2020-01-31T10:42:45+03:00

Фронтовые истории: как "командир дивизии трезвенников" взорвал склад с превосходным шампанским

Три курьезных случая, которые произошли в Восточной Пруссии 75 лет назад
Иногда дилемма "пить или не пить" превращалась в вопрос жизни или смерти.Иногда дилемма "пить или не пить" превращалась в вопрос жизни или смерти.Фото: Архив автора
Изменить размер текста:

В 1945 году, когда наши войска начали наступать уже по чужой земле, было немало ЧП, связанных с алкоголем. Отступая, фашисты нередко оставляли цистерны со спиртом или ящики с горячительными напитками. «Подарки» были с отравой. И урон от них порой шел на десятки жертв…

Но были и совсем другие истории. Не трагические, а курьезные. И сегодня мы предложим вам три таких случая, произошедших в эти дни 75 лет назад в Восточной Пруссии.

«Склад горючего»

В двадцатых числах января сорок пятого тяжелые бои шли в районе Хайльсберга (ныне – польский город Лидзбарк-Варминьски). И вот что там тогда произошло. Слово – бывшему командиру 153-й стрелковой Смоленской Краснознаменной ордена Кутузова дивизии Александру Александровичу Смирнову:

– На подступах к Хайльсбергу недалеко от железнодорожной станции находилось высокое здание элеватора, на чердаке которого расположился мой наблюдательный пункт. С рассветом я решил продолжить наступление.

В назначенный час за неимением танков пускаю вперед самоходный артиллерийский полк. Следом должна подняться пехота. Вижу: самоходки пошли, а пехота – лежит. Посылаю адъютанта. Возвращается:

– Наступать не могут, потому как… почти поголовно пьяны!

Начинаем разбираться. Выясняется, что элеватор, на чердаке которого сижу я, загружен французским шампанским. За ночь бойцы натащили на передовую бутылок и до того упились, что не могут даже встать.

Приказываю оцепить здание и никого к нему не подпускать. Но это не очень-то помогает. А противник, заметив скопление людей у элеватора, начинает обстреливать его из минометов. Усиливаю оцепление. Однако и это не помогает.

Докладываю о ситуации командиру корпуса и члену Военного совета армии, прошу выделить автомобильный батальон, чтобы в течение ночи вывезти шампанское в тыл. Но весь транспорт автобатов был занят на подвозке боеприпасов.

Тем временем, весть о шампанском разнеслась по округе. Начали приезжать из соседних частей, уезжали, нагрузив машины доверху. Глядя на это, и мои бойцы снова потянулись с вещмешками к элеватору. Стало ясно: пока не ликвидируем «склад горючего», дальше не продвинемся.

Вызываю командира саперов и приказываю: элеватор – взорвать! Ночью, когда убавилось желающих «заправиться», силами саперного батальона и учебной роты удалось наконец очистить элеватор от посетителей, заложить заряды и разнести его к чертям.

А потом эту историю неожиданно вспомнили на церемонии вручения наград командирам соединений. По такому случаю где-то в окрестностях Кёнигсберга Военный совет фронта организовал торжественный обед.

– К сожалению, кроме водки, угостить нечем, – хохотнул член Военного совета фронта. – Склад шампанского взорвал один командир дивизии трезвенников.

Раздался общий смех. И хоть фамилию мою не назвали, взоры всех обратились ко мне…

Таинственный напиток

Самуил Маркович Верников был военным переводчиком. И в его арсенале фронтовых баек тоже нашлась «винная история».

– Случилось это в Восточной Пруссии в конце января 1945-го. Мы с товарищами мчались в легких саночках по обледенелым дорогам за наступающими полками. Вдруг на одном из поворотов увидели конного разведчика, который доложил: по соседству, у путей железной дороги, лежат ящики с брошенным немцами имуществом.

Глянули мы на трофеи – богато! Только куда нам все это? Так что взяли из одного ящика несколько диковинных по форме бутылок и поехали дальше. По дороге стали по очереди прихлебывать из одной бутылки. Вино было необычно терпким. Опьянения же при этом вроде бы никакого.

Но вот когда подъехали к штабу дивизии и стали вставать – не получается! Голова ясная, а ноги – ватные. Тут как раз мимо идет генерал, временно замещавший нашего комдива. Заинтересовался: чего сидим? Пришлось признаться.

– Дайте-ка и мне бутылочку, на пробу.

Дали две…

Лишь через час сумели мы выбраться из саней. Смотрим, а у соседнего дома – генерал с помощью адъютанта и ординарца тяжело взбирается в машину.

– Чем же это вы меня напоили? – укоризненно спросил он.

– Виноваты, товарищ генерал! – только и смогли мы тогда ответить.

Лишь спустя много лет один знаток объяснил мне, что таинственный «прусский напиток» был, очевидно, венгерским вином столетней выдержки. В таких винах образуются какие-то кислоты, которые и приводят к эффекту: ясная голова – ватные ноги.

Как мы ходили за спиртом

А вот что рассказал однажды полковник в отставке Николай Федорович Малевицкий.

– После двухдневных боев наш 338-й стрелковый полк 96-й стрелковой дивизии овладел Найденбургом (теперь это польская Нидзица). И среди солдат прошел слух, что в городе остался нетронутым спиртзавод.

Зима выдалась суровая, снежная. Наступление же шло почти непрерывно. Тылы отстали, возникали перебои с продовольствием, боеприпасами, горючим. «Фронтовые 100 грамм» выдавались тоже не всегда. Между тем, они тогда зачастую были просто необходимы для «сугрева» и поддержания бодрости.

Когда слухи о спиртзаводе дошли до нашей роты, старшина Шестернев велел Кирееву и мне взять в ротной повозке молочные бидоны, после чего мы отправились на поиски. Вскоре нам повстречались уже «отоварившиеся» солдаты, которые показали, куда идти.

Вертикальная цистерна со спиртом находилась в башне, пристроенной к заводскому зданию. Войдя внутрь, мы по узкой лестнице пробрались в небольшой подвал, где был кран в основании цистерны. Свет туда проникал сквозь два окошка над землей. В подвальчике было полно солдат. Спирт набирали в котелки, фляги, один боец пришел с брезентовым ведром. Пол был залит спиртом, помещение наполнено его парами. Не желая ждать очереди у крана, кто-то нетерпеливый прострелил цистерну, из отверстия ударила струя…

Наполнив свои емкости, мы собрались назад. Но подняться, да еще с полным бидоном, по узкой забитой людьми лестнице было невозможно. А ситуация-то уже критическая. Одна нечаянная искра – и все взлетит на воздух… Старшина, с трудом пробившись по лестнице, выбрался наверх. Ему удалось открыть одно из подвальных окошек. Мы с Киреевым подали ему бидоны. Затем, помогая друг другу, сами вылезли.

Спирт был благополучно доставлен в роту. Однако старшина решил, что запас сделан недостаточный, и мы опять отправились на завод. Но когда снова там появились, двери были уже закрыты, везде стояла охрана из взвода разведки, которая изредка постреливала в воздух, отгоняя особо настырных. В общем, пришлось нам вернуться ни с чем.

А спирт, надо сказать, был отменный. Натуральный, чистый. И прав был старшина – быстро кончился…

КСТАТИ

Постановление «О введении водки на снабжение в действующей Красной Армии» вышло через два месяца после начала войны - 22 августа 1941 года. Документ предписывал с 1 сентября организовать выдачу водки в количестве 100 граммов в день на человека красноармейцу и начальствующему составу войск первой линии действующей армии. Так и появились знаменитые «наркомовские 100 грамм».

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также