2019-12-09T14:43:48+03:00

О них не писали в газетах: Устроил немцам «второй Сталинград» и громил танки Моделя под Курском

Майор Бульба дошел до Кёнигсберга с тремя боевыми наградами, а с 1948 года перебрался жить в Калининград
9 августа 1943 года. Фото сделано после разгрома немцев в районе поселка Поныри. Во втором ряду третий справа – Андрей Бульба, четвертый – его командир, подполковник Кяргин.9 августа 1943 года. Фото сделано после разгрома немцев в районе поселка Поныри. Во втором ряду третий справа – Андрей Бульба, четвертый – его командир, подполковник Кяргин.Фото: из семейного архива
Изменить размер текста:

С 13 лет – на железной дороге

С самого начала Великой Отечественной войны руководство страны приняло решение об отправке на передовую коммунистов и комсомольцев в качестве политбойцов. В их задачу входило сплочение личного состава подразделений, кроме того, на плечи представителей партии ложилась и очень тяжелая обязанность – демонстрация мужества на собственном примере. Проще говоря, политбойцы должны были поднимать солдат в атаку, из-за чего они сами часто становились мишенью для немецких снайперов и пулеметчиков.

С попадавшими в плен политработниками гитлеровцы также не церемонились. Согласно так называемому «приказу о комиссарах», саботировать который осмеливались очень немногие немецкие командиры, члены компартии, как «носители сопротивления» не признавались военнопленными и подлежали немедленной ликвидации. Наш следующий герой – политрук Андрей Петрович Бульба.

Родился Андрей Петрович в 1903 году в селе Новоивановка Никопольской волости Екатеринославской губернии в семье кузнеца и батрачки. В 13-летнем возрасте, после окончания нескольких классов школы, Андрей устроился на работу в паровозное депо станции Никополь. В 1920 году он вступил в комсомол, в апреле 1925 года был принят в партию. Далее по партийной линии его сначала направили в Кривой Рог на должность инспектора по охране здоровья рабочей молодежи, потом он сменил несколько должностей в Москве, и в итоге снова оказался в паровозном депо...

Это фото Андрей Бульба 20 апреля 1945 года отправил из Кёнигсберга своему сыну Володе. Фото: из семейного архива

Это фото Андрей Бульба 20 апреля 1945 года отправил из Кёнигсберга своему сыну Володе.Фото: из семейного архива

Второй Сталинград

К началу войны Андрей Бульба снова работал в Москве, но уже в политуправлении Наркомата путей сообщения СССР. Отсюда в июне 1941 года его направили на сухопутный факультет Военно-политической академии имени Ленина, по окончании которого в январе 1943 года наш герой оказался в районе села Волово Липецкой области, где он в должности заместителя начальника политотдела 307-й стрелковой дивизии принял участие в Воронежско-Касторненской наступательной операции.

Началась она 21 января, когда усиленный батальон 307-й стрелковой дивизии провел разведку боем в направлении поселка Волово на стыке вражеских 383-й и 82-й пехотных дивизий. Наступление на этом участке началось 26 января при поддержке 118-й танковой бригады. В организованный красноармейцами прорыв немедленно устремились резервы, состоящие из танков, мотострелкового и лыжного батальона дивизии. На упорно сопротивлявшегося врага, поддерживаемого с воздуха, обрушилась с флангов еще и 129-я танковая бригада полковника Петрушина. К 12 часам дня 27 января Волово было очищено от гитлеровцев. Захват этого поселка открыл путь на Касторное, в которое 307 стрелковая дивизия ворвалась уже 28-го января. Как раз в это время немцы, готовившие наступление на этом направлении, стягивали к железнодорожной станции эшелоны с солдатами и техникой. Самый ожесточенный бой завязался прямо на перроне и железнодорожных путях: часть составов, не успевших разгрузиться, подожгли артиллерией, а вражеские солдаты, по воспоминаниям командующего 13-й армией генерал-лейтенанта Николая Пухова, переполняли поезда, стреляя прямо из вагонов.

- Подступы и сама станция Касторное была усеяна трупами немцев, - вспоминал впоследствии один из ветеранов 307 стрелковой дивизии Федор Самочеляев. - Ее накрыли наши «Катюши» термитными снарядами. Трупы немцев обгорели настолько, что представляли собой обгорелые головешки. При прикосновении они рассыпались в золу.

За бои в районе поселков Волово и Касторное в феврале 43-го получил свою первую боевую награду, медаль «За отвагу», и старший политрук Бульба.

Кроме того, Бульба принял участие в уничтожении группировки противника 28-29 января в районе поселков Сергеевка, Куликовка и Дмитриевка.

- В этих боях истреблено около 1500 немецких солдат и офицеров, взято в плен около 600 немецких оккупантов, уничтожено до 300 автомашин и большое количество транспорта, - отмечает руководитель Андрея Петровича начальник политотдела 307 стрелковой дивизии подполковник Воробьев. - На протяжении всего времени боев товарищ Бульба появлялся в наиболее напряженных местах и своим личным примером мужества и отваги воодушевлял бойцов на беспощадное истребление немецких оккупантов.

