2020-01-31T17:14:09+03:00

Александр Маринеско - командир счастливой С-13

Ровно 75 лет назад советский подводник произвел свою знаменитую «атаку века»
Александр Маринеско.Александр Маринеско.Фото: Минобороны РФ
Изменить размер текста:

«Атака века» - именно так в отечественной (да и не только) историографии принято называть то, что произошло 30 января 1945 года в Данцигской бухте. В 21:04 советская подводная лодка С-13 атаковала и потопила немецкий транспортный корабль, бывший океанский лайнер «Вильгельм Густлоф». На его борту, по современным данным, было 918 курсантов школы подплава кригсмарине, 173 члена экипажа судна, 373 медсестры вспомогательного морского корпуса, 162 раненых солдат вермахта и 8956 гражданских – в общей сложности 10 582 человека. Германия испытала настоящий шок, а Адольф Гитлер объявил своим личным врагом командира «Сталинца» - капитана 3-го ранга Александра Маринеско.

Вспыльчивый румын

Александр Иванович на самом деле должен был именоваться Александром Ионычем, поскольку его отцом был румын Ион Маринеско, в молодости служивший кочегаром в тамошнем флоте. Перебраться в Россию моряк был вынужден из-за своей вспыльчивости: однажды в ответ на замечание офицера дал ему пощечину (по другим данным, и вовсе огрел лопатой по спине). Чтобы не угодить под трибунал, бежал за границу, осев Одессе и женившись на украинке. Сын-первенец унаследовал отцовский характер в полной мере, но об этом чуть позже.

С детства Саша бредил морем, закончив Одесскую мореходку и получив должность помощника капитана торгового судна. Но в 1933 году по комсомольской путевке оказался уже в военно-морском флоте, к маю 1939-го став командиром «малютки» - подводной лодки типа «М». На ней 28-летний офицер и встретил начало Великой Отечественной войны. Дрался храбро и умело, получив в награду золотые часы. «Маринеско решителен, смел, находчив и сообразителен. Отличный моряк… Умеет быстро ориентироваться и принимает верные решения», - гласила служебная характеристика. Но всего через год бравого подводника исключают из кандидатов в члены ВКП (б) «за систематическую пьянку, развал дисциплины, отсутствие воспитательной работы среди личного состава, неискренние признания своих ошибок». В апреле 1943 года капитан-лейтенант Маринеско получает назначение – командиром субмарины С-13, входившей в состав бригады подводных лодок Балтфлота.

Третий поход

К тому моменту в своем единственном боевом походе «тринадцатая» потопила два финских транспорта, повредив еще один. Второй раз на охоту за вражескими кораблями отправилась лишь в октябре 1944-го, потопив еще один транспорт – на сей раз немецкий. Несмотря на свой бортовой номер, лодка явно была счастливой. Кстати, из десятка однотипных «сестер» на Балтике, до конца войны дожила лишь она одна…

Ну а прославил С-13 ее третий боевой выход, которому предшествовали драматические обстоятельства. Командир лодки закрутил роман с хозяйкой одного из ресторанов финского города Турку, где базировалось советское подразделение. Об этом прознали в грозной организации СМЕРШ, заподозрив моряка в шпионаже. С огромным трудом начальство отбило Маринеско у контрразведчиков и спешно послало в море, наказав без победы не возвращаться. Таким образом, С-13 стала еще и единственной «штрафной» подлодкой БФ.

Заняв позицию у выхода из Данцигской бухты, субмарина перешла в режим ожидания. Ближе к вечеру вахтенными был замечен ярко освещенный огромный корабль. Цель…

Стоит заметить, что и «Густлоф», и «Штойбен» официально не являлись госпитальными судами в полном смысле этого слова. Транспорты были перекрашены в серый защитный цвет, с них убрали Красный Крест и установили четыре зенитных орудия калибра 37 мм. и столько же счетверенных зенитных пулеметов. То есть, под действие Женевской конвенции эти корабли не попадали.

Смертельный «веер»

Роковым обстоятельством для «Вильгельма Густлофа» стало распоряжение капитана, отправляясь в путь, включить все огни, после чего судно оказалось видно за много километров. А вот у немцев наблюдательная служба, судя по всему, была поставлена из рук вон плохо. В течение двух часов шедшую следом в позиционном положении - с рубкой над водой советскую подложку не заметили ни с борта лайнера, ни с сопровождавшего его миноносца «Леве». Только когда пробило девять, последовал приказ потушить на «Густлофе» иллюминацию, но было уже поздно. С дистанции менее километра, С-13 пустила по цели четыре торпеды «веером». При этом одна торпеда застряла в аппарате, но к счастью, не взорвалась – субмарине продолжало чертовски везти! Спустя 12 минут спустя первая из трех вышедших торпед угодила в носовую часть лайнера, вторая - в бассейн, третья - прямиком в машинное отделение.

Капитан тотчас же приказал задраить водонепроницаемые переборки, и лайнер продержался на плаву еще больше часа. Но в заблокированных отсеках остались не только пассажиры, но и часть команды, которая должна была заниматься спуском на воду спасательных средств. У шлюпок возникла страшная давка, в которой затоптали насмерть немало людей. Подошедший «Леве» снял с тонущего корабля 472 человека. А вот спешивший мимо крейсер «Адмирал Хиппер» с полутора тысячами пассажиров на борту останавливаться не стал, опасаясь повторения торпедной атаки. Эсминец из его конвоя подобрал 564 погибавших. Через час прибыло еще несколько судов, но спасать было уже практически некого. Сегодня, говоря о количестве жертв на «Густлове», называют цифры от четырех до девяти тысяч человек. Последнее является откровенным преувеличением. Вероятно, наиболее соответствует реальности показатель в 5384 погибших.

Между тем, С-13 продолжила поход и 10 февраля атаковала еще один немецкий конвой. Маринеско действовал почти так же, как и в случае с «Густловом»: выпустил две торпеды, и обе попали точно в военный транспорт «Генерал Штойбен». Он затонул через 15 мину, унеся с собой на дно 3608 человек. Спастись удалось лишь 659. После залпа советская субмарина даже не стала погружаться, без помех уйдя с места атаки и благополучно вернувшись на базу.

Памятник Александру Маринеско на берегу Нижнего озера в Калининграде. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Памятник Александру Маринеско на берегу Нижнего озера в Калининграде.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Как награда нашла героя

Что до личного врага фюрера, то дальнейшая судьба Александра Маринеско оказалась сложной. Он не только не получил звезду Героя, но в сентябре 1945 года за очередные проступки был разжалован в старшие лейтенанты и переведен командовать тральщиком. А через два месяца вообще уволен с флотской службы.

Маринеско вернулся на торговый флот, три года отходив старпомом. После списания на берег устроился замдиректора ленинградского НИИ переливания крови. И в 1949 году попал под суд, раздав сотрудникам брикеты торфа, валявшиеся на заднем дворе – это посчитали хищением социалистической собственности. Уголовное дело пересмотрели только в начале 1960-х, тогда же был отменен приказ о разжаловании, что позволило ветерану получать положенную ему пенсию в полном размере.

В 1962-м у Маринеско диагностировали неизлечимое заболевание. «Александр Иванович в госпитале вел себя мужественно, терпеливо сносил мучения, был, как ребенок, застенчив. Ни разу он не упомянул о заслугах и не пожаловался на судьбу», – вспоминал оперировавший пациента хирург. Скончался легендарный подводник 25 ноября 1963 года, а 5 мая 1990-го ему, наконец, было присвоено заслуженное звание Героя Советского Союза.

В ТЕМУ

Помните об «Армении»!

Не отрицая всей трагичности событий на Балтике в январе 1945-го, нельзя забывать, что на войне топили не только немецкие суда. Показательной выглядит судьба советского теплохода «Армения», с началом войны переоборудованного под плавучий госпиталь. Днем 7 ноября 1941 года «Армения» перевозила раненых красноармейцев, медперсонал 23 военных госпиталей, а также эвакуированных жителей Севастополя и Ялты.

Теплоход был атакован самолетом-торпедоносцем Не-111, который сбросил две торпеды. Одна прошла мимо, вторая попала в цель. Всего через четыре минуты «Армения» перевернулась вверх килем и ушла на дно. Спаслось восемь человек, о том, сколько погибло, идут споры до сих пор. В советское время считалось, что около 5 тысяч, но потом некоторые историки увеличили эту цифру до 7-9 тысяч. Ведь судно было перегружено, люди стояли на палубах плечом к плечу. Об «Армении» неплохо было бы вспоминать всем, кто при каждом удобном случае склонен стенать почему-то исключительно о судьбе несчастных беженцев с «Густлова».

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Герои штурма Кенигсберга»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также