увеличение лимитов потребления газа и в связи с новым жилищным строительством и газификацией городов и районов области. «Газпром» планирует наращивание поставок газа в область и терминал СПГ в этом плане оказывается совсем не лишним. Как отмечено на сайте компании, «терминал и ПРГУ (плавучая регазификационная установка) обеспечивают возможность получения природного газа морским транспортом в объеме до 3,7 млрд кубометров в год и способны, при необходимости, удовлетворить текущие и перспективные потребности Калининградской области».

- В СМИ появилась информация, что Калининградская область больше не получает газ по трубопроводу из Литвы и Белоруссии. Это так?

- Нет, это не так. Газопровод через Литву был отключен на время пуска терминала на короткий период. Договор с литовским газотранспортным оператором Amber Grid действует до 2025 года и, как признал министр энергетики Литвы Жигимантас Вайчюнас, он этим кратковременным отключением не был нарушен. К тому же это договор по формуле «транспортируй или плати». То есть те объемы газа, о которых в нем говорится, должны быть оплачены независимо от того будут ли они перекачиваться или нет. О том, что область не планирует отказываться от поставок газа по системе магистральных трубопроводов заявил и губернатор Калининградской области Антон Алиханов.

Главные газовые магистрали Калининградской области. Фото: предоставлено компанией «Газпромнефть»

Главные газовые магистрали Калининградской области.Фото: предоставлено компанией «Газпромнефть»

Делимся газом с Литвой

- Возможно ли в будущем перекрытие действующего трубопровода? В каких случаях это может произойти?

- Мне представляется, что сознательное перекрытие Литвой газопровода в Калининград возможно только в случае, если Россия и НАТО окажутся на грани войны. Такое перекрытие само по себе может стать поводом для военных действий. Но надеюсь, что в Вашингтоне и Брюсселе (а именно там, а не в Вильнюсе могло бы теоретически быть принято такое решение) это прекрасно понимают и Третьей мировой войны в ядерном исполнении все же не хотят.

Сама Литва не возражает против газопровода, поскольку получает по нему газ для собственных нужд, который дешевле, чем сжиженный газ, импортируемый через введенный в строй в конце 2014 года терминал в Клайпеде (в 2017 году доля трубопроводного газа Газпрома на литовском газовом рынке составляла 54%). Россия платит Литве за транзит газа в Калининградскую область 10-11 млн евро в год. К тому же из газа, поступающего транзитом в Калининградскую область, на калининградской ТЭЦ-2 производится электроэнергия, которая затем частично экспортируется в Литву, лишившуюся после закрытия Игналинской АЭС своего главного генерирующего источника. То есть для Литвы перекрытие газопровода в нынешних условиях равносильно отключению света, причем своими же руками. Показательно, что соглашение о транзите газа в Калининградскую область без особых проблем было продлено 24 декабря 2015 года на 10 лет, несмотря на обострение отношений России с ЕС в целом и Литвой в частности и принятые Евросоюзом санкции в отношении нашей страны.

Однако Литва продолжает практические усилия по снижению масштабов своих связей с Россией в сфере энергетики (создав, в частности, с этой целью электрические соединения с Польшей (LitPol Link) и Швецией (NordBalt) и заключив соглашение о закупках СПГ в США). Поэтому в условиях недружелюбного отношения литовского политического руководства России нам лучше все-таки подстраховаться. К тому же нельзя, к сожалению, полностью исключить и возможности аварий на газопроводе (сломаться может любая техника) или перебоев с поставками газа из-за хозяйственных споров с государствами-транзитерами.

- Как отреагировали на открытие терминала наши соседи?

- По-разному. Министр энергетики Литвы Жигимантас Вайчюнас заявил, что российский терминал СПГ в Калининграде не представляет никакой угрозы для энергетической безопасности Литвы. Он считает, что в случае прекращения Россией перекачки газа по трубопроводу в Калининградскую область (а часть этого газа покупается Литвой у Газпрома) страна сможет покупать недостающее количество газа через терминал СПГ в Клайпеде.

Директор Института международных отношений и наук Вильнюсского университета Рамунас Вильпишаускас считает, что открытие терминала СПГ в Калининградской области – это сигнал Литве и Белоруссии о том, что Россия может сократить объемы или отказаться от транзита газа через эти страны. По мнению профессора, это может быть обусловлено как тревогой Москвы за энергетическую безопасность, так и тактикой переговоров во время дискуссий об энергетической политике.

В Литве также отмечают, что созданием терминала СПГ в Калининградской области Россия косвенно подтвердила правильность энергетической политики Литвы, построившей ранее подобный терминал в Клайпеде.