В итоге, к 29 января 383-я и 82-я пехотные дивизии немцев перестали существовать: согласно сводкам, было убито свыше 9 тысяч и пленено около 5 тысяч солдат и офицеров противника. Корреспондент газеты «Красная звезда» Илья Эренбург, вступивший в Касторное вместе с 307-й стрелковой дивизией, даже назвал этот населенный пункт вторым Сталинградом.

Разгром Моделя под Курском

В июле 1943-го года майор Бульба был награжден орденом Красной звезды за «сколачивание боеспособных подразделений» и работу с солдатами и офицерами по «ликвидации танкобоязни». Дело в том, что в начале июля 307 стрелковая дивизия участвовала в боях против 9-й полевой армии генерал-полковника Моделя, намеревавшейся ударить в направлении поселка Ольховатка Курской области бронированным кулаком из 500 танков. Дивизия майора Бульбы занимала позицию в районе поселка Поныри, против которой было брошено до 170 танков и пехота 86-й и 292-й дивизий. 6-го июля было отбито три атаки немцев, 7-го - еще пять, и рубеж не был сдан. Противнику не удалось прорваться ни 8-го, ни 9-го июля, несмотря на брошенные на Поныри танковые резервы и САУ «Фердинанд» (эти самоходки впервые за войну были применены немцами именно здесь). Провал под Понырями оказал на немцев сильное психологическое воздействие, и уже 15-го июля на этом направлении началось наступление Красной армии. Только за 5 дней непрерывных боев 307-я дивизия отразила 32 массированные атаки танков и пехоты противника, а враг потерял более 220 танков и 11 тысяч солдат и офицеров убитыми и ранеными. Заслуга майора Бульбы была в том, что он поддерживал высокий боевой дух бойцов и командиров «в самые напряженные моменты сражения», мобилизуя их «на решительный отпор врагу». К слову, наградной лист офицеру подписал полковник Алексей Кяргин, с которым он впоследствии дошел до Кёнигсберга.

В сентябре 1944 года после взятия крепости Осовец (при штурме немцы применили против советских войск отравляющие газы) майора Бульбу награждают в третий раз - орденом Отечественной войны 2-й степени.

8 апреля 1945 года. Красноармеец Гришко устанавливает красный флаг на крыше одного из домов 34-го квартала Кёнигсберга, занятого 1023-м полком 307-й стрелковой дивизии. Фото: из семейного архива

8 апреля 1945 года. Красноармеец Гришко устанавливает красный флаг на крыше одного из домов 34-го квартала Кёнигсберга, занятого 1023-м полком 307-й стрелковой дивизии.Фото: из семейного архива

Штурм Кёнигсберга

На территории сегодняшней Калининградской области 307 стрелковая дивизия оказалась лишь в начале марта 1945 года, а в апреле она в составе 50-й армии принимала активное участие в штурме Кёнигсберга, наступая на город с севера. В частности, известно, что в наступление стрелки перешли еще до начала общего штурма города. 5 апреля они форсировали противотанковый ров в 300 метрах восточнее форта № 5 и оборудовали два колейных моста для переправы бронетехники.

Бои 307 стрелковая дивизия вела в районах Трагхайм (городские кварталы в районе сегодняшней улицы Черняховского – Ред.), Кведнау (Северная гора – Ред.), а также в жилых массивах вдоль пруда Обертайх (Верхнее озеро – Ред.).

В фотоархиве Андрея Бульбы сохранилось несколько уникальных фотографий момента штурма Кёнигсберга. По ним же можно отследить и перемещения майора. В частности, известно, что 8 апреля он был рядом со штабом командующего дивизией генерал-майора Далматова на северо-западной окраине Кёнигсберга.

9 апреля 1945 – передышка после боя, во время которой старший сержант Никулин из подразделения капитана Аввакумова (307-я стрелковая дивизия) доводит до бойцов сводку Совинформбюро за 8 апреля 1945 года. Фото: из семейного архива

9 апреля 1945 – передышка после боя, во время которой старший сержант Никулин из подразделения капитана Аввакумова (307-я стрелковая дивизия) доводит до бойцов сводку Совинформбюро за 8 апреля 1945 года.Фото: из семейного архива

День Победы майор также праздновал в Кёнигсберге, выступая на митинге перед солдатами своей дивизии.

После войны, в августе 1948 года, Андрей Петрович вернулся в наш город. Тут он сменил несколько партийных должностей, в частности, успел поработать в морском торговом порту, а с августа 1964 по ноябрь 1978 года он был директором парка культуры и отдыха имени Гагарина в Балтрайоне. С ноября 78-го года по состоянию здоровья Бульба занимался только общественной работой.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «О них не писали в газетах»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также