2019-02-13T18:13:31+03:00

Примириться с врагом: Почему калининградцам нужно сходить на спектакль «Кантград»

Во вторник в нашем городе прошла премьерная постановка, которую чуть было не отменили из-за скандала
Поделиться:
Комментарии: comments2
Практически весь материал спектакля – это интервью первых переселенцев.Практически весь материал спектакля – это интервью первых переселенцев.Фото: Иван МАРКОВ
Изменить размер текста:

Во вторник, 13 февраля, в день смерти Иммануила Канта, в Калининграде прошла премьера постановки московского Театра.doc «Кантград». Пьеса стала скандальной еще до того, как ее показали. Музей «Фридландские ворота», с которым театр договорился несколько месяцев назад, буквально за пару дней до спектакля отказался предоставлять свою площадку. Директор музея Андрей Ярцев обосновал свой отказ тем, что основой сюжета стал вовсе не материал книги «Восточная Пруссия глазами советских переселенцев» (Ярцев является ее соавтором), а книга немецкого писателя Михаэля Вика «Закат Кенигсберга». Корреспондент «Комсомолки» стал одним из первых зрителей и попытался понять, что так испугало историка, и нужно ли идти на этот спектакль.

Под охраной

Надо сказать, что и организаторы, и актеры, и зрители ждали провокаций, так как незадолго до премьеры был не только отказ в площадке, но и несколько «рецензий» в соцсетях и СМИ от тех, кто постановку не смотрел и смотреть не собирался, но имел свое, с позволения сказать, мнение. Именно поэтому у входа в зал дежурили три охранника в штатском, которым, к слову, работы так и не нашлось – угрозы оказались пшиком.

Перед началом спектакля режиссер Анастасия Патлай заявила, что организаторов поддержал губернатор Антон Алиханов и министр культуры Калининградской области Андрей Ермак, благодаря чему, собственно, и не случилось отказа владельцев арт-пространства «Дом Культуры», на площадке которого и ставили пьесу. Позже Патлай рассказала, что она пыталась выйти и на Калининградский драмтеатр, но от него «не было какого-то отклика». Зато отклик (или просто интерес) был у пресс-секретаря драмтеатра Лидии Пименовой – она находилась среди зрителей.

Четыре поломанных судьбы

Что касается постановки, то реакция Андрея Ярцева, якобы ужаснувшегося после просмотра спектакля в записи, не совсем понятна. Конечно, никаких цитат из книги бывшего кенигсбержца Михаэля Вика сценарист Нана Гринштейн не брала (а если бы и брала, то вряд ли это кого-то напугало). Практически весь материал – это интервью первых переселенцев, и с этими текстами отлично знаком директор «Фридландских ворот». Да, эти истории переплетались, несколько жизней сливались одну, и в итоге получилось четыре собирательных героя. Это офицер, штурмовавший Кенигсберг и призванный партией восстанавливать и обживать этот город; сумасшедший пожилой немец по фамилии Краузе, в которого вселился дух Иммануила Канта; его дочь, решившая выйти замуж за советского офицера, чтобы спасти от голода своих двоих детей. А еще - русская переселенка, ставшая политической заключенной из-за того, что пожалела немецких детей, питающихся из собачьей миски.

И организаторы, и актеры, и зрители опасались провокаций, но их, к счастью, не было. Фото: Иван МАРКОВ

И организаторы, и актеры, и зрители опасались провокаций, но их, к счастью, не было.Фото: Иван МАРКОВ

Все эти герои несут на себе груз страданий – война искалечила и их, и все вокруг. У офицера в Саратове жена и дети, к которым он не может вернуться. У немки муж воевал с русскими, и сегодня она должна расплатиться не только за его грехи, но и за всю гитлеровскую армию, напавшую на Советский Союз. Старик-немец живет в сыром подвале, давит на себе клопов и говорит цитатами из кантовского трактата «К вечному миру». Советская переселенка, живущая по соседству с этим стариком, ненавидит немцев за то, что они уничтожили всю ее семью, но Краузе-Кант помогает ей по дому и учит делать из одеяла кокон, чтобы не замерзнуть. Через некоторое время переселенка понимает, что больше не может ненавидеть этого старика, и у нее по щекам текут слезы. Он ей больше не враг, потому что им вместе нужно пережить доставшийся в наследство от войны холод, голод и разруху.

Обязательный эпизод

Смутить противников спектакля могла короткая фраза немки, вышедшей замуж за советского офицера, о том, что она однажды стала жертвой изнасилования.

- Эпизод с насилием не является темой спектакля, - ответила на вопрос о важности сцены с точки зрения документальности Анастасия Патлай. – Но это факт. Были сюжеты, замолчать которые было бы нечестно. Это исказит картину. Мы в процессе работы над пьесой старались эту картину усложнить очень разными сюжетами. При этом, постоянно взвешивая эти русские и немецкие чаши весов, чтобы не дать фору ни одной стороне, чтобы не быть ангажированными или тенденциозными в этом. Если бы мы этот сюжет не включили, мы были бы тенденциозными и ангажированными.

- Для меня отчасти естественно появление этого эпизода, - добавила драматург Нана Гринштейн. – В процессе работы с интервью у нас появились две основные героини. Мы, конечно, вплетали в их истории какие-то фрагменты интервью других людей, но основной сюжет был связан именно с ними. В интервью героини, которую мы выбрали, был этот эпизод. Для меня было бы очень странно, если бы я вдруг вырезала его из истории персонажа. Это было бы по отношению к ней с моей стороны несправедливо. Вне зависимости от того, жив ли сегодня этот человек.

У оставшейся в послевоенном Кенигсберге-Калининграде немки (в спектакле ее зовут Эмма, в книге «Восточная Пруссия глазами советских переселенцев» - фрау Ольга) был выбор. Она могла уехать в Германию вместе с другими немцами. Но любовь ее нового мужа и благодарность ему заставляют ее не делать этого. Муж выправил ей литовский паспорт, и она стала калининградкой, несмотря на старания соседей и милиции.

- Я была благодарна своему второму мужу за то, что он спас моих детей от первого брака от голодной смерти. Вот почему я осталась в России, - говорит она.

Спектакль о примирении

Так случилось, что для актрисы Марии Суровой, сыгравшей Эмму, спектакль стал очень личным, так как ее первый муж - тоже немец.

- Этот спектакль о том, как через любовь примиряются люди, - говорит Сурова. - Если бы не было той истории, о которой мы тут говорили, было бы не так остро понятно, что ей нужно было преодолеть. Но она действительно любила своего мужа, именно поэтому она от него не уехала и вырастила его детей. Люди, немцы и русские в Кенигсберге, примирились через большое преодоление. Да, в мае 1945-го объявили об окончании войны, но как эту войну прекратить в себе, внутри? Вот этот вопрос очень важный. И наш спектакль о примирении, любви и сочувствии друг к другу.

Другими словами, калининградцам идти на этот спектакль нужно. Нужно им и прочитать книгу, ставшую его основой. Конечно, понятны потуги тех, кто хочет реальную историю живых людей подменить штампами и лозунгами. Это очень удобно. Вот только повседневные переживания наших бабушек и дедушек, приехавших в чужой разрушенный город, причесать под одну гребенку не получится, и они все равно будут просачиваться через заслоны и замалчивания.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также