2019-08-19T17:45:04+03:00

О них не писали в газетах: эвакуировал раненых с Малой земли под командованием Брежнева

Сразу после войны майор Чумаченко отправился за своей женой на машине по разбитым дорогам Восточной Пруссии
Поделиться:
Комментарии: comments1
Победу Алексей Чумаченко встретил во Фридланде.Победу Алексей Чумаченко встретил во Фридланде.Фото: из семейного архива
Изменить размер текста:

Бои в Причерноморье

Восточная Пруссия сразу после войны была опасным местом. Многим солдатам и офицерам, дошедшим до этой земли с боями, после 9 мая не давали разъехаться по домам. Кому-то из них предстояло влиться в гарнизоны присоединенной к Советскому Союзу Кёнигсбергской области, кого-то откомандировывали на Дальний Восток воевать с японцами. Майор Алексей Семенович Чумаченко, призванный в Красную Армию в ноябре 1941-го, тоже стремился встретиться с молодой женой Ольгой. Он стал звать ее к себе в часть, когда война еще даже не успела закончиться. Первое письмо с приглашением офицер отправил практически сразу после штурма Кёнигсберга. Но до этого момента прошли долгие годы тяжелых испытаний.

Боевые действия с участием Чумаченко, родившегося в Запорожской области в большой крестьянской семье (у Алексея Семеновича было три брата и пять сестер), начались в октябре 1942-го. В 1925-1926 годах он проходил службу в Красной Армии, поэтому военный опыт у него уже имелся. Сначала Чумаченко попал на Закавказский, потом на Северокавказский фронт, с 10 марта 1943 года «как ответственный представитель политотдела 18-й армии» принимал участие жестоких боях за город Новороссийск.

574-й армейский зенитный артиллерийский полк ПВО, в который Алексей Чумаченко был направлен в качестве заместителя командира по политчасти, был сформирован в сентябре 1942 года на станции Индюк Краснодарского края из трех батарей, уже имевших на своем счету по несколько сбитых самолетов. В октябре полк уже сбивал «Юнкерсы», «Мессершмитты» и «Фокке-Вульфы» в районе хутора Островская Щель под Туапсе (всего в этом районе красноармейцам удалось сжечь 17 вражеских самолетов, потеряв убитыми двоих человек).

Поддержка десанта на Малой земле

С 8 января по 10 февраля 1943-го полк оборонял от налетов вражеской авиации курортные города и поселки Причерноморья: Туапсе, Джубгу, Марину Рощу и Геленджик, а с 10 февраля соединение получило задачу прикрывать десант, действовавший в районе Новороссийска. Так как немцам в краткие сроки не удалось выбить десантников с плацдарма, они решили уничтожить их при помощи артиллерии и авиации. К началу марта налеты бомбардировщиков на Малую землю (такое название получил небольшой клочок земли, превращенный десантниками в крепость), становились все более интенсивными. Но и зенитчики к этому времени успели пристреляться – на их счету был уже 31 сбитый вражеский самолет. Правда, были и тяжелые утраты, в частности, полк потерял убитыми двух офицеров. Среди раненых артиллеристов оказался заместитель командира полка по политчасти майор Мирон Ермолаевич Колечко. Его место 10 марта и занял майор Чумаченко. Первая задача, которую ему поручили, заключалась в эвакуации раненых с Малой земли.

- За семь дней работы, помогая эвакогоспиталю и хирургическому госпиталю № 5199 в организации отправки раненых, товарищ Чумаченко личным участием помог эвакуировать 374 тяжело и 810 легко раненных бойцов и командиров, четко выполнив задание политотдела 18-й армии, полученное согласно приказа военного совета № 032 от 7 марта 1943 года, - говорится в наградном листе майора.

В апреле начальником политотдела 18-й армии был назначен будущий генсек ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев, впоследствии оставивший мемуары о боях на Малой земле. Брежнев стал свидетелем того, как 17 апреля 1943 года противник силой специально созданной группировки численностью 27 тысяч человек под командованием генерала вермахта Вильгельма Ветцеля предпринял попытку ликвидировать плацдарм, на котором с февраля держались десантники. Наступление велось при поддержке авиации и тяжелой артиллерии. Причем, бомбардировка велась практически непрерывно, а авиация противника имела подавляющее численное превосходство.

- В дни ожесточенных боев 17-24 апреля 1943 года товарищ Чумаченко все время находился на огневых позициях подразделений, беседовал с бойцами в краткие перерывы между налетами вражеской авиации, воодушевляя их на подвиги, - говорится все в том же наградном листе. - В результате моральный дух всего личного состава части в самые ожесточенные дни боев находится на самом высоком уровне. За время пребывания в части товарища Чумаченко полк сбил 16 вражеских самолетов.

