2019-08-15T13:07:23+03:00

День археолога: «Особо не до романтики – работать нужно много и тяжело»

Калининградские археологи рассказали о себе и о некоторых особенностях своей профессии
Помимо всего прочего, археологические раскопки требуют огромного терпения и повышенной внимательности.Помимо всего прочего, археологические раскопки требуют огромного терпения и повышенной внимательности.Фото: Игорь ОРЕХОВ
Изменить размер текста:

Что на самом деле представляет собой археология, известно лишь самим археологам. Которые отлично знают, сколько тонн земли приходиться перелопатить, прежде чем усесться вечерком у костра и под гитару погорланить «Орел Шестого легиона» или что-либо еще из «профильного» песенного цикла. Поэтому сотрудникам предприятия «Балтспецархеология», которые сегодня ведут раскопки в Зеленоградском районе, мы решили задать им всего два вопроса: как каждый из них пришел в археологию и насколько романтические ожидания совпали с суровой реальностью?

Евгений Калашников. Фото: Игорь ОРЕХОВ

Евгений Калашников.Фото: Игорь ОРЕХОВ

Евгений КАЛАШНИКОВ: «Учился на практике, теорию осваивал заочно»

1. Когда вместе с Советским Союзом развалилась и Пионерская база Океанрыбфлота, где я трудился судовым электромехаником, встал вопрос либо о поиске нового места работы, либо о смене профиля деятельности. В тот момент и познакомился с археологом Константином Скворцовым. А я еще в школе страстно увлекался историей, исторические книги читал запоем. И тут появилась возможность уже всерьез этой самой историей заняться. На моей машине ездили по области, вели разведки, потом начали раскопки. Я у Кости учился на практике, а теорию осваивал уже на заочном отделении истфака нашего университета. Потом мне еще больше повезло – я попал в Деснинскую археологическую экспедицию, которая здесь работала. Ее начальнику Рашиду Нигматуллину очень многим обязан в археологии.

2. Конечно, в детстве хотелось памятники Древнего Египта, Греции и Рима увидеть воочию. Еще в 14 лет, когда был у тетушки в Хабаровске, шел по городу, увидел вывеску: «Отделение Института археологии». Вот бы, думаю, туда поступить! Я же не знал тогда, что это не учебное заведение. Поэтому, когда через много лет получилось эту мечту осуществить, я уже хорошо представлял, чем в реальности придется заниматься. Об античных древностях уже не думал, хотя, кстати, такое влияние и тут прослеживается при многих раскопках. Работа, конечно, достаточно тяжелая и рутинная, но это все равно замечательно, что она совпадает с любимым увлечением.

Анна Говердовская. Фото: Игорь ОРЕХОВ

Анна Говердовская.Фото: Игорь ОРЕХОВ

Анна ГОВЕРДОВСКАЯ: «Женщина в археологии – как морская свинка»

1. Археологом я с детства мечтала стать. Но на истфак не пошла по семейным обстоятельствам, училась в Новгородском госуниверситете по специальности «Педагогика». Однажды увидела в газете объявление о наборе рабочих в Деснинскую археологическую экспедицию на раскопки в Смоленской области. Сначала с девчонками на каникулах ездили, можно сказать, тусить. Своих денег путешествовать не было, а тут такая возможность страну посмотреть! Так и втянулась потихоньку.

2. Разочарования не было, хотя до этого археологию я представляла, в основном, по книгам, в которых ученые открывали Трою, расшифровывали египетские иероглифы и тому подобное. Но даже когда пришлось в ямах ковыряться, все равно было интересно. И даже не особо тяжело – тогда вообще все было легко. Как-то я услышала, что женщина в археологии – как морская свинка: не имеет отношения ни к свиньям, ни к морю. Сначала немного обидно было, потом смешно, а со временем поняла, что какая-то доля истины в этом есть. Сложно на сто процентов отдаваться археологии и при этом быть образцовой матерью семейства. В чем-то из этого обязательно теряешь, особенно если приходится постоянно ездить в экспедиции. Мужчинам в этом отношении, все-таки, проще.

Евгений Пагин. Фото: Игорь ОРЕХОВ

Евгений Пагин.Фото: Игорь ОРЕХОВ

Евгений ПАГИН: «Думал, главное – найти редкую вещицу»

1. Я все детство возился в фундаментах немецких домов, которых в Черняховске всегда было предостаточно. Искали с другими пацанами всякие антикварные штучки. Когда в 2001-м у нас задумали строить первый в городе супермаркет, на его месте предварительно проводились археологические раскопки. И я там периодически подрабатывал землекопом. А на следующий год уже целенаправленно записался в экспедицию, которая работала на городище Камсвикус. С тех пор и остался в археологии.

2. Конечно, реальность оказалась другой, нежели до этого представлялась. Я ведь думал, что главное – найти редкую вещицу, и на этом все. А выяснилось, что все намного сложнее, да и вообще процесс совсем по-другому происходит. Хорошо, что я быстро в это дело втянулся. И мне все равно нравилось, даже когда уже из армии в отпуск приезжал, нашел время на археологических разведках побывать.

Дмитрий Файзов. Фото: Игорь ОРЕХОВ

Дмитрий Файзов.Фото: Игорь ОРЕХОВ

Дмитрий ФАЙЗОВ: «Археология честнее традиционной истории»

1. Поступая на исторический факультет университета, я еще думал, чем заниматься – традиционными отраслями исторической науки или археологией. Решил, что археология несколько честнее и актуальнее тем, что объекты исследования в 21 веке подвержены небывалому до настоящего времени прессингу со стороны застройщиков.

2. У меня особых иллюзий насчет археологической романтики изначально не было. Поэтому что ожидал, то в итоге и получил.

Дмитрий Говердовский. Фото: Игорь ОРЕХОВ

Дмитрий Говердовский.Фото: Игорь ОРЕХОВ

Дмитрий ГОВЕРДОВСКИЙ: «Сначала я работал за еду»

1. Вообще никогда не думал, что стану археологом. Представлял себя или военным, или экономистом (считал хорошо, в школе с математикой все было в полном порядке). После срочной службы представления о будущем очень смутные были, а тут предлагают поехать в археологические разведки. Говорят: поработаешь – обедом накормим. Я и поехал. А потом просто понравилось. Трудно сказать, что конкретно, наверное, в совокупности. Кстати, благодаря археологии, я и высшее образование получил, так-то вряд ли бы сподобился.

2. Я сразу понял, что никакой особой романтики в археологии нет. Надо работать много и тяжело. Но работы я никогда не боялся. Вспоминаю, как я сначала шел по полю за двумя опытными археологами, которые подбирали что-то с земли и коротко бросали друг другу: «Орден. - Ага, вот еще орден…» Это уже потом узнал, что речь была о керамике периода Тевтонского ордена. А тогда иду и думаю: «Ничего себе! Мне бы хоть медальку найти…».

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также