Общество

Дело директора библиотеки Нины Рузовой: смягчить приговор не смогла даже прокуратура

Калининградский областной суд поставил точку в рассмотрении апелляции по «библиотечному делу»
Нина Рузова уже не уверена, что найдет в себе силы на новое обжалование.

Нина Рузова уже не уверена, что найдет в себе силы на новое обжалование.

Фото: Владислав РЖЕВСКИЙ

Бывший директор Калининградской областной научной библиотеки Нина Рузова вот уже который год пытается отстоять свое честное имя. Нина Александровна – одна из самых известных и уважаемых калининградских работников культуры. Обвинения в ее адрес не только Рузовой кажутся несправедливыми. Но доказать это никак не удается. Во всяком случае пока.

Напомним суть этой истории. В 2010-2016 годах в областную библиотеку неоднократно трудоустраивали граждан, работу за которых в основном выполняли другие сотрудники. Однако начисляемая за это зарплата уходила не в чей-то карман, а на неотложные нужды учреждения – как правило, очередной срочный ремонт в здании, которому уже 90 лет. Ибо в казне средств упорно не находилось.

В общем, выкручивались, как могли. Знающие люди утверждают: максимум, на что тянут такие нарушения, – «административка». И в подобных ситуациях обычно все решается на уровне учредителя (в данном случае это областное министерство по культуре и туризму). Причем виновному, скорее всего, «светил» бы всего лишь выговор.

Но здесь следствие вело аж ФСБ, было возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 160 УК РФ (присвоение или растрата). Нину Рузову, которая отработала в библиотеке 43 года (из них 23 – директором), сначала уволили, хотя до истечения срока договора оставались считанные дни. А потом Центральный районный суд Калининграда приговорил ее к двум с половиной годам лишения свободы условно.

Кроме нее также был осужден и бывший главный бухгалтер Игорь Башаров. Получив год лишения свободы условно, он не стал обжаловать приговор. Рузова же виновной себя в причинении ущерба родной библиотеке не считает. И подала апелляцию.

Подала апелляцию и прокуратура. Однако отнюдь не потому, что там решили, что Рузова, как говорится, легко отделалась. Там полагают, что суд не учел смягчающих обстоятельств, и попросили снизить наказание.

В ходе нового судебного разбирательства Рузова опять объясняла, что фиктивно на работу никого не брали. А когда люди по каким-то причинам не могли дальше работать, за них трудились другие. В том числе – и сама экс-директор. И что начисляемую за это зарплату все добровольно соглашались направлять на упомянутые выше неотложные нужды, которых в библиотечном здании, построенном в 1930-м для архива Пруссии, хватало. То проводка заискрит, то крыша потечет, то трубу прорвет. Там – грибок, угрожающий книгам, тут – штукатурка на голову падает, здесь – о вздыбившийся паркет спотыкаются…

Было и такое. Получены деньги на оборудование для регионального центра президентской библиотеки. При этом помещение, где было решено разместить центр, остро нуждалось в ремонте. В суде прозвучало, что в материалах дела имеются обращения к учредителю о выделении средств на указанный ремонт. И что ответы давались в духе «денег нет, но вы держитесь». Вот и пришлось делать ремонт за счет библиотечной «кассы взаимопомощи». И на открытии центра все улыбались и хлопали. А потом…

Короче, много возникало сложных, скажем так, ситуаций. Да, не раз можно было взять и закрыться. Однако в библиотеке, сказала Рузова, не сумев сдержать слезы, работают, как правило, «неслучайные люди». Подвижники, единомышленники, болеющие за общее дело. Потому вместо того, чтобы устраивать скандалы, выкручивались, как могли.

Посещая судебные заседания, я все пытался понять, в чем именно состоял причиненный ущерб. Где присвоения, растраты? Может, у Рузовой обнаружились «лишние» деньги на счетах? Или у нее найдены какие-то ценности не по доходам? Но якобы «разворованные» средства, если исходить из того, что говорилось в суде, оставались в библиотеке – в виде тех или иных добрых дел, которые и сейчас можно увидеть, потрогать, оценить. Выходит, бывшего директора обвинили в том, что она тратила деньги на нужды учреждения? И тем самым причиняла ему вред? Где же, наконец, элементарный здравый смысл?!

Пожалуй, единственная реальная претензия: когда Рузова лежала в больнице, ее коллеги часть скопленных сообща на ремонт средств потратили на новогодний стол. Дело в том, что банковская карта находилась в библиотеке у секретаря, причем код был известен. И хотя тратили деньги, покупали на них другие, это тоже повесили на Рузову. А она, никого не впутывая, все погасила из своего кармана…

Многие калининградцы были возмущены приговором. И очень надеялись (особенно после того как стала известна позиция прокуратуры), что облсуд поправит районных коллег. 19 мая в рассмотрении апелляции была поставлена точка. Вынесенное решение – судебный акт оставлен без изменения.

Неужели таким и будет финал 43-летнего служения библиотечному делу, за которое было до этого столько благодарностей? Ведь, как призналась Нина Александровна, она уже не уверена, что найдет в себе силы на новое обжалование…