Общество

Ушла из жизни наша Лена

После продолжительной болезни умерла заместитель главного редактора "Комсомольской правды" Елена Дуда. Ее вспоминает обозреватель газеты Николай Варсегов
Ушла Лена Дуда

Ушла Лена Дуда

Лена позвонила мне пару месяцев назад. Голос ее был бодрый, веселый.

- Слушай, - сказала она, - я через пару месяцев умру, так ты напиши некролог.

Я, конечно, знал, что Лена тяжело больна, но не был готов к такому разговору. Перевел его в какую-то плоскую шутку.

И вот сообщили сегодня, что Лены не стало… .

Я никогда не писал некрологов, и не знаю, как это делать. Лена была моим куратором и редактором. То есть, мы с ней обсуждали журналистские темы и совместно готовили к печати мои публикации. И спорили, и ругались, не без того.

Как-то, давно уже, она посмотрела фильм «Превращение» по рассказу Франца Кафки, где в главной роли Евгений Миронов. Сюжет такой: европейский городок, начало 20 века. Главный герой Грегор работает, содержит свою семью, за что семья любит Грегора. Но однажды ночью Грегор превращается в уродливое, бесполезное насекомое. И семья резко меняет к нему отношение. Домочадцы прячут Грегора в чулане и желают от него избавиться.

Фильм произвел на Лену огромное впечатление, чем она и поделилась. Мне фильм не понравился, и мы ударились с Леной в долгие, горячие споры.

Была она человеком очень умным, что вряд ли станут оспаривать даже ее недоброжелатели. А люди умные, как правило, с годами взращивают защитный цинизм от неприятностей этого мира. Лене это не удалось. И даже такую, с моей точки зрения, байду, как «Превращение», она глубоко и нервно переживала.

Переживала и за иных несчастных героев моих публикаций, которым мы не могли помочь. Особенно поразила Лену история одной архангельской старушки, которая устала жить в одиночестве и уговорила соседа убить её. Я настаивал тогда, что это просто случай психиатрический. Лена же видела глубокую социальную проблему, в которой следует разбираться, дабы подобных случаев было меньше.

Возможно, эти обостренные переживания и стали спусковым механизмом, спровоцировавшим неизлечимую болезнь. А была бы ты более «толстокожей», так и жила бы долго.

Прости уж, Лена, вот, написал, как мог, и мне, правда, жаль, что ты уже не поспоришь, не внесешь редакторские поправки.

Рекомендуемые