Подземное хранилище газа в окрестностях поселка Романово. Фото: предоставлено компанией «Газпромнефть»

Подземное хранилище газа в окрестностях поселка Романово.Фото: предоставлено компанией «Газпромнефть»

Белорусский вопрос

- Что выгоднее России: платить Белоруссии и Литве за транзит газа в Калининградскую область или доставлять газ в наш эксклав по морю?

- Понятно, что транзит по суше обходится дешевле. Как отметил при открытии терминала президент Владимир Путин, «конечно, мы с вами понимаем, знаем хорошо, что доставка первичного энергоресурса, такого как природный газ, на подобные расстояния и трубой является более экономически целесообразным способом доставки, более дешевым, но для нас, для Калининградской области, в частности, это, скорее всего, резервные мощности, которые существенным образом минимизируют, точнее всего, сводят на нет все транзитные риски».

- Может ли Россия использовать энергетическую автономность Калининграда как политический козырь в переговорах с Литвой и Белоруссией?

- Разумеется. Об этом, в частности, говорил упомянутый мной директор Института международных отношений и наук Вильнюсского университета Рамунас Вильпишаускас.

- Вы не находите связи между открытием терминала в Калининграде и некоторым охлаждением отношений с Белоруссией в последнее время?

- Прямой связи я не вижу. Меморандум о сотрудничестве при строительстве терминала СПГ на побережье Балтийского моря Газпром и правительство Калининградской области подписали еще в 2013 году. Само строительство началось в феврале 2017 года. Пуск должен был состояться в декабре 2017 года, но был отложен на год из-за разрушения котла на плавучей регазификационной установке (ПРГУ) «Маршал Василевский» во время пуско-наладочных работ на южнокорейской верфи.

В то же время при принятии решения о строительстве терминала СПГ в Калининградской области наверняка держали в уме ситуации, сложившуюся в феврале 2004 года. Тогда Россия была вынуждена на 18 часов 47 минут полностью прекратить поставки газа в Белоруссию из-за неурегулированность вопроса с ценами на газ и несанкционированного отбора газа белорусами из экспортной трубы. В результате на это время без газа осталась и Калининградская область. В итоге конфликт был разрешен, но осадочек, как говорится, остался.

О "Северном потоке"

- Несколько лет назад активно обсуждался проект ответвления от "Северного потока" в сторону Калининградской области. Почему отказались от этого проекта? Не был бы он в конечном счете более рентабельным, чем вариант морской доставки газа?

- В 2013 году руководитель Газпрома Алексей Миллер заявлял: «Мы провели исследования и получили положительный ответ о технической реализуемости отвода от существующих ниток «Северного потока» – первой и второй». Но в конечном счете эта идея была признана, судя по сообщениям в СМИ, экономически нецелесообразной. Каких-то расчетов мне видеть не доводилось. Они наверняка являются коммерческой тайной.

Доцент БФУ имени Канта Юрий Зверев. Фото: Facebook

Доцент БФУ имени Канта Юрий Зверев.Фото: Facebook

Газовые электростанции вместо атомной

- Связано ли открытие СПГ-терминала с предстоящим выходом стран Прибалтики из единого энергетического кольца (БРЭЛЛ)?

- Связано прямо и непосредственно. Как известно, страны Прибалтики и Еврокомиссия подписали 28 июня 2018 года соглашение о выходе стран Прибалтики из режима совместной работы с Единой энергетической системой (ЕЭС) России в рамках межгосударственного энергетического объединения БРЭЛЛ (Белоруссия – Россия – ЭстонияЛатвия – Литва) и о синхронизации с сетями континентальной Европы до 2025 года. Говорить же об этом начали значительно раньше. Для Калининградской области проблема заключалась в том, что калининградская ТЭЦ-2, на которую до недавнего времени приходилось почти 99% всего производства электроэнергии в регионе, как утверждают специалисты, технически не способна работать в изолированном режиме. Кроме того, зависимость от одного энергогенерирующего источника чревата серьезными проблемами в случае возможных аварий, что жители области уже ощутили на себе во время «блэкаутов» в августе 2011 и 2013 годов. Ремонт или плановое техническое обслуживание паровой турбины на ТЭЦ-2 требует полной остановки энергоблока мощностью 450 МВт. В этом случае при работе только одного оставшегося энергоблока Калининградская область испытывала бы нехватку электроэнергии.

Начатое в 2010 году строительство Балтийской АЭС проблему решить не могло. Из-за нерегулируемой мощности реакторов станция могла работать только на полную мощность и нуждалась бы для обеспечения устойчивости работы энергосистемы (как и в случае с ТЭЦ-2) во множестве маневренных электростанций. В связи с огромной единичной мощностью атомных энергоблоков АЭС было бы невозможно подключить к калининградской энергосистеме. И самое главное – столько электроэнергии Калининградская область попросту не смогла бы «переварить» даже в перспективе (проектная мощность Балтийской АЭС примерно в два с лишним раза превышала максимум мощности потребления в Калининградской области по прогнозам на 2022 год). Этот проект изначально ориентировался на экспорт электроэнергии в Литву и остальные государства Прибалтики, ранее использовавшие электроэнергию закрытой Игналинской АЭС, а также в Польшу и Германию. Однако российские экспортные планы противоречили электроэнергетическим планам ЕС, предполагающим диверсификацию источников энергии (читай – снижение энергетической зависимости от России). В итоге летом 2013 года строительство Балтийской АЭС было приостановлено в соответствии с поручением президента России «до завершения переговоров и принятия решения странами ЕС о включении объектов выдачи мощности Балтийской АЭС в планы развития европейской сетевой инфраструктуры». Понятно, что в нынешней геополитической ситуации такое решение со стороны ЕС выглядит крайне маловероятным.

В итоге для обеспечения возможности функционирования электроэнергетики Калининградской области в изолированном режиме после выхода стран Прибалтики из БРЭЛЛ в апреле 2014 года был выбран газоугольный сценарий. Было решено построить в регионе четыре новые маневренные ТЭС – Прегольскую в Калининграде, Маяковскую в Гусеве, Талаховскую в Советске и Приморскую в поселке Взморье около Светлого общей мощностью около 970 МВт (мощность ТЭЦ-2 – 900 МВт). Маяковская и Талаховская ТЭС были запущены в марте 2018 года. На Прегольской ТЭС три энергоблока были введены в эксплуатацию к концу 2018 года, последний четвертый должен войти в строй в первом квартале этого года. Все эти три станции работают на природном газе в объеме около 700 млн. куб. м в год (Приморская ТЭС будет использовать кузнецкий уголь). И терминал СПГ в значительной степени строился для обеспечения газом новых ТЭС (хотя и не только для этого).

Особо отмечу, что ситуация в энергетике области радикально изменилась. Еще в 2000 году почти 93% всей электроэнергии поступало в регион извне – главным образом за счет перетоков из объединенной энергосистемы Северо-Запада России через Белоруссию и закупок в Литве. После пуска в декабре 2010 года второго энергоблока калининградской ТЭЦ-2 область стала полностью обеспечивать себя электроэнергией. Более того, как я уже говорил, в связи с выводом из эксплуатации в Литве Игналинской АЭС калининградская ТЭЦ-2 начала экспортировать в эту страну электроэнергию. А четыре новые ТЭС дадут возможность при работе энергосистемы в изолированном режиме балансировать в динамике текущее, максимальное и минимальное энергопотребление электроэнергии и оперативно управлять им. Терминал же СПГ с ПРГУ сняли зависимость от одного-единственного маршрута доставки газ и тем самым снизил существующие риски. Как заявил Владимир Путин, уже сегодня Калининградская область «полностью автономна и может решать все задачи в сфере энергетики».

Талаховская тепловая электростанция в Советске. Фото: Правительство Калининградской области

Талаховская тепловая электростанция в Советске.Фото: Правительство Калининградской области

Что дальше?

- Каким вам видится дальнейший сценарий развития энергетики в регионе Балтийского моря?

- Думаю, что несмотря на все попытки ЕС отгородиться от России в энергетической сфере, Россия останется важнейшим поставщиком нефти, нефтепродуктов, природного газа (здесь российские позиции усилятся за счет пуска подводного газопровода «Северный поток – 2»), угля и электроэнергии в регионе Балтийского моря, хотя и столкнется с растущей конкуренцией со стороны других поставщиков энергоресурсов (в частности, СПГ из США и Катара).

После создания автономной энергетической системы в Калининградской области наша страна может больше не бояться выхода Прибалтики из БРЭЛЛ и более того, сама может в принципе, инициировать их отключение от российской энергосистемы, к чему прибалтийские государства в данный момент еще не готовы. Это объективно усиливает позиции России в переговорах по энергетическим вопросам. По мнению главного редактора журнала «Геоэнергетика.Ru» Бориса Марцинкевича европейцам не удастся справится с проблемами энергетической безопасности и синхронизации ENTSO-E (европейская сеть системных операторов передачи электроэнергии, созданная в 2009 году) без помощи России и Белоруссии, и поставок электроэнергии из этих стран.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также