2020-02-17T18:10:42+03:00

О них не писали в газетах: «Когда мы шли в атаку, над городом висела красная кирпичная пыль»

Пулеметчик Дмитрий Николаев получил ранение в рукопашной схватке у границы Восточной Пруссии
Поделиться:
Комментарии: comments1
Расчет пулемета «Максим» прикрывает атаку советских солдат.Расчет пулемета «Максим» прикрывает атаку советских солдат.Фото: waralbum.ru
Изменить размер текста:

Рамку с фотографией гвардии старшего сержанта Дмитрия Григорьевича Николаева я заметил на столе отставного полковника полиции Алексея Лаврентьева, об увлечении соколиной охотой которого делал репортаж в сентябре прошлого года.

- Отец? – спросил я.

- Дядя, - ответил он и рассказал, как в детстве растирал специальными мазями ноги родственника, перебитые немецкой очередью. – Я этот домик специально в Славском районе покупал, потому что чуть севернее этого места, в Литве, Дмитрий Григорьевич был тяжело ранен. Можно сказать, эта земля для меня теперь родная, потому что кровью дядьки моего пропитана.

Прорыв «Голубой линии»

Дмитрий Николаев родился в 1920 году в Якутии в поселке Кобяй. Семья его не без потерь пережила Гражданскую войну, и жизнь вообще нельзя было назвать легкой. Новость о начале войны для матери и отца и вовсе стала трагедией – из семьи забрали в армию двух сыновей.

Братьев Дмитрия и Афанасия (отца Алексея Лаврентьева) призвали в армию летом 1942 года. Правда, в дороге Афанасий заболел туберкулезом и был отправлен лечиться, а Дмитрий после прохождения спецкурсов в сентябре 1943 года оказался на фронте.

6-й гвардейский стрелковый полк, в который попал Николаев, готовился к прорыву так называемой «Голубой линии» (рубежей обороны немецких войск на краснодарско-таманском направлении) и находился в районе станицы Крымской (сегодня город Крымск).

В течение 12-14 сентября красноармейцы заняли первую линию немецких траншей. 14 сентября пулеметчик Дмитрий Николаев, когда не прошло и недели его пребывания на передовой, получил первое свое ранение. Следующие пару недель ему пришлось пролежать в медсанбате, зато противник под натиском советских солдат уже к 16 сентября вынужден был сдать хорошо укрепленные позиции и отойти на следующий рубеж.

- Дядя рассказывал моему отцу, что в первые дни нахождения на передовой старшие советовали молодым сливать из фляжек наркомовские 100 грамм и относить пушкарям (так Дмитрий Григорьевич артиллеристов называл), чтобы те перед наступлением их взвода дали пару лишних залпов, потому что снаряды берегли, и артподготовка длилась буквально 2-3 минуты, - говорит Лаврентьев. – Выжившие после боя пехотинцы были благодарны и снова делились водкой.

Дмитрий Николаев (справа) накануне войны.

Дмитрий Николаев (справа) накануне войны.

Освобождение Крыма

В начале ноября 1943 года 2-я гвардейская стрелковая дивизия, в которую входил 6-й гвардейский стрелковый полк, приняла участие в Керченско-Эльтингенской десантной операции. Во время сильного шторма передовые отряды форсировали Керченский пролив в 5 километрах севернее Керчи и, захватив плацдарм, обеспечили высадку главных сил 11-го гвардейского стрелкового корпуса. Эта операция стала началом освобождения Крыма от немцев.

15 апреля 1944 года части дивизии заняли Алушту, а в начале мая они начали штурм немецких оборонительных укреплений на Сапун-горе. В этих боях принимал участие и вернувшийся из медсанбата Николаев. 9 мая был освобожден Севастополь, а 12 мая от остатков немецких войск был очищен мыс Херсонес. 17-я полевая армия вермахта, только на суше потерявшая около 100 тысяч человек убитыми, была полностью уничтожена.

К слову, за штурм Сапун-горы и освобождение Севастополя 6-й гвардейский стрелковый полк, в котором Николаев был пулеметчиком, получил почетное наименование «Севастопольский». Сам же гвардии старший сержант рассказывал своему племяннику, что от смерти его не раз спасал щиток пулемета «Максим».

- Мне дядька то ли в шутку, то ли всерьез, говорил: «Леша, сынок, если будет война – бери пулемет. Живым останешься», - вспоминает Лаврентьев.

Геройский поступок

Летом дивизия Николаева была переброшена в Литву. В составе 1-го Прибалтийского фронта она участвовала в Шяуляйской и в Мемельской наступательных операциях.

6-го октября 1944 года командир отделения Дмитрий Николаев совершил геройский поступок, за который командир 6-го гвардейского стрелкового полка, гвардии подполковник Евгений Монштейн предложил наградить его орденом Красной звезды.

- В бою за населенный пункт Ляли Расейняйского уезда Литовской ССР 6 октября 1944 года товарищ Николаев проявил себя смелым и решительным воином Красной армии, - говорится в наградном листе. - Смело продвигаясь вперед во главе своего отделения, несмотря на сильный пулеметный и минометный огонь противника, он в числе первых ворвался в населенный пункт и завязал с немцами рукопашный бой. В этом бою он ручными гранатами и огнем своего автомата уничтожил 5 немецких солдат.

Однако именно в этом бою гвардии старшему сержанту Николаеву вражеский пулеметчик очередью перебил ноги. Как вспоминал впоследствии ветеран, санитары нашли его только через несколько дней. Сил у бойца уже практически не оставалось.

- Дядя мой так рассказывал о том бое: «Через каждые 30 метров у немцев - кирпичный забор, а за ними – пулеметы. Когда я бежал, меня долбануло по ногам. Я подлетел, упал, к забору этому кирпичному прижался и мертвых ребят на себя навалил. Не помню, сколько времени так пролежал».

В итоге, границу Восточной Пруссии полк переходил уже без Николаева. Однако врачи, похоже, смогли поставить героя на ноги, потому что многие его рассказы были о штурме городов Восточной Пруссии.

- Если в начале войны снаряды берегли, то в конце их уже не жалели, - вспоминал Дмитрий Григорьевич. - У некоторых бойцов от канонады из ушей кровь текла: сначала летели бомбардировщики, потом начинала работать артиллерия, и била она уже не несколько минут, а пару часов. Когда мы шли в атаку, над городом висела красная кирпичная пыль.

Боевые действия дивизия Николаева завершила в середине апреля 1945 года, выйдя на побережье Балтийского моря севернее города Фишхаузен (Приморска), и гвардии старшему сержанту удалось вернуться на родину живым, как и его брату.

В своем родном селе Кобяй, по словам Алексея Лаврентьева, Николаев стал председателем сельсовета. Через 30 лет после Победы он получил направление на операцию – извлечение пули времен войны, но организм не перенес наркоза.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «О них не писали в газетах»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также