Общество

Кройц-аптеку достроят раньше срока, но не полностью

Историческое здание на улице Фрунзе лишится исторической надписи на фасаде
Реконструкция Кройц-аптеки идет с опережением графика.

Реконструкция Кройц-аптеки идет с опережением графика.

Фото: Иван МАРКОВ

Предприниматель Сергей Сухомлин, собственник знаменитой Кройц-аптеки на улице Фрунзе, встретился с калининградскими журналистами и рассказал им, как продвигаются работы по приспособлению здания к современному использованию.

- На данный момент мы идем с опережением графика на полгода, - похвастался Сухомлин. - В октябре закончим коробку, после этого начнется восстановление фасада. Пока фасад не прикрепили, восстанавливать не можем до конца. Нужно обеспечить безопасность.

Собственник заявил, что подрядчик «Сантехмонтаж-Сервис», от которого на объекте задействовано порядка 20 человек, сталкивается с множеством проблем. В частности, привлекать на работу на памятнике архитектуры он может не первых встречных, а узких специалистов.

- Работать в Калининграде с памятниками архитектуры никто не может, - добавил Сухомлин.

- Что, в итоге, от Кройц-аптеки останется? – поинтересовались журналисты.

- От памятника остается стена и арка, - ответил предприниматель.

- А в чем тогда проблемы, если фактически новый дом возводится?

- Проблема в том, что очень тяжело сохранить стену, которая находится в достаточно ветхом состоянии, - отреагировал собственник Кройц-аптеки. - При возведении необходимо соблюсти все нормы безопасности, чтобы ничего не упало. Потом надо отреставрировать все элементы, которых там достаточно много. Все это прописано в охранном обязательстве.

- То есть, эта стена будет выполнять просто функцию декора?

- Да, она выполняет функцию декора. Она живет своей жизнью, у нее свой фундамент, своя просадка, она связана с основным зданием гибкой связью, - заключил Сухомлин.

Собственник также выразил надежду на то, что обрушений исторической стены и арки (в мае прошлого года за происшествием наблюдали прохожие) больше не будет.

Что же касается сроков окупаемости, то этот вопрос, по словам Сухомлина, его интересует в меньшей степени.

- Мы не стремимся к окупаемости. От идеи гостиницы мы отказались, потому что не складывается возможность ее тут сделать, - заявил предприниматель. - Есть технические нормы и регламенты, которые требуют определенного количества машиномест, определенного количества помещений, определенного расстояния до жилых домов (у гостиницы это порядка 50 метров). Но одно дело, когда ты эксплуатируешь существующее здание, а другое – когда проходишь государственную экспертизу.

Сергей Сухомлин.

Сергей Сухомлин.

Фото: Иван МАРКОВ

По словам бизнесмена, на первом этаже будет ресторан «Аптека» (подвал будет задействован на технические помещения), а помещения, расположенные на этажах со второго по пятый будут сдаваться в аренду под офисы.

Не обойдется, правда, без обидных утрат. Здание в скором времени лишится оригинальной надписи на фасаде.

- Она в ветхом состоянии находится, - сообщил Сергей Сухомлин. - Мы провели переговоры, и ни один из реставраторов сохранить ее не сможет. Мы ее скопируем, состарим и на металлическую вывеску повесим. К сожалению, пятисантиметровый слой штукатурки находится в трухлявом состоянии, и сохранить по штукатурке надпись, которая сделана битумом, я не представляю возможным. Если кто-то есть из специалистов, посоветуйте, мы с удовольствием сохраним.

Руководитель службы охраны объектов культурного наследия Евгений Маслов, комментируя ситуацию, объяснил, что надпись на фасаде Кройц-аптеки является одним из предметов охраны здания.

- В том техническом состоянии, в котором она находится, ее действительно невозможно восстановить, - заявил Маслов. – Но если мы будем заниматься таким видом работ, как реставрация фрески или мозаики, надо будет специалистов из какой-нибудь Суриковки вызывать. Это того не стоит.

- Но фактически мы одного предмета охраны лишаемся… - уточнили журналисты.

- Он будет восстановлен, - ответил Маслов.

- Но собственник говорит, что это будет сделано на металлической основе…

- Знаете, - начал Маслов, - там есть нижнее основание балкона, в котором использованы технологии, которые сейчас невозможно использовать. Там кирпичная основа, дальше обшивка деревянными досками, а дальше дранка, а по дранке – штукатурка. Сейчас запрещено по всем современным нормам использовать дранку. Вместо нее берут сетку.

- Но это же памятник все-таки.

- Да, памятник, но не памятник монументального искусства. Либо будем все вместе ждать, когда это окончательно рухнет и обвалится, и у нас не будет никакой возможности восстановить.

- Но что же тогда в первозданном виде останется? – изумились журналисты.

- Центральный фасад лицевой, арки внутри. Я думаю, процентов 15-20 останется. Плюс предметом охраны тут является объемно-пространственное решение, габариты. Они тоже останутся, хотя и будут восполнены в современных материалах. Высота, пропорции и большие декоративные детали, все это останется.