2019-05-14T17:16:48+03:00

Режиссер Алексей Попогребский: Наши сериалы сейчас интереснее наших фильмов

Известный кинематографист, автор картины «Как я провел этим летом» приезжал в Калининград в качестве гостя фестиваля «Край света. Запад»
Последний крупный проект Алексея Попогребского - сериал "Оптимисты".Последний крупный проект Алексея Попогребского - сериал "Оптимисты".Фото: Александр КАТЕРУША
Изменить размер текста:

Алексей Попогребский весь в работе. По пути к нам на фестиваль, в самолете и аэроэкспрессе он дописывал сценарий для второго сезона сериала «Оптимисты», снимать который начнут в августе - и, не исключено, что в Калининграде.

Вампиры, питающиеся эмоциями

- В прошлом году нам Калининградская область сослужила замечательную службу. Для первого сезона «Оптимистов» (премия «Золотой орел» за лучший телесериал в 2018 году. Ред.) мы сняли Берлин 1960 года в Черняховске. В Балтийске сняли рижское взморье, заброшенные ДОТы под Ленинградом и портовый кабачок в Гаване. Последнее – это вообще был эксклюзив! Замечательный художник Павел Пархоменко, который делал почти все фильмы Балабанова, из каких-то балтийских прибрежных кафе создал нам очень убедительное подобие кубинского кабака. Снимали ночью, у нас горели факелы и вдруг в кадр для пущей достоверности влетел огромный мотылек. Звук цикад мы, естественно, потом наложили. Получилось отлично.

В Фонде кино я защищал проект полнометражного фильма «Самая большая Луна», который собираюсь снимать в 2020 году. Это романтическое фэнтези. Я снял три фильма про мужиков: «Коктебель», «Простые вещи» и «Как я провел этим летом». В сериале «Оптимисты» у меня был букет замечательных актрис. Теперь это будет история про совсем молодых людей 18-20 лет. История про вампиров, но не обычных, а эмоциональных. Рядом с нами есть вампиры, которые питаются энергией и эмоциями: кто-то гневом, кто-то радостью, кто-то любовь сосет. На том, как работают эмоции, основан весь сюжет. Из чего складывается любовь и ненависть? Как физически это может воздействовать на людей и окружающий мир? И как эмоции могут трансформировать мир, физическую реальность.

- Как же визуализировать эмоции?

- В компьютерной графике уже существует такое количество штампов, что это не прикольно. Мы привыкли к тому, что человек на глазах превращается в чудовище, машина – в робота-трансформера. Это уже не удивляет, мы понимаем, что это искусственная реальность. У нас все это будет визуализировано в совершенно новой парадигме спецэффектов, которую мы разрабатываем с помощью 3D мэппинг-проекции. 3D мэппинг – это когда на здание проецируют изображение и здание превращается во что-то другое. Это захватывает гораздо больше. Зритель понимает, что вот она, физическая реальность, и есть какое-то дополнительное измерение, которое эту реальность трансформирует. Световые 3D мэппинг-шоу захватывают! Мы видим текстуры, материалы, а на них – слой волшебства. Точно так же работают и эмоции – они на наши текстуры и человеческие материалы накладывают новое эмоциональное измерение.

Речь о принципиально новом подходе – во время съемки у нас эта магия будет происходить. Такое, и в таком масштабе в мировом кино никто еще не делал.

- Хотите весь мир потрясти?

- Когда хочешь потрясти весь мир, получается - тьфу. Я хочу рассказать историю любви.

- То, что вы описываете, стоит, кажется, колоссальных денег.

- Нет... Хотя в любом случае это самый крупнобюджетный из моих проектов. В Фонде кино, где проходила защита, наше выступление было признано интересным и удачным. Мы будем надеяться на положительный результат. И это не только поддержка государства, но и частное финансирование.

Взрослые проблемы подросткового кино

- Если честно, «фэнтези из России» это звучит странно.

- Фентези - это не обязательно драконы и принцессы, не обязательно «Властелин колец». Мы говорим о нашей реальности, в которой есть еще одно измерение. Это и роуд-муви, от Подмосковья до Петербурга. Ведь гнездо эмоциональных вампиров может быть только в Петербурге.

- Россия – это страна какого жанра в кино?

- Печально то, что самые успешные российские фильмы на 90 процентов обращены в прошлое: От «Сталинграда» до «Движения вверх». Редко, когда кассовый, успешный фильм обращен в настоящее или будущее. «Притяжение» Федора Бондарчука я считаю как коммерческий проект удачным, но это единичное исключение. Либо у нас небольшие нишевые фильмы вроде комедии «Я худею». Каждый свой фильм мне хотелось делать иным. То, к чему я сейчас иду – это новая жанровая территория. Не случайно у меня была большая пауза между полнометражными фильмами.

- На открытии фестиваля «Край света. Запад» обсуждали проблему кино для подростков. Им, получается, предлагают либо мультики, либо уже взрослые фильмы.

- Это большая проблема. Я вспоминаю кино, которое смотрел подростком, и которое меня вдохновляло. Были странные фильмы типа «Выше радуги» 1986 года. Он говорил о смещенной реальности, и это заставляло иначе взглянуть на жизнь. Были подростковые фильмы, снятые с взрослой интонацией. Например, «Сто дней после детства» Сергея Соловьева. Это, наверное, лучшее подростковое кино. Я смотрел его в 14-15 лет. Я не говорю про «Приключения Электроника» или «Гостью из будущего» - это более детское кино. Хорошее советское подростковое кино говорило со своей аудиторией не свысока, а на равных. И это было здорово, без сюсюканья.

Подростки тогда ломились в кино. А что еще делать? Не было игровых приставок, интернета, глянцевых журналов, которые уже, кстати, уходят в прошлое. То, что я хочу сделать – «Самая большая Луна» – это будет доступно и интересно про подростков и для них. Хотя речь будет идти о 17-летней девушке и 20-летнем парне. Но речь о первой любви. Есть ли более прекрасная тема для подросткового возраста?

Адский труд сценариста

- Со сценариями в отечественном кино по-прежнему беда?

- Да. Я сам – сын сценариста. В советское время сценарист мог жить достойно. Мой отец в 1992 году умер, и я недавно разбирал его архив. Увидел договоры о гонорарах, на которые человек мог год писать сценарий. Это измерялось тысячами рублей за проект, который предполагал, конечно, много переработок. Человек мог, получив заказ или защитив заявку, серьезно разрабатывать сценарий длительное время: переписывать, дорабатывать.

Я отчасти сейчас сценарист и понимаю, насколько нужно вертеться для того, чтобы обеспечить свое существование – параллельно писать два-три проекта. Или несколько сериалов в год. Это совсем другие, адские темпы. Сколько сегодня получают топовые сценаристы, я не знаю. Да и нет единых, утвержденных государством расценок, как раньше. Есть договор с продюсером.

- Сегодня очень популярны комедии, сценарии для которых пишет Семен Слепаков. Он – молодец?

- Абсолютно. С «Домашним арестом» он молодец. Жора Крыжовников с сериалом «Звоните ДиКаприо» молодец. Сериалы наши сейчас рванули, и они порой интереснее наших фильмов. Во всяком случае, когда пошли стриминговые интернет-платформы, они могут позволить себе большую степень рискованности и остроты тем, чем мейнстримовое кино. Не говоря уже о телевидении.

- Это же сериалы, которые только в интернете, их не показывают по ТВ. Массовый зритель их не видел.

- «Домашний арест» и «Звоните ДиКаприо» - а это крутые сериалы - не показывали по ТВ и вряд ли могут показать, потому что они работают на острых темах. Сериал «Обычная женщина» с Анной Михалковой и Евгением Гришковцом в главных ролях показывали по ТВ-3. А это сейчас территория эксперимента, то, что они делают это интересно. Названные три сериала получили призы, их строит смотреть. Это круто, остро, про нас, про сегодня и в разной стилистике.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также