2019-07-01T11:53:20+03:00

У «мамы» Прусского кота дома живут... собаки

В областной научной библиотеке состоялся юбилейный вечер заслуженного художника РФ Людмилы Богатовой
Людмила Богатова во время работы над памятником на могилу актера Тахира Матеулина. 2006 год.Людмила Богатова во время работы над памятником на могилу актера Тахира Матеулина. 2006 год.Фото: Архив автора
Изменить размер текста:

2005-й год, безусловно, оказался для Людмилы Ивановны поворотным. Тогда отмечалось 750-летие Калининграда, и символом юбилея «назначили» Королевские ворота. Впервые после войны их отреставрировали, создав здесь новый музей. А одним из первых его экспонатов стал хранитель городских ключей – Прусский кот, которого изваяла Богатова.

На 750-летие приехал президент России. Осматривая экспозицию в Королевских воротах, Владимир Путин обратил внимание на Прусского кота. И даже погладил его – на удачу, на счастье. Так Прусский кот стал знаменитостью. А имя его автора теперь порой знают даже те, кто далек от любого вида искусств.

Потом Людмила Ивановна создала еще одного кота – для Фридрихсбургских ворот. Но №2 более традиционен. Ему сложно конкурировать с гротескным старшим братом, который уже давно известен далеко за пределами янтарного края. Его бесчисленные копии охотно покупают туристы. Так что Прусского кота можно встретить не только по всей России, но и во многих других странах.

– Впору писать диссертацию о влиянии семейства кошачьих на судьбу творца, – шутили в зале.

– Наверняка она и сама по жизни кошатница, – переговаривались другие.

«Мама» Прусского кота их удивила: «Дома у меня живут две собаки». А для кого-то стало открытием то, насколько широк ее творческий диапазон. И что ставший звездой Прусский кот – всего лишь штрих к портрету заслуженного художника РФ Людмилы Богатовой.

Из Ташкента пришлось бежать

Ее родители – потомственные железнодорожники. Прокладывали стальные магистрали в Средней Азии. Там и родилась у них дочка.

Еще маленькой она начала рисовать картины и лепить из пластилина скульптуры, удивляя окружающих тем, как здорово у нее получалось. Сперва училась в художественной школе, затем – в институте, на книжного графика. Во время учебы познакомилась со скульптором Олегом Сальниковым. И с тех пор два талантливых мастера идут по жизни вместе, часто вместе и создавая свои произведения.

В Ташкенте у них все складывалось удачно, уезжать оттуда и не думали. Однако в 1991-м распался СССР, и семья, которой еще вчера гордился Узбекистан, вдруг стала там чужой. «Бегство» – таким жестким словом определяет Людмила Ивановна то, как они с супругом были вынуждены спешно покинуть Ташкент. Многое пришлось бросить…

Почему поехали именно в Калининград?

– По наитию, – говорит Богатова. – Откуда-то из Прибалтики были наши предки.

Новая жизнь на новом месте – всегда непросто. Особенно если эту новую жизнь навязали, а ты – уже взрослый, сложившийся человек. Но переехав в Калининградскую область, они ни разу об этом не пожалели, обретя здесь, без преувеличения, новую родину.

Опять никто не понял Канта…

Людмила Ивановна была главным художником Калининграда, затем много лет работала в «Янтарном сказе». Ныне она – доцент кафедры «Рисунок» местного филиала Московского государственного университета технологий и управления. Но по-прежнему – «играющий тренер». Активно творит как скульптор, как график, как живописец.

В скульптурах и картинах Богатовой – и древность, и современность. Строгий реализм – и вдруг нечто причудливое. Люди из народа – и мировые знаменитости. К слову, последним часто перепадает от щедрот фирменного авторского юмора. Судить о чем можно даже по названиям. «Не грустите, господин Эйнштейн». «Где Вы, доктор Ватсон?» «Царь. Просто царь». Конечно, не могла Людмила Ивановна обойти «наше все» – Канта. У нее набрался уже целый цикл работ, связанных с великим философом. Одно из произведений, посвященное его «Критике чистого разума», художник назвала так: «Опять никто ничего не понял»…

А рядом – работы совсем другого настроения. Скажем, памятный знак «чернобыльцам» на Гвардейском проспекте. Или надгробный памятник на могиле актера Тахира Матеулина. А вот – «Бородинский хлеб». Его, кстати, можно встретить не в одном российском городе. Необычная скульптура многим пришлась по душе, заказывают копии.

Ее Петр I – первый в Англии

Впрочем, описывать скульптуры-картины – занятие неблагодарное. Как говорится, лучше один раз увидеть. Правда, многое из богатого наследия Богатовой увидеть своими глазами не так-то просто. Как, например, ее памятник Петру I.

Два десятка лет назад был заказан петровский монумент для Балтийска. Но по ходу дела возникло сомнение: будет ли заказ выполнен в срок? И Людмилу Иванову попросили сделать свой вариант – на всякий пожарный. Выручила, сделала. Что, возможно, подстегнуло коллег, которые изначально получили этот заказ. В итоге в Балтийске стоит все-таки их вариант царя-реформатора. А что же богатовский Петр?

Посольство РФ в Великобритании объявило конкурс на памятник первому российскому императору. В нем приняли участие такие мэтры, как Михаил Шемякин, в жюри был даже представитель семьи Романовых. Однако когда судьи увидели проект нашей землячки, все в один голос сказали: вот то, что нужно!

Но если сам памятник в Лондон еще можно было доставить на самолете, то гораздо более весомый постамент – уже только по воде. Среди тех, кто пришел в библиотеку поздравить Людмилу Ивановну с юбилеем, был экс-губернатор Владимир Егоров. Когда развернулась история с петровским монументом, он командовал Балтийским флотом.

– Делегация Балтфлота тогда как раз должна была нанести визит в эту страну, – рассказал Егоров. – И флагман БФ эсминец «Беспокойный» взял постамент на борт.

Так старейший флот России помог увековечить память о своем отце-основателе. К слову, монумент, установленный на территории посольства, стал первым памятником Петру I во всей Англии. И памятник этот – родом из Калининграда. «Знай наших!» – звучало в зале библиотеки. «Виват Богатова!» – сказали бы, наверное, в петровские времена.

Спасибо, что такой?

К сожалению, случаются в творческой биографии Людмилы Богатовой и нереализованные проекты. А с памятником Владимиру Высоцкому вышло вовсе некрасиво.

Над созданием этого монумента для Калининграда Богатова увлеченно работала вместе с супругом – скульптором Олегом Сальниковым. 1 ноября 2002-го состоялась презентация гипсовой модели. Ее одобрили, вскоре гипс должна была сменить бронза. Однако время шло, а дело не двигалось.

И вдруг весной 2006-го стало известно, что в День города долгожданный памятник будет открыт. Только он почему-то был уже другой. А имя нового автора скрывалось…

Автором «гориллообразной» фигуры, которую ныне можно лицезреть в Центральном парке, оказался некий Бахтияр Саипов. Одно время он работал форматором-увеличителем у Богатовой и Сальникова. При этом явно считал себя способным на нечто большее.

Как получилось, что в последний момент его «шедевр» оттеснил действительно стоящую работу, история до сих пор умалчивает. Но кто знает, возможно, однажды в Калининграде будет установлен другой Высоцкий. Тот, которого на самом деле должны были открыть у нас 1 июля 2006-го.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также