2020-05-21T20:37:47+03:00

О чем говорят загадочные символы, нацарапанные на коре очень старого бука в Светлогорске?

Автором математических формул, вероятно, был талантливый ученый Давид Гильберт, который в начале прошлого века жил в Раушене
Поделиться:
Комментарии: comments2
Математические формулы на коре столетнего бука.Математические формулы на коре столетнего бука.Фото: Лариса БЫСТРОВА
Изменить размер текста:

В Светлогорске рядом с домом № 5 по местной улице Гагарина растет старый бук. На коре дерева можно разглядеть заплывшие от времени символы и знаки математической формулы, нацарапанной, вероятно, около сотни лет назад. Директор местного музея «Колесо истории» Лариса Быстрова считает, что автором был ни кто иной, как Давид Гильберт, носивший с 1910 по 1920 год звание мирового лидера математиков.

ОПЕРЕДИЛ ЭЙНШТЕЙНА

Чтобы понимать величину Гильберта, достаточно упомянуть один лишь эпизод. 20 ноября 1915 года математик вывел уравнения гравитационного поля, лежащие в основе общей теории относительности, приписываемой сегодня Альберту Эйнштейну. Однако сам Эйнштейн пришел к тем же выводам лишь 25 ноября того же года, зато успел опубликовать свою работу раньше Гильберта, застолбив за собой право на открытие.

Собственно, Гильберт и не претендовал на первенство, великодушно заявляя, что общая теория относительности создана Эйнштейном. Однажды он заметил: «Любой мальчик на улицах Гёттингена понимает в четырехмерной геометрии больше, чем Эйнштейн, И, тем не менее, именно Эйнштейн, а не математики, сделал эту работу».

УЧЕБА В КЁНИГСБЕРГЕ И ЛЕТНИЕ КАНИКУЛЫ В РАУШЕНЕ

Вернемся к буку с формулой на коре. Откуда уверенность, что именно Давид Гильберт мог ее нацарапать?

Будущий ученый родился 23 января 1862 года в Велау (сегодня Знаменск), но вскоре его семья перебралась в Кёнигсберг, так как глава - Отто Гильберт получил место городского судьи. А заодно у Гильбертов появился загородный домик на взморье, в рыбацкой деревушке Раушен (сегодня город Светлогорск), которая на тот момент еще не успела превратиться в популярный курорт. Располагался дом неподалеку от Мельничного пруда. Тут юный математик проводил свои каникулы и заводил новые знакомства. В частности, Давид подружился с дочкой отцовского коллеги - юриста Карла Шмидта. Позже эта девочка станет всемирно известной художницей Кэте Кольвиц.

Отто Гильберт рассчитывал, что сын пойдет по его стопам и после школы пойдет учиться на юриста. Но осенью 1880 года юноша поступил на математический курс «Альбертины», один из самых выдающихся в Германии.

Дом Гильберта в Светлогорске, бывшем Раушене. Фото: Лариса БЫСТРОВА

Дом Гильберта в Светлогорске, бывшем Раушене.Фото: Лариса БЫСТРОВА

СОЮЗ ВУНДЕРКИНДОВ

Вскоре в университете появился творческий союз вундеркиндов, которых вместе с Гильбертом составили два математика еврейского происхождения - Герман Минковский (его семья из-за преследования евреев сбежала из-под Ковно) и Адольф Гурвиц. К слову, они также в будущем окажутся тесно связаны с Эйнштейном: у Гурвица он будет студентом в Цюрихе, а Минковский разработает геометрическую четырехмерную модель теории относительности.

Эта дружба (как и увлечение математикой) не нравилась отцу Давида, но молодые ученые продолжали общаться вопреки его желанию и вскоре нашли «самый интересный и легкий способ» заниматься математикой. Каждый вечер ровно в пять часов все трое встречались для прогулки, где обменивались вновь приобретенными знаниями, мыслями и научными планами. В будущем эту практику математических прогулок Гильберт сделает обязательной для своих студентов.

Такой стиль поведения сильно раздражал чопорную немецкую профессуру, но Гильберт и на этом не останавливался: он устраивал совместные чаепития со студентами, где обсуждал математические проблемы; в теплую погоду мог прийти на лекции в рубашке с коротким рукавом и открытым воротником, что совсем не подобало профессору; разносил цветочные букеты многочисленным пассиям… Бывало даже, что на переднем багажнике своего велосипеда он вез емкость с удобрениями, будто это был какой-то подарок. Авторитет Давида Гильберта сделал нормой такой независимый стиль поведения, который его ученики распространили по всему миру.

В «ГНЕЗДЕ МАТЕМАТИКОВ»

В 1895 году Гильберт по приглашению математика Феликса Клейна переходит в Гёттингенский университет, считающийся «гнездом математиков». Там он возглавляет кафедру, которую в свое время занимали великие Гаусс и Риман. На этой должности Гильберт оставался фактически до конца жизни.

В 1900 году на Втором Международном математическом конгрессе Гильберт читает знаменитый доклад и формулирует список 23-х нерешенных математических проблем, послуживший вектором приложения усилий математиков на протяжении всего XX века. Сразу же после закрытия конгресса Гильберт отправляется отдыхать в Раушен.

Давид Гильберт (крайний справа) с женой и студентами. Фото: Музей "Колесо истории"

Давид Гильберт (крайний справа) с женой и студентами.Фото: Музей "Колесо истории"

ПАЦИФИСТ И АНТИФАШИСТ

Великий математик был и одним из главных пацифистов Европы. Так, в самом начале Первой Мировой войны Гильберт отказался подписать «манифест 93-х» в поддержку действий германских войск. А ведь среди подписантов были такие крупные ученые, как Вильгельм Вин, Феликс Клейн, Филипп Ленард, Вальтер Нернст, Макс Планк, Вильгельм Рентген! На посту главного редактора самого авторитетного математического журнала «Mathematische Annalen» Гильберту хватило смелости опубликовать некролог французского математика Гастона Дарбу. И это в 1917 году, в самый разгар боевых действий! Националисты были в ярости.

Зато после войны немецких ученых не приглашали ни на одну из международных конференций. А вот репутация Гильберта не пострадала. В 1928 году на Восьмом Международном конгрессе математиков в Болонье его встретили всеобщей овацией. К слову, отказаться от участия Давида пытался уговорить профессор Берлинского университета и по совместительству немецкий националист Людвиг Бибербах. Позже он поддержит штурмовые отряды, вступит в НСДАП, и с усердием примется вычищать еврейских коллег из университета. Гильберт же считал, что бойкот принесет только непоправимый вред немецкой науке: «Математика не знает рас, - говорил он. - Для математики весь культурный мир представляет собой единую страну».

Большим ударом для Гильберта был приход к власти нацистов и увольнение всех преподавателей Гёттингенского университета, имевших еврейское происхождение. Зная твердую позицию великого математика, нацисты не уволили его, но преподавательские часы сильно сократили, разрешив читать лекцию по основам геометрии всего раз в неделю.

Однажды нацистский министр образования Бернгард Руст, руководивший перестройкой немецкой системы образования, спросил Гильберта: «Как теперь математика в Гёттингене, после того как она освободилась от еврейского влияния?» Гильберт ответил: «Математика в Гёттингене? Ее больше нет».

ДОМ В СВЕТЛОГОРСКЕ

Восьмидесятилетие Гильберта не праздновалось из-за войны и серьезной травмы математика, который упал на улице и сломал руку. А 14 февраля 1943 года он скончался от осложнений вследствие вынужденной физической неактивности после этого несчастного случая. На могиле математика в Гёттингене высечены его слова: «Мы должны знать. Мы будем знать».

До недавнего времени считалось, что следов Гильберта в бывшей Восточной Пруссии не сохранилось. Однако тот самый загородный дом в бывшем Раушене стоит до сих пор. Геометрия кровли, конечно, изменилась, но облик узнаваемый. Сохранились даже оригинальные ажурные веранды. Правда едва ли сегодняшние жильцы знают, что их дом связан с именем такого человека. Тем более, что здание не является объектом культурного наследия, хотя к годовщине празднования 200-летия курорта команда проекта «Право на наследие» планирует установить мемориальную табличку.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также