2019-02-11T18:32:09+03:00

Вместо крыши – звездное небо над головой: в каком состоянии встретит «башня Канта» 300-летие философа

Орденский замок Гросс Вонсдорф, в котором жил Кант, уже несколько пытаются восстановить. Результата пока нет
Поделиться:
Комментарии: comments2
Замок Гросс Вонсдорф построен в XIV веке. До наших дней дожила только надвратная башня.Замок Гросс Вонсдорф построен в XIV веке. До наших дней дожила только надвратная башня.Фото: Алексей ДЕНИСЕНКОВ
Изменить размер текста:

Кантовский треугольник

«Башней Канта» в обиходе называют развалины надвратной башни замка Гросс Вонсдорф в поселке Курортное Правдинского района. Замок, заложенный в XIV веке, был частью поместья баронов фон Шрёттер. Там не раз гостил Иммануил Кант. И особенно нравилось ему проводить время в той самой башне.

Как известно, 22 апреля 2024 года исполнится 300 лет со дня рождения Канта. Отметить юбилей планируется с размахом. В частности, давно ведутся разговоры о том, что к 300-летию следует привести в порядок объекты, связанные с великим философом.

Объектов – всего три. К слову, порой их называют «кантовским треугольником». Главная из его вершин – Кафедральный собор на острове Канта в Калининграде. Другая вершина – «Дом Канта» в поселке Веселовка Черняховского района. А третья – «башня Канта».

Восстановленный Кафедральный собор – наша гордость. Не стыдно уже и за «Дом Канта». А вот перспективы «башни Канта» – в тумане.

Руины башни с 2007 года – объект культурного наследия регионального значения. Фото: Владислав РЖЕВСКИЙ

Руины башни с 2007 года – объект культурного наследия регионального значения.Фото: Владислав РЖЕВСКИЙ

Энтузиаст с Бальги

Руины башни с 2007 года – объект культурного наследия регионального значения. Потом развалины передали в собственность Русской православной церкви. Однако перемены в статусе не отражались на состоянии башни. Более того, сюда, как и раньше, наведывались «старатели», занимающиеся добычей добротного немецкого кирпича…

И вот пару лет назад здесь появился Владимир Созинов. До этого он, предприниматель и историк по образованию, три года пытался наводить порядок на Бальге. Но власти усилия энтузиаста не оценили, и в итоге он с Бальги ушел.

В Курортное он пришел, заручившись поддержкой РПЦ. В октябре 2017-го с ним был заключен договор о безвозмездном пользовании башней с прилегающей к ней землей в размере 5,3686 га (бывший форбург замка, позднее – парк поместья) сроком на 25 лет. Пока он рубил заросли вокруг развалин, его действия не вызывали критики. Однако потом там начались раскопки, выросли строительные леса. Причем в Службе охраны памятников даже не догадывались об этой бурной деятельности. Точнее, самодеятельности.

После вмешательства Службы самодеятельность прекратилась. И с тех пор о башне что-то не слыхать. Энтузиаст ушел и оттуда? Как выяснилось, процесс все-таки идет. Однако чем всё закончится, непонятно.

На словах – и на деле

Отношения между Созиновым и Службой вроде бы нормализовались. Во всяком случае в ноябре 2018-го ему согласовали проведение работ по благоустройству. Правда, обратив внимание на то, что не должно быть никаких работ непосредственно на руинах, а также археологических изысканий. И, как подчеркнул в разговоре с журналистом «Комсомолки» руководитель региональной Службы государственной охраны объектов культурного наследия Евгений Маслов, деятельность на территории замка находится под контролем.

Разрешили Созинову и поставить временное строение – для хранения инвентаря, нужного при проведении работ. Чем же он занимается? Следит за порядком, борется с самосевом, очищает от земли брусчатку – у башни и на дороге, ведущей к руинам.

За всё это – искреннее спасибо. Находиться в бывшем Гросс Вонсдорфе стало однозначно комфортнее. Однако Созинов пришел ведь в Курортное ради чего-то большего?

Да, он неоднократно заявлял, что хочет восстановить башню. А потом устроить там музей – самостоятельный или на правах филиала музея Канта в Кафедральном соборе.

По мысли Созинова, в башне должно быть три этажа.

- Первый этаж займет выставка об истории замка Гросс Вонсдорф орденского периода, – говорит он. – Второй этаж будет посвящен представителям рода фон Шрёттеров. А на третьем, ближе всего к звездному небу, которым так восхищался Кант, расположится его летний кабинет, уютная комната, где он отдыхал теплыми летними ночами после трапезы и бесед с хозяином дома…

На словах красиво. На деле – даже проекта реставрации до сих пор нет. Ведь разработку этого документа Созинов оплачивать не намерен. Как же он думает закрыть вопрос?

- Надеюсь, что в рамках мероприятий, которые будут планировать федеральное правительство и региональные власти к юбилею Канта, эта работа будет сделана, создан грамотный и исторически верный проект, который пройдет все согласования и будет реализован.

Чем же занимается Владимир Созинов? Следит за порядком, борется с самосевом, очищает от земли брусчатку. Фото: Владислав РЖЕВСКИЙ

Чем же занимается Владимир Созинов? Следит за порядком, борется с самосевом, очищает от земли брусчатку.Фото: Владислав РЖЕВСКИЙ

Меценат ждет волонтеров

По мнению знающих людей, вероятность выделения бюджетных средств даже на проект реставрации строения, принадлежащего РПЦ, близка к нулю. Тем более что здесь вообще странная ситуация. Церковь пустила на свой объект человека, который декларирует, что не ищет выгоды, что всё делает за свой счет. И вдруг он предлагает, чтобы за создание проекта по его идее заплатило государство…

Замечу, в апреле 2018-го на ежегодных Кантовских встречах в Калининграде был заявлен доклад Созинова. И докладчика, учитывая его же заявления, представили как «мецената восстановления кантовских мест в поселке Курортное». Разве меценаты просят денег?

Вот фрагмент из его доклада:

– Уже в ближайшие два месяца оборудую небольшое летнее кафе. А на территории парка будет установлено несколько летних домиков для туристов, пожелавших остаться там на ночлег, но в основном – для волонтеров, которые могут помогать мне в работе на замке. Я надеюсь, что такие волонтеры наконец-то появятся…

Оказывается, меценат еще и ждет помощи от неких волонтеров. При этом из заявленных домиков и кафе, повторюсь, на сегодня есть лишь строение для хознужд.

По соседству с башней пустует усадьба баронов фон Шрёттер. В ней неплохо было бы разместить музей. Фото: Алексей ДЕНИСЕНКОВ

По соседству с башней пустует усадьба баронов фон Шрёттер. В ней неплохо было бы разместить музей.Фото: Алексей ДЕНИСЕНКОВ

Консервация вместо реставрации?

Меньше всего мне хочется, чтобы у Созинова опустились руки, и он бросил замок Гросс Вонсдорф. Благодаря ему там появился элементарный порядок. Однако он ведь не хочет только убирать мусор да рубить самосев. Какие же перспективы у его идеи музеефикации «башни Канта»? На мой взгляд, если в Курортном всё будет и впредь идти, как сейчас, едва ли тамошние развалины вообще когда-нибудь превратятся в музей. Не говоря уже о том, чтобы успеть к 300-летию Канта, до которого осталось всего пять лет.

Между тем есть другой, более реалистичный вариант развития событий.

Многие убеждены: вместо дорогостоящей реставрации (целесообразность которой отнюдь не доказана) там более уместна консервация. А вокруг действительно живописных руин можно обустроить ландшафтный парк. И сделать всё это вполне возможно даже к скорому кантовскому юбилею.

Что же касается создания в Курортном музея, то по соседству с башней пустует усадьба тех самых баронов фон Шрёттер, у которых бывал великий философ. Старинный дом, как и башня, тоже объект культурного наследия – только не регионального, а муниципального значения. Что, впрочем, ничуть не умаляет достоинств этого здания. И там можно было бы сделать экспозиции не только о Тевтонском ордене, баронах и Канте, но и о советской истории поселка. Ведь после войны в усадьбе располагалось правление колхоза.

Правда, есть проблема. После развала колхоза у здания появился новый владелец. Купил он его, говорят, за бесценок, а теперь якобы хочет продать задорого. При этом ухода за историческим объектом нет, он разрушается.

Как выяснилось, в настоящее время решается вопрос о солидном штрафе для нерадивого хозяина усадьбы Шрёттеров. А вообще в Службе охраны памятников не исключают, что в дальнейшем будет инициирован процесс изъятия здания. И это тоже реально – подобный опыт уже имеется. Напомню, в 2017-м в Зеленоградске запущенный по вине собственника объект культурного наследия решением суда был изъят. Для России это стало чуть ли не прецедентом. И тем не менее – факт.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также