2019-04-01T13:55:43+03:00

«Был контужен, но поле боя не покинул»: история огнеметчика, штурмовавшего Кёнигсберг и Пиллау

Николай Веселихин никогда не рассказывал о войне, а из праздников признавал только день рождения и 9 мая
Поделиться:
Комментарии: comments3
Боец Красной армии с огнеметом РОКС-3.Боец Красной армии с огнеметом РОКС-3.Фото: waralbum.ru
Изменить размер текста:

Мы продолжаем рассказ о солдатах и офицерах, прошедших с боями Восточную Пруссию и штурмовавших Кёнигсберг. О них не писали в газетах, о многих из них не знают даже их потомки. Вместе с поисковиками и людьми, увлеченными историей Великой Отечественной войны «Комсомолка» открывает новые имена фронтовиков.

В плен не сдавались

Одним из самых страшных видов оружия, применявшихся во время Второй Мировой войны, был огнемет. По подсчетам экспертов красноармейские огнеметные роты, которые начали формироваться с июня 1942 года до мая 1945 года, уничтожили огромное количество живой силы и военной техники противника. По примерным подсчетам историков, это 34 000 человек, 120 единиц бронетехники, 3 000 долговременных огневых точек и 145 автомашин.

Первое испытание советские огнеметчики прошли во время Сталинградской битвы, и этот эксперимент был признан руководством Красной армии успешным. В дальнейшем огнеметные роты стали активно применяться в наступательных операциях, особенно во время штурма серьезно укрепленных городов. В частности, огнеметчики, включенные в состав штурмовых инженерно-саперных бригад, принимали активное участие и в штурме города-крепости Кёнигсберга.

По сохранившимся воспоминаниям советских огнеметчиков можно сделать вывод, что врагу они внушали панический страх. Из-за того, что смерть, которую они сеяли, была страшной, огнеметчиков, как и снайперов, гитлеровцы в плен не брали. Например, оставивший ценные воспоминания сержант Николай Вохминцев, воевавший в составе 35-го отдельного батальона ранцевых огнеметов, писал, что и он сам, и его бойцы получали специальные инструкции, в соответствии с которыми попавший в полное окружение огнеметчик обязан был застрелиться. Но перед этим он должен был «открыть огнемет, выпустить горючее, разбросать патроны и уничтожить оружие».

Задачу выполнил, не обращая внимания на контузию

Герой, о котором мы расскажем, штурмовал Кёнигсберг в составе 185-й отдельной роты ранцевых огнеметов. Николай Константинович Веселихин родился в селе Михайловское Брейтовского района Ярославской области в 1925 году. На войну он отправился в январе 1943 года. В августе и октябре этого года он успел получить два легких ранения. В феврале 1944 года боец имел уже первое тяжелое ранение, а 8 апреля 1945-го, во время штурма Кёнигсберга, был контужен.

Первую свою награду, медаль «За Отвагу», Николай Константинович получил в Восточной Пруссии, за бои под Пилькалленом (сегодня ДобровольскРед.). Описание его подвига приводим по тексту наградного листа, подписанного 18 января 1945 года:

"15 января 1945 года в районе Карчарнингкен (сегодня поселок Железнодорожное – Ред.) – отдельные два дома - находилась вражеская группа автоматчиков, мешающих продвижению нашей пехоты. Красноармеец Веселихин под прикрытием своих автоматчиков подполз незаметным образом на расстояние огнеметания и огнем из РОКСа (ранцевый огнемет Клюева - Сергеева – прим.) уничтожил до четырех солдат. Оставшиеся автоматчики-немцы бросились в бегство. Тогда красноармеец Веселихин открыл автоматный огонь по удирающим немцам. Убил двоих солдат и забрал 2 пулемета, тем самым обеспечил продвижение нашей пехоты".

Николай Веселихин родился в селе Михайловское Брейтовского района Ярославской области в 1925 году.

Николай Веселихин родился в селе Михайловское Брейтовского района Ярославской области в 1925 году.

Обычно отдельная рота ранцевых огнеметов имела в своем составе три взвода, в каждом из которых было по четыре отделения. Личный состав такой роты должен был насчитывать 183 человека. Однако к 7 апреля 1945 года в 185-й огнеметной роте не было и половины этого состава. По данным журнала боевых действий в ней насчитывалось всего 78 человек на два взвода. Тем не менее, рота продолжала получать сложные оперативные задачи, которые необходимо было выполнять, несмотря на потери. 8 апреля первому взводу, в котором под руководством лейтенанта Ивана Семенова воевал Николай Веселихин, вместе с 945-м стрелковым полком предстояло прорвать сильно укрепленную оборону противника в районе кирпичного завода поселка Метгетен (сегодня поселок Александра Космодемьянского – Ред.). О подробностях того боя можно судить по тексту наградного листа Веселихина.

"8 апреля 1945 года при прорыве обороны немцев в районе кирпичного завода, действуя в составе штурмовой группы 945-го стрелкового полка, ворвался в траншею противника и огнем своего огнемета уничтожил двоих немецких солдат, - говорится в документе. - В этом бою товарищ Веселихин был контужен, но не покинул поля боя до выполнения поставленной боевой задачи".

За этот подвиг красноармеец Веселихин получил орден Красной Звезды. Всего же взвод огнеметчиков, потеряв в бою двоих убитыми, четверых ранеными и одного контуженным, в тот день уничтожил 21 гитлеровца, 2 пулемета и 5 блиндажей. В плен бойцы взяли 7 немцев. Стоит отметить, что из четверых получивших ранения только тяжелораненого сержанта отправили в госпиталь. Остальные же линию фронта покидать отказались и попросили, чтобы их лечили ротные санинструкторы. Остался со своими боевыми товарищами и получивший контузию Николай Веселихин.

Заключительные бои в Восточной Пруссии 185-я огнеметная рота вела в окрестностях Пиллау (БалтийскРед.), а 22 апреля 1945 года в районе замка Лохштедт (сегодня его руины находятся между Приморском и Балтийском – Ред.) огнеметчики применяли свое страшное оружие в последний раз. День Победы бойцы праздновали в местечке Штайнбек (Рыбное – Ред.). Тогда же командир роты Яков Левченко подвел итоги всех боев. По его подсчетам, за годы войны его подчиненные уничтожили 815 гитлеровцев, 3 танка, 27 ДЗОТов с расчетами, 17 домов с автоматчиками, 18 автомашин и 7 полевых орудий.

Тем не менее, после 9 мая война для огнеметчика Веселихина не закончилась – он отправился на Дальний Восток громить японцев.

«Родился в рубашке»

Как вспоминает дочь Николая Веселихина, библиотекарь из села Прозорово Брейтовского района Надежда Папушкина, войну вспоминать фронтовик не любил. Несмотря на то, что человеком он был непьющим, на День Победы Николай Константинович традиционно уходил в загул.

"Он признавал только лишь два праздника: свой день рождения 4 января и День Победы 9 мая, – писала об отце Папушкина в газете «Брейтовские новости». - В последний раз гулял широко и с размахом. Только в этот праздник и выплескивались из него воспоминания о войне. Но в моей детской памяти они почти не отложились. Отец умер, когда мне было 13 лет, а ему исполнилось только 47. Лишь один из его рассказов остался в моей памяти: во время боя осколками разорвавшегося снаряда убило двух товарищей отца, находившихся в окопе слева и справа от него, а папу в том бою даже не царапнуло. «Видно не зря мне мать говорила, что я в рубашке родился», – как-то сказал он".

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Зенитка не оставила шансов: как под Кёнигсбергом погиб экипаж «летающего танка»

Советский штурмовик Ил-2, созданный под руководством конструктора Сергея Ильюшина, как известно, за толщину брони называли «летающим танком» сами разработчики. Летчики люфтваффе прозвали Ил-2 «бетонным самолетом» за то, что его пилоты, защищенные бронекапсулой, могли практически игнорировать пулеметный огонь противника. Правда, сила этого самолета стала его же слабостью. Сами советские летчики писали в своих воспоминаниях, что загруженный бомбами штурмовик, который и без боекомплекта-то имел массу четыре с половиной тонны, набирал высоту очень тяжело. По той же причине он был и не очень маневренным. В частности, Герой Советского Союза Николай Пургин попросту называл Ил-2 «утюгом» (ПОДРОБНЕЕ).

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «О них не писали в газетах»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также