Алексей Чумаченко с сослуживцем. Фото: из семейного архива

Алексей Чумаченко с сослуживцем.Фото: из семейного архива

Командование, в том числе заместитель командующего артиллерией 18 армии по ПВО подполковник Алексеев, рекомендовало наградить майора Чумаченко орденом Красного Знамени, однако начальник политотдела 18 армии полковник Леонид Брежнев посчитал, что майор достоин более низкой награды и рекомендовал вручить ему орден Красной звезды, что и было сделано.

После того, как советской авиации удалось уничтожить два немецких аэродрома, с которых совершались налеты в район Новороссийска, интенсивность бомбардировок Малой земли заметно снизилась, и работы у зенитчиков стало меньше. Однако бои тут продолжались еще три с половиной месяца, а 9 сентября началась операция по взятию Новороссийска.

Прикрывал от налетов авиации штаб 3-го Белорусского фронта

26 июля 1943 года майор Колечко вернулся из госпиталя, и майору Чумаченко пришлось передать ему полномочия. Зато вскоре он стал командиром 1277-го зенитного артиллерийского полка 48-й зенитной артиллерийской дивизии Резерва Главного Командования. Под его руководством полк успешно справился с поставленными боевыми задачами во время Оршанской операции, сбив при этом 2 самолета противника. Далее Алексею Чумаченко, как лучшему командиру, 1 июля 1944 года доверили командование 1281-м зенитным артиллерийским полком Резерва Главного Командования (полк выполнял задачу прикрытия штаба 3-го Белорусского фронта).

В ноябре 1944 года, когда полк приближался к границам Восточной Пруссии, майор Чумаченко за совокупность заслуг получил вторую свою награду - орден Отечественной войны первой степени.

- За период командования 1281-м зенитным артиллерийским полком Резерва Главного Командования майор Чумаченко устранил ряд имевших место недочетов в полку, сколотил офицерский состав, поднял на должный уровень воинскую дисциплину. Полк боеспособен, поставленные задачи по ПВО штаба фронта выполняет хорошо, - говорится в документе.

Конец войны, который майор Чумаченко встретил в Восточной Пруссии, стал для него на редкость спокойным временем. К 1945 году немецкая авиация в этом районе была уже практически полностью уничтожена и не беспокоила штаб фронта, а потери, которые нес 1281-й полк, по большей части приходились на матчасть, которую разбивали длительные передислокации по разбомбленным дорогам. Согласно отчетам, полк 9 февраля находился в районе городка Лаутерн (Лютры, Польша), в середине марта – в городе Ландсберг (Гурово-Илавецке, Польша), к 5 апреля он добрался до поселка Петерсдорф (Куйбышевское Гвардейского района), а 11 апреля – до поселка Хайлигенвальде (Ушаково Гурьевского района). Победу Чумаченко встретил во Фридланде (Правдинск), до которого он вместе с подчиненными добрался 7 мая.

Алексей Чумаченко с женой и дочкой. Фото: из семейного архива

Алексей Чумаченко с женой и дочкой.Фото: из семейного архива

Встреча во Фридланде

По дороге во Фридланд Чумаченко и писал полные нежности письма жене Ольге (их тексты опубликованы родственниками офицера на сайте Ставропольской краевой научной библиотеки имени Лермонтова). Из писем видно, что для приезда жены Алексей Семенович провел настоящую полуподпольную работу: через своего адъютанта, старшего сержанта Бойкова, он передал Ольге необходимые документы, отпускной билет и письмо с подробными инструкциями о том, как добраться до города Вильно, указал фамилии и адреса людей, которые могут оказать помощь (надо понимать, что пока он строил планы и составлял инструкции, война еще даже не закончилась!).

- Моя ты ненаглядная, любимая моя Оля! - пишет он. - Кажется, я все здесь написал, что нужно сказать к твоему отъезду. Хочется быть спокойным и уверенным, что ты все сделаешь, как я тебе советую, хотя тебе и предстоит много трудностей, мытарств. Но, моя родная, я за все это тебе отплачу безумной к тебе любовью, и ты быстро отдохнешь после поездки. Еще забыл одну деталь. Когда приедете в Вильно ночью, то побудьте в вокзале до утра и потом будете искать квартиру по указанному мною адресу: ночью по Вильно ходить опасно.

В конце письма бесстрашный Чумаченко добавляет, что из Фридланда в Вильно ему предстоит проехать на машине 350 километров.

- Но это меня не останавливает, я сделаю то, о чем тебе вот пишу в этом письме, смотри не подведи меня сроком, мною назначенным, - добавляет офицер.

Судя по всему, эта история закончилась хорошо. 1 июня 1945 года ставший подполковником Алексей Чумаченко отправил из Фридланда родителям жены свое фото, на обороте которого он написал, что счастлив с Ольгой. А в 1946 году в семье подполковника родилась дочь Люба. Полком же Чумаченко командовал до июля 1945 года, после чего уехал жить в Ставрополь. Как сообщают родственники, Алексею Семеновичу удалось прожить 93 года.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «О них не писали в газетах»